Маг на полную ставку.

Глава 765. Поиски призрака мира грёз

 

Мо Фань и Ай Цзян Ту были настроены спасти околдованных магов, но это можно было сделать, разобравшись со всей этой чертовщиной.

Как и сказала Нань Цзюэ, что чтобы понять все эти сложные штуки, нужно представить, что это другой мир – мир грез. Чтобы справиться с тем существом, не оставляющим ни тени, ни следов, нужно войти в ее потусторонний мир.

Цзян Шао Сюй сделала так, как сказала Нань Цзюэ – загипнотизировала Мо Фаня и Ай Цзян Ту. Но Нань Цзюэ точно не знала, как ввести их духовную сущность в деревянную рыбу.

На самом деле, эта деревянная рыба (на которой отбивался такт при чтении молитв) использовалась для магии элемента проклятия. Это проклятие всасывало духовную энергию в рыбу, заточив ее в ловушку. А японцы, жившие в этих местах, тоже становились околдованными!

Говоря о том, что жители становились околдованными – это не преувеличение. Использование магии элемента проклятия наносило духовной энергии огромный удар!

Во время гипноза, Мо Фань почувствовал, что веки его стали очень тяжелыми. Он закрыл глаза, сидя рядом с деревянной рыбой.

Но странным было то, что, закрыв глаза и снова их открыв, Мо Фаню показалось, что он почти полностью пришел в себя.

Маг посмотрел на рядом сидящего Ай Цзян Ту и понял, что он только-только открыл глаза, так как парень был в таком же состоянии, как и Мо Фань несколько секунд назад.

 – Ебать! – неожиданно выругался Мо Фань.

Ай Цзян Ту поднялся, огляделся вокруг и понял, что Цзян Шао Сюй и Нань Цзюэ исчезли!

 – Что произошло? Где они? – Мо Фань начал оглядываться в испуге, но в этом старом храме не было видно и следа девушек.

 – Деревянной рыбы тоже нет. Куда они так быстро испарились? – сказал Мо Фань.

 – Как бы там ни было, давай лучше пойдем и отыщем их – ответил Ай Цзян Ту.

С Му Нин Сюэ и Чжао Мань Янем произошло что-то непонятное, еще и Цзян Шао Сюй и Нань Цзюэ как будто испарились. Что вообще происходит?

Парни пошли по дороге от храма, но вскоре заметили, что место это было необычным.

Они точно помнили, что, когда шли сюда, видели тропинку, поросшую травой, а каменные светильники были спрятаны в пышных зарослях.

Но сейчас тропинка была совершенно пуста, на каменных ступеньках даже не было пыли.

 – Что произошло? – спросил Мо Фань.

Ай Цзян Ту тоже не знал, что тут творится, все это было очень странным.

Маги прошли вперед и вернулись по этой новой дорожке в храм. Придя туда, они увидели, что храм был наполнен людьми, что тоже отличалось от реальной ситуации.

На кухне за храмом семеро монахов перетаскивали овощи, которые лежали в больших корзинах. А толстый монах давал указания остальным.

 – Эй, вы двое!... Вход на задний склон горы запрещен, храм не открыт для паломников. – сказал с раздражением толстый монах, увидев Мо Фаня и Ай Цзян Ту.

Ай Цзян Ту и Мо Фань беспомощно посмотрели друг на друга, не зная, что ответить. На самом деле, они оба не поняли, что сказал монах, так как он говорил на японском языке.

Маги снова вернулись в храм и увидели, что к нему тянулась вереница паломников, которая постепенно входила в каменные ворота храма.

Мо Фань и Ай Цзян Ту быстро побежали к храму, чтобы отыскать Нань Жунни, Му Нин Сюэ и Чжао Мань Яня. Прибежав туда, они увидели, что храм был наполнен японцами, появившимися из ниоткуда. Им никак было не найти магов в такой толпе.

 – Мы что, сошли с ума? – Мо Фань в панике смотрел на этот храм

Ай Цзян Ту ничего не ответил, лишь посмотрел на стену храма и только тогда сказал: «Мо Фань, возможно, мы находимся в мире деревянной рыбы».

Мо Фань остолбенел, но очень быстро понял смысл слов, сказанных Ай Цзян Ту.

 – То есть, ты думаешь, что мир, который находится внутри деревянной рыбы, это и есть храм? – испуганно спросил Мо Фань.

 – Да, Нань Цзюэ говорила, что мы попадем в другой мир, который находится в этой штуковине. В реальном мире мы спим, а сознание наше блуждает в мире грез других людей. – сказал Ай Цзян Ту.

Мо Фань замолчал, ему нужно было хорошенько обдумать услышанное.

Девушка Гун Тянь была существом из деревянной рыбы, но мир внутри этой рыбы наполовину создан из ее воспоминаний, включая монахов, паломников, городских жителей…

 – Точно… Мы и правда находимся в мире грез, но сами не заметили, как туда переместились! – тяжело вздохнул Мо Фань.

При соединении магии элемента проклятия и духа, можно создать кошмар, ничем не отличающийся от реальности. Дух проклятых людей оказывается погребенным навсегда в мире грез. – сказал Ай Цзян Ту.

Ай Цзян Ту обладал элементом проклятия, поэтому довольно спокойно отнесся к данной ситуации.

– Раз уж мы находимся в мире иллюзий и снов, то разве мы не можем делать все, что придет нам в голову? – спросил Мо Фань.

Ай Цзян Ту помотал головой: «Лучше так не думать. Этот мир иллюзий приравнивается к реальности – если мы убьем кого-нибудь здесь, то магический суд это обнаружит и приговорит нас к смертной казни. А если наша духовная энергия погибнет здесь, то мы никогда уже не проснемся в реальном мире.»

 – Как будто здесь не совсем реальный мир. У нас нет вкусовых ощущений и обоняния. – сказал беспомощно Мо Фань, жующий кочерыжку, взятую на кухне.

 – Но боль – то мы чувствуем – ответил Ай Цзян Ту.

 – Ладно, я так и не понял ничего об этом мире грез. Давай лучше быстрее найдем это чертово существо, этого призрака мира грез. – сказал Мо Фань.

Но мир грез все же не был реальностью. Успокоившись, Мо Фань решил хорошенько рассмотреть и понять, что здесь происходит. И вскоре он обнаружил, что между реальностью и этим миром было очень много различий. Состояние было таким, словно он еще не проснулся, но уже не спал – зрение, обоняние, слух, осязание как будто находилось во сне…

Мо Фань только что понял, что он не чувствовал вкуса, жуя эту кочерыжку, но почувствовал едва уловимый запах…

Этот запах был запахом розы, который обычно исходил от Цзян Шао Сюй, как будто девушка была совсем рядом.

На самом деле, Цзян Шао Сюй была в реальном мире, и она подошла посмотреть, спит ли Мо Фань.

Цзян Шао Сюй и не думала, что ее запах потревожит Мо Фаня в мире грез…

Но, находясь перед храмом, Ай Цзян Ту и Мо Фань поддались сомнениям… Где они найдут этого чертова призрака, если люди в этом мире грез были словно живыми, не было никаких отличий…