Маг на полную ставку.

Глава 711. Женщина-мотылек

 

- Мо Фань, утро!

- Знаю.

- Об этом можно разузнать на байду* (китайский прототип гугла)? – тихонько спросила Синь Ся.

Мо Фань смущенно почесал голову и опустил телефон.

Он столько раз спасал тысячи человеческих жизней, но почему, когда дело коснулось поистине «мужского» дела, за всю ночь у него ничего не получилось?

Где же крылся ответ на этот вопрос? Он закрыл глаза… он так и не смог найти этот гребанный рассадник!!!

- Давай немного поспим, а после обеда пойдем по магазинам, развеемся. А вечером можем опять попытаться, окей? – искренним голосом говорил Мо Фань Синь Ся.

Синь Ся кивнула головой и с усталым видом прильнула к груди Мо Фаня.

Очень скоро она заснула, так и не отпуская руки Мо Фаня.

Мо Фань, подумав, что она уже крепко спит, достал телефон и вновь стал гуглить вопрос, который его так беспокоил.

Эх, все то же самое… ну и фиг с этим! Надо поспать… хоть он и потерпел неудачу как мужик, зато он не погиб в Сиане!

В 2-3 часа дня на улице была прекрасная комфортная погода. Неспелые фрукты мандаринового дерева в одном из ресторанов так и переливались блеском!

В узком переулке раздавались шаги. Несколько девушек шли и смеялись от души. Их смех был настолько искренним и звонким, что нельзя было не обернуться и не посмотреть на них.

Причесавшись и приодевшись, Мо Фань гулял по улочкам Учжэня.

Синь Ся сама катила свою инвалидную коляску. Она восторженно слушала истории об Учжэне из уст Мо Фаня. Только когда они подходили к ступенькам, она останавливалась и обращала свой сверкающий взгляд на Мо Фаня.

- Мо Фань, ты можешь не думать о том вопросе? – искренне и с толикой смущения произнесла Синь Ся.

- Эм… так я и не думаю, - засмеялся Мо Фань. Несколько шагов спустя, он выпалил: «Ох, твою ж мать!».

Впереди не было ступеньки, и Мо Фань чуть не разбился. Хорошо еще, что у магов высокого уровня выносливое тело, поэтому он не свернул себе шею.

Спотыкнувшись, Мо Фань отряхнулся. Он тут же вспомнил о том, что Синь Ся была в коляске, поэтому, поднявшись ступенькой выше, он и еще один человек стали спускать коляску вниз.

Несколько девушек рядом уже стали смеяться, поэтому Мо Фань поспешил увезти Синь Ся оттуда.

Добравшись до дворика антикварной лавки, Синь Ся внезапно остановила Мо Фаня.

- Что случилось? – с непонимающим видом спросил Мо Фань.

- Посмотри на землю, - Синь Ся показывала на проход впереди.

Мо Фань, почесав затылок, прошел вперед. Там он обнаружил большое скопление мертвых насекомых. Он отмел их в сторону, иначе дальше пришлось бы проходить прямо по ним.

Только Синь Ся могла переживать по этому поводу, ведь любая другая девка бы еще и возмущалась, что мертвые насекомые приклеиваются к подошве ее обуви!

- Эх, их погибло так много, потому что они испили моей крови! – произнес Мо Фань.

- Так это вроде мотыльки, а не комары. И вчера в нашей комнате были мотыльки, а они не сосут кровь, - сказала с уверенностью Синь Ся.

- Да какая разница… один фиг, смотреть противно! – произнес Мо Фань, прокатывая инвалидную коляску дальше.

В Учжэне очень много различных двориков, лавок и проулков. Здесь можно было найти всякую мелочь: зонтики, повязки, шпильки, чехлы на телефоны, кошелечки…. Все это предприимчивые здешние продавцы сбывали каждый день.

- Ну как что произошло??? Я же говорил тебе, чтобы ты отмел этих отвратных мелких тварей! Это все влияет на количество клиентов! Только и знаешь, что целыми днями балду пинать! – послышался крик хозяина лавки при входе.

Молодой человек в серой фетровой шляпе неуклюже отыскал веник и стал им сметать насекомых в мусорку.

Мо Фань окинул взором округу: видимо, куда бы они не пошли в этот день, им везде будут попадаться эти мотыльки.

Однако, если подумать, то весь город усыпан этими мотыльками. Именно в этом месте они обладают большей живучестью. Даже влюбленные парочки при всех стараниях не смогут расплодиться подобно им.

- Вас двое… - лысый хозяин лавки встречал Мо Фаня и Синь Ся. Увидев, что Синь Ся сидит в инвалидной коляске, он был удивлен, однако потом снова перевел свое выражение лица в приветственный настрой.

Мо Фань и Синь Ся уже привыкли к подобным разглядываниям, поэтому уже не обращали на это никакого внимания.

Синь Ся рассматривала украшения для волос, а Мо Фань прогуливался по магазинчику. Увидев, что все мусорное ведро буквально забито мертвыми мотыльками, он спросил: «Хозяин, неужели в вашей местности может быть так много этих насекомых?».

- Да, верно. Все конца-края им нет. Администрация города уже сколько раз пыталась травить их, однако с наступлением весны их становится еще больше. Как же я ненавижу их! Как только увижу, так сразу прибить хочется! – ответил лысый хозяин.

- Мне тоже они не нравятся, - произнес Мо Фань.

- Эх, да кому ж они нравятся? Помню, в один год их налетело так много, что и наплыв был похож на пекинский или шанхайский смог – ничего нельзя было разглядеть! Каждому жителю перед выходом на улицу приходилось заматываться…. Если была хоть одна щель в одежде, то они тут же забивались туда. Конечно, в этом нет ничего опасного, но вот противно…. – жаловался лысый хозяин лавки.

- Все так плохо? – спросил Мо Фань.

Если мотыльки были подобны смогу, то сколько ж их должно было налететь?

- От дизенсекции нет никакого толку! Я говорил, что тут есть женщина-мотылек, однако никто не верит мне. В тот день я с друзьями пил допоздна, и когда я шел один по дороге среди ночи, то увидел женский силуэт с большими крыльями как у мотылька. Фигурка у нее была, что надо, да и одежды мало… белоснежные ноги…. Я только приблизился, а она, взмахнув крыльями, исчезла. – говорил тот самый паренек в шляпе.

Лысый хозяин подошел к нему и ударил по голове, приговаривая: «Ах, ты, поганец! Еще ходишь с друзьями пить на мои деньги из лавки? А теперь сочиняешь байки, что тебе привиделась девица с крыльями???».

- Я говорю правду. Такая девушка действительно есть, и об этом говорю не только я. – сказал мальчишка-ассистент, убегая.

- И я должен тебе верить? Я тебе не дядька! А может, тебе и лавку эту подарить?! – говорил лысый, догоняя его.

- Сам сказал! Сегодня вечером я пойду и дождусь ее…. Сфотографирую, а затем покажу тебе, и если это окажется правдой, то ты отдашь лавку мне! – кричал паренек.

- Эх, давай-давай! – ругался хозяин.