Маг на полную ставку.

Глава 774. Более сильный сосуд для душ

 

Монахи уже были доставлены в больницу. В Японии тоже есть свои охотники, однако вопрос уже был разрешен, а сами монахи не хотели поднимать лишней шумихи.

По возвращении в храм Яньмин Мо Фань тут же побежал в комнату, где находилась Му Нин Сюэ. Она уже пришла в себя, а Нань Жунни поила ее свежим грибным супом.

Увидев, что она в порядке, Мо Фань засиял в улыбке.

 – Странно, мне казалось, что я проспал очень долго. Почему же, когда я проснулся, солнце только опустилось за горизонт? – Чжао Мань Янь чувствовал себя очень странно.

Он даже не подозревал о том, что успело произойти за это время, а Мо Фаню было лень рассказывать ему все в подробностях. Уж слишком много происшествий.

 – Когда мы вернулись, те, чьи души были забраны, тоже уже пришли в себя. Из-за того, что они пребывали в таком состоянии очень долгое время, они очнулись ослабленными. После такого они будут восстанавливаться очень долго, – сказал Цзян Юй.

 – Говорят, что в Японии много магических существ. Мы остановились в монастыре, а там тоже так себе местечко!

 – Магическая ассоциация города Сисюн сейчас расследует это дело. Совсем скоро они раскроют наши личности и то, что мы попали сюда незаконно. Мы должны как можно раньше свалить отсюда, да и Токио отсюда далековато, – сказала Нань Цзюэ.

Сисюн находится в самой западной части страны, тогда как Токио расположился на востоке. Придется пересечь всю Японию, чтобы добраться до места назначения, а возможности воспользоваться самолетом у них нет.

На следующий день спозаранку вся команда покинула город Сисюн. Нань Жунни набрала лекарств, обшарив все окрестности.

 – Видели Чжао Мань Яня? Он еще не выпил лекарство, – сказала Нань Жунни.

 – Нет. Я его не видел с самого утра. Ебать, не может же с ним опять что-то произойти! – Мо Фань уже начал переживать.

 – А там его нет? – сказал Цзян Юй, указывая на маленькую дорожку позади храма.

Через некоторое время Чжао Мань выбежал из задней части храма, присоединившись к команде. Гуань Юй, окинув его взглядом, холодно произнес: «Ты можешь просто так не шарахаться по округе, впустую тратя наше время, словно наша миссия – это туристическая поездка?».

Чжао Мань Янь проскользнул к Мо Фаню, встав рядом с ним: «Говорю тебе, вчера у меня был долгий сон, который связан с горой позади храма. Во сне все было так запутано, говорю же, словно в сумраке…».

 – Что, неужели тебе так никто и не рассказал, что же произошло? – вздохнул Мо Фань.

 – Что произошло…, да ладно, не парься ты так. Я пораньше уже успел сбегать на гору позади храма, и как ты думаешь, что я там нашел? – сказал Чжао Мань Янь. Его глаза сверкали.

 – Я предполагаю, что ты нашел там сосуд для душ в форме деревянной рыбы со старинными надписями, – произнес Мо Фань.

Чжао Мань Янь застыл на мгновение, а потом, восхищаясь, сказал: «Ты просто гуру! И до всего это ты можешь додуматься! Это и правда был сосуд для душ в виде деревянной рыбы, который сильно похож на тот, что был в моем сне. Я как раз прихватил его с собой, у меня есть предчувствие, что это очень-очень дорогая штука!».

Сказав это, Чжао Мань Янь распахнул ткань, под которой показался сосуд.

Мо Фань распахнул глаза и автоматически сделал несколько шагов назад.

Чжао Мань Янь, этот дурень, даже не подозревает о том, насколько же опасна эта штука!

 – Ебать! Зачем ты взял это? – Мо Фань смотрел на сосуд, не веря своим глазам.

 – Как, как. Я, конечно, знаю, что воровать нехорошо, но если я не возьму ее, то мне будет казаться, что она зовет меня, и поэтому снится мне по ночам. Этот сосуд точно как-то связан со мной!!! – искренне произнес Чжао Мань Янь.

Мо Фань уже не мог объяснить всю суть ситуации. После того, как они разобрались с Нара Юанькуном, никто даже не мог представить, что эта деревянная рыба относится к запретным предметам, поэтому брать ее нельзя.

Не то что брать, этой штуковины даже касаться нельзя!

Кто ж знал, что Чжао Мань Янь притащит этот сосуд, который снился ему!

Неужели запрет на него не распространяется?

 – Нань Цзюэ, глянь, как такое возможно? – Мо Фань тут же окликнул девушку.

Нань Цзюэ провела внимательный осмотр и сделала вывод, что между Чжао Мань Янем и этим сосудом осталась еще духовная связь. Непонятно, притащил ли он эту штуку, потому что между ними была духовная связь, или же потому, что сосуду для душ нужен был новый хозяин…

Мо Фань вытянул руку, чтобы прикоснуться к сосуду, и, как и следовало ожидать, желтая запретная сила тут же дала о себе знать. Эта сила была настолько мощной, что перепуганный Чжао Мань Янь тут же поспешил швырнуть эту вещицу.

Деревянная рыба моментально восстановила свой изначальный вид сразу после того, как Чжао Мань Янь вновь поднял ее.

Нань Цзюэ нахмурила брови в размышлениях.

Она посмотрела на Мо Фаня и отозвала его в сторонку.

 – Как такое может быть? Что, в конце концов, происходит с этим сосудом? Не стоит брать его с собой, – сказал Мо Фань.

 – Во-первых, деревянная рыба уже признала своего нового хозяина. Им стал Чжао Мань Янь, душу которого она поглотила первым. Думается мне, что между тем миром грез и Чжао Мань Янем существует связь. Тогда это был не сон – вполне возможно, что его душа каким-то образом проникла в деревянную рыбу, и в итоге, его душа получила признание этой штуковины, – произнесла Нань Цзюэ.

Запрет распространяется на всех остальных, включая Му Нин Сюэ и Мо Фаня.

 – И такое возможно? – вопрошал Мо Фань.

Чжао Мань Янь всего лишь погрузился в сон, и таким образом смог завладеть такой ценной вещицей?

 – По логике вещей, ты был тем, кто уничтожил демона этой деревянной рыбы, а значит, сосуд признает, что ты обладаешь более мощным потенциалом. Я только обратила внимание на то, что тебя сосуд отталкивает с усиленным запретом. Не то, чтобы отталкивает… скорее опасается. Согласно моим рассуждениям, у деревянной рыбы на протяжении многих лет не было хозяина, поэтому она могла подпитывать только демона. В обычной ситуации сосуд изберет новым хозяином того, кто уничтожил его демона. Однако именно тебя деревянная рыба усиленно избегает, это может произойти в связи с тем, что на твоем теле уже есть более мощный сосуд для душ, который превосходит по своему уровню деревянную рыбу! – глаза Нань Цзюэ сверкали.

Мо Фань обомлел. Он опустил свой взгляд на темный талисман, что висел на его шее. Нань Цзюэ тоже смотрела на него.

 – Правильно я говорю, Мо Фань? – она посмотрела прямо в глаза мага.