Маг на полную ставку.

Глава 763. Сосуд призрака мира грез

 

Путь за горы оказался даже длиннее, чем предполагалось. По обе стороны узких тропинок каменные фонари заросли сорняком, который переползал на дорогу, преграждая путь.

По местной растительности очевидно, что людей тут встречают не охотно, что крайне раздражало Мо Фаня, и на каждую подобную растительную преграду, тот отвечал пламенным ударом.

Тропа начала подниматься в гору, и тянется до самой вершины горной долины, там Мо Фань заметил необыкновенно древнее кирпичное сооружение, скрывшееся под густым деревом, и заросшее рощей сорняков, если бы не еле заметная тропа, то вряд ли бы вообще его нашли.

— Давай лучше я, а то ты еще и здание спалишь, – поторопился успокоить Мо Фаня Ай Цзян Ту.

Только он сказал, как его взгляд стал суровым, и тут же начал испускать серебристое сияние. Заросли травы перед ними начали загибаться и, с хлопком, ломаться.

— Разбить!

Одежда Ай Цзян Ту колыхнулась, под мощным ветром, который пронесся до домика, расчистив за собой дорогу.

После этого сразу стало видно здание полностью.

Это был открытый буддийский храм, очень маленький: три ступеньки, терраса, а за ним гостевая комната.

Мо Фань поднялся, и обратил внимание на толстый слой пыли на вещи, лежащей посреди комнаты…

***вздох***

Мо Фань громко дунул, и это оказалось деревянной игрушкой в форме рыбы*, раньше она явно была гладкой и блестящей, и использовалась для отбивания звуков, вся она была покрыта архаичными узорами, переплетающимися с буквами, не похожими на японские иероглифы, скорее напоминающие какие-то древние магические символы!

Мо Фаню показалось это знакомым, и он уже видел весь этот хаос букв.

—Что здесь делает деревянная рыба? – Мо Фань провел рукой по ней, она действительно была идеально гладкой, и тут из дерева вырвалась бриллиантово-желтая молния, ударив Мо Фаня в палец, что тот аж одернул руку!

— Запрет? — удивленно сказала Цзян Шао Сюй, посмотрев на деревянную рыбу.

Мо Фань почувствовал, как его палец онемел, внимательно смотря на искорки, проходящие по дереву.

— Похоже на магический артефакт, странно, почему он здесь? — сказала Нань Цзюэ.

Нань Цзюэ была отлично осведомлена о различных магических артефактах, она подошла к деревянной рыбе поближе и внимательно ее осмотрела.

Мо Фань был удивлен еще больше, так как раньше никогда не слышал о таких магических артефактах, неужели, побив по этой деревянной рыбке можно в клочья разорвать противника?

Ладонь Нань Цзюэ остановилась над гладкой поверхностью деревянной рыбы, не прикоснувшись к ней.

Она закрыла глаза, и сконцентрировалась на деревянной рыбе, желтая молния снова не появилась, наоборот успокоилась и окончательно исчезла.

— Должно быть защитный артефакт, но его эффект не просто, как у оборонительного щита, а есть в нем нечто потайное, – сказала Нань Цзюэ.

— Мне только нужно знать, связанна ли эта игрушка с тем, что они были околдованы? — сказал Мо Фань.

— Это пока не понятно. Дай мне немного времени, я может смогу узнать, что на ней написано, эта вещь крайне древняя, я видела нечто такое только в Ханчжоу, – с серьезным видом сказала Нань Цзюэ.

Дороги вперед вроде нет, и продвигаться вглубь смысла нет, потому и остаётся только сидеть рядом и ждать Нань Цзюэ.

Но когда Нань Цзюэ упомянула Ханчжоу, до Мо Фаня тоже кое-что дошло!

Он вспомнил остров, на который Тан Юэ взяла его с собой, помнится, там был древний терем, стены которого были исписаны странными разномастными символами, и эти символы на деревянной рыбе, больно уж напоминали их.

— Этот заперт все еще силен, она сможет взломать его? – сказала Цзян Шао Сюй, стоявшая рядом, она тоже обладала широким кругозором и ей было интересно происходящее.

Ай Цзян Ту был хорошо знаком с Нань Цзюэ, потому он взглянул на ее, и сказал: «Планы, запреты, древние проклятия – ее область, я думаю, не много магов лучше нее знают о запретах.»

Запрет – своего рода, ограничение на то, чтобы кто-то другой прикасался к вещи, по силе равное магии человека, заколдовавшего его, и подобно магическому кругу, требует особых средств, чтобы магия поддерживалась.

Домашняя утварь – лучший переносчик запретов, потому эти хаотичные магические символы на деревянной рыбе возможно и создают магический барьер, и если кто-то тронет ее, то тут же высвободит настоящую ее мощь.

Сила желтой молнии, которая только что прошла по ней была не малой, и даже Мо Фань, который культивировал молнию, снова не решится трогать предмет.

И самое главное то, что если не снять запрет с магического артефакта, то и использовать его не получится.

Прошло не мало времени, а Нань Цзюэ также сидела, нахмурившись над деревянной рыбкой, очевидно, что задача оказалась довольно тяжелой.

Цзян Шао Сюй только собиралась заговорить, как Нань Цзюэ закончила и открыла глаза.

— Ну, как? – спросил Мо Фань.

Мо Фаню была безразлична сама деревянная рыба, а только ее связь с Гун Тянь.

— Я думаю, тебе нужно посмотреть на девушку, вполне вероятно, что она окажется сосудом призрака мира грез, – сказала Нань Цзюэ.

—Призрак мира грез? Что это? – удивленно спросил Мо Фань.

— Это древнее существо, потому как для его появления нужно очень много времени… Вы должно быть знаете, что магические артефакты и инструменты бывают разных рангов: обычные, искусные, духовные… Искусные обладают духовной природой, а у духовных, в прямом смысле есть душа, – сказала Нань Цзюэ.

Мо Фань знал о подобном различии в рангах, оно похоже на разделение в стихийной магии: обычное, искусное, духовное…

— Духовный сосуд обладает своими природными склонностями, также обладает своей душой, но когда проходит много времени, и душа оказывается очень сильной, то она может развиться до призрака мира грез. Этот призрак очень похож на элементных существ, и рождается прямиком из своего сосуда!

________________________________

Деревянный щелевой барабан в виде рыбы, использующееся в буддийских монастырях для удержания ритма во время церемоний и молитв.