Легендарный Скульптор Лунного Света.

47 Том: Глава 2. Звезда-ребёнок

 

Возле дома Ли Хена в ряд были припаркованы автомобили премиум-класса.

За счёт популярности Королевской Дороги хорошо поднялись телеканалы не только Кореи, но и всего мира.

Крупнейшие зарубежные телестанции прислали своих представителей, чтобы присоединиться к переговорам относительно Квеста на Мастера Ваяния.

"Я бываю здесь так часто, что запомнил, где находится эта улица".

"А я даже запомнил точный адрес".

Представители телестанций обменивались друг с другом любезностями.

"Директор Сон-ним, ваши рейтинги по выходным дням довольно высоки в последнее время. Тематика вашей программы очень необычна".

"Я тестирую новую передачу, где отряды, состоящие полностью из девушек, ходят в приключения. Показы Моры также поднимают рейтинги. Народ ещё не успел устать от отрядов симпатичных девушек, путешествующих по её окрестностям".

"Это очень здорово. В последнее время в Королевской Дороге также можно часто услышать о концертах певцов. Там легко найти место, построить сцену и собрать аудиторию, поэтому многие отдают предпочтение виртуальной реальности".

"Я знаю. В Море и в Городе Рассвета места проведения концертов полностью забронированы уже на год вперёд".

"А почему бы для проведения концертов не сделать дополнительные места? Разве проблемами с подготовкой мест для концертов в Королевстве Арпен занимаются не ОРК-Коммуникации?"

"Кажется, они сейчас заняты каким-то другим строительством... На севере множество людей".

Соревнования певцов из реальности имели огромный успех.

Множество певцов и музыкантов создавали персонажей в Королевской Дороге, конкурировали при помощи своих навыков пения подобно бардам, и становились известными.

Реакция зрителей также была очень жаркой, и в итоге это стало одним из самых массовых развлечений в Королевстве Арпен.

Время встречи было назначено на 3 часа дня.

Дверь в дом Ли Хена всегда открывалась точно в промежуток между обедом и ужином.

"Щенята, вы здорово подросли".

Представители телестанций поторопились войти в дом Ли Хена.

А сотрудник КМС Медиа принёс для собак Ли Хена дорогие рёбрышки.

"Отлично. Кушайте много".

Супчик-2 и её щенки начали грызть рёбрышки.

Сотрудники других телестанций с сомнением смотрели на то, что он делал.

"Это разве необходимо?"

"И не говори. Сейчас же не эпоха Чосон, где нужно было приветствовать собак".

Представители телестанций посмеиваясь вошли в гостиную, где их ждал Ли Хен.

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

"Директор Сон, пожалуйста, присаживайтесь здесь. Директор Парк, мои поздравления по случаю вашего повышения. Я подготовил для вас удобное место".

В доме Ли Хена не было просторной гостиной. Гости навещали его лишь иногда, поэтому количества стульев здесь было недостаточно.

"Будет не очень удобно, но, пожалуйста, присаживайтесь".

Ли Хен выделил для них подушки, чтобы те сидели на полу, и иностранцы это восприняли как нечто само собой разумеющееся.

"Спасибо, господин Ли".

Однако южнокорейские представители вели за подушки тонкую психологическую войну.

Распределение подушек среди представителей телестанций казалось случайным, но у них была чёткая система.

'В прошлый раз, когда я сюда приехал, я сидел на полу, но я послал ему на Новый Год дикий женьшень, и на этот раз я получил стул'.

'Мой подарочный набор на праздник был скромен. Куоох. Из-за департамента по связям с общественностью я получил дырявую подушку! Те парни...!'

Также было различие в напитках, которые подал им Ли Хен.

Холодная вода давалась тем, кто приехал на переговоры без каких-либо подарков.

Апельсиновый сок был дан тем, кто отдал подарки при входе.

Несмотря на то, что поданный апельсиновый сок был куплен на рынке, те, кто его не получил, испытали острое чувство потери.

'Я, конечно, слышал, что он скряга, но чтобы настолько...'

'Невероятно. Он налил мне всего полстакана апельсинового сока! Это значит, что ему понравилось качество подарка, но количество было слишком маленьким'.

'Я рад. Мой стакан с апельсиновым соком заполнен доверху. Переговорный процесс пройдёт немного лучше'.

Представители иностранных телестанций просто смеялись и весело проводили время.

'Что с Виидом? Такое чувство, что что-то не так. Я думал, он будет более резким. Значит, всё хорошо'.

'Как замечательно'.

Далее зашёл разговор о заключении контракта на передачу. Ли Хен кратко описал квест, который проходил в настоящее время.

"Как вы, возможно, знаете, я прохожу Квест на Мастера Ваяния. И мне остался заключительный шаг!"

"Охх".

Представители телестанций повставали со своих мест.

Люди всё ещё продолжали наблюдать за соревнованием тех, кто стремился стать мастером первее прочих. Однако многие отказывались от Квеста на Мастера, так как знали, что со временем он становится чрезвычайно трудным.

Всевозможные риски от выполнения квеста!

Люди не хотели погибать только для того, чтобы полностью освоить свой класс.

'Бог Войны Виид, он находится на последнем этапе Квеста на Мастера'.

'Он бог тяжёлого труда'.

'Он выполняет абсолютно все квесты. Он выглядит самым что ни на есть обычным... Но он не тот, кем кажется'.

'Сильный парень. В прошлом СТС Медиа нужно было получить на него монополию'.

'Что за люди эти корейцы? Практически весь мир виртуальной реальности находится во власти южнокорейцев'.

Ли Хен высокомерно посмотрел на представителей телестанций.

"Но я не делаю обычный квест на мастера. Я достиг этого этапа после изучения новой техники ваяния. Возможно, вы больше никогда не сможете увидеть никакого другого мастера ваяния. Куук. Во процессе я успел испытать и горе, и сожаление".

Его воспоминания о событиях прошлого были полны трудностей, а иногда и вовсе кошмаров.

Ли Хену не было больно, но для атмосферности он схватился рукой за бок и сложился пополам, чтобы произвести нужное впечатление.

"Так или иначе, если эта работа будет выполнена успешно, вероятно, я стану первым мастером. Стать первым, ваяя скульптуру звезды, что тоже является великолепным материалом. Многие зрители захотят это увидеть".

В долгих объяснениях не было никакой нужды.

Для телестанций этого уже было достаточно, чтобы понять, что высокие рейтинги гарантированы.

'Это отлично'.

'Это будет самый продаваемый контент'.

Квесты Виида всегда получали высокие рейтинги.

Даже просто вырезающий и продающий на рынке статуэтки, Виид получал 10%-е рейтинги, поэтому большое количество аудитории при показе квеста мастера было гарантировано.

'Прямо сейчас множество игроков наблюдают ночью за звёздами'.

'Культ Травяной Каши. Они большие поклонники Виида, так что мы должны удовлетворить их любопытство. Это единственный способ, которым мы можем остановить хаос, творящийся на форумах'.

Форумы телестанций просто утопали в сообщениях от телезрителей.

Каждый раз, когда они показывали квесты и охоту Виида, они срывали джекпот.

Примерно год назад телестанции подверглись массовой атаке комментариями от участников травяной каши.

Модераторы форумов удаляли все их сообщения одним кликом, даже не просматривая содержание. И впоследствии телестанции глубоко об этом сожалели.

Количество посетителей из сайтов резко упало!

Члены Культа Травяной Каши были ярыми поклонниками Королевской Дороги.

Они начали играть в Королевскую Дорогу не так давно, однако были более активными.

Была затронута не только посещаемость их сайтов, но и рейтинги телепередач.

Теперь форумы считались с участниками травяной каши, и те составляли две трети всех посетителей.

Особенно в Южной Корее.

Причём с участниками травяной каши считались не только крупнейшие телестанции всего мира, связанные с Королевской Дорогой, но и все крупнейшие ресурсы в интернете.

Участники травяной каши вели активную деятельность в таких соцсетях как Weibo, Facebook и Твиттер.

Репортёры и телезнаменитости в статьях и интервью часто обмолвливались, что являются членами Культа Травяной Каши.

О них даже написала известная экономическая газета Великобритании.

Культ Травяной Каши коренным образом изменил электронные СМИ.

Культ Травяной Каши был рождён в Королевской Дороге ради свободы, приключений и счастья.

Когда они вовсю развлекались в игре, они меньше переживали из-за суровой реальности.

Расширение Культа Травяной Каши было удивительным.

Каждый день к ним присоединялось более миллиона человек, и у них не было никаких ограничений по возрасту и способностям.

К Культу Травяной Каши присоединялись простые люди и у него было множество филиалов.

Его участники были храбры, прилежны, и стремились обучаться и развивать свои навыки ради светлого будущего.

Культ Травяной Каши можно было назвать очередным прорывом в развитии социума.

Кроме того, нельзя было игнорировать влияние Культа Травяной Каши и на экономику.

Международные универмаги, рынки сбыта, авиакомпании, отели, парки развлечений, мобильная связь и рестораны высокого класса — все считались с членами Культа Травяной Каши.

Предоставление им услуг не требовало никаких ежегодных платежей, так как все участники были лояльны и дружелюбны по отношению друг к другу.

Сотни компаний и институтов экономических исследований изучали массовые эффекты в экономике по отношению к Культу Травяной Каши.

- А что, если Культ Травяной Каши создаст свою социальную сеть? Разве мы не станем лидерами на рынке всех глобальных социальных сетей благодаря сотням миллионов игроков?

- А что насчёт того, чтобы основать телестанцию Травяной Каши?

- От телестанций до моды, детских игрушек, спортивных соревнований, предметов роскоши и мобильной связи — всё это легко можно запустить на рынки, если использовать бренд Травяной Каши.

Международные компании и научно-исследовательские институты прогнозируют электронную экономическую революцию, основанную на виртуальной реальности.

Кроме того, доктрины Культа Травяной Каши без сомнений способны стать оппозицией диктатуре в странах третьего мира или поднятию революций ради смены политической власти.

Представителям телестанций просто необходимо было заключить контракт с Ли Хеном.

Ли Хен одному за другим раздал им листки бумаги.

"Напишите любую сумму, какую захотите".

Директор Шин из Нью Менеджмент Медиа получил листок первым.

"Написать сумму?"

"Контракт будет заключён при помощи аукциона. Независимо от страны и зрительских рейтингов, я буду сотрудничать лишь с семью компаниями, которые предложат самые высокие суммы. Для них не будет никакого ограничения по количеству трансляций в день, и кроме того, я соглашусь получать средние фиксированные отчисления".

"Умм".

После получения листков бумаги, представители телестанций начали бешено думать.

'Какую сумму мне написать?'

'Цена без сомнений будет гигантской. Крупнейшие телестанции определенно попробуют выиграть этот контракт'.

'От моего нынешнего вложения будет много прибыли. Особенно учитывая рекламные ролики, которые компании будут размещать на нашем канале. Но какой должна быть выигрышная сумма? Вся проблема в других телестанциях'.

В то время как представители телестанций нервно ёрзали, Ли Хен спокойно продолжил.

"Также вы должны будете отдавать мне 15% прибыли от размещения рекламных роликов в прямом эфире и при повторах".

"А?"

"Это важное условие, которое вам придётся учитывать сразу".

Представители телестанций написали максимальные суммы, на которые были способны.

У телестанций из Соединенных Штатов, Китая и Японии было множество телезрителей, и они были готовы заплатить крупную сумму.

Внутренние телестанции, обладающие самыми высокими средними рейтингами, включая КМС Медиа, сразу же решили пойти ва-банк.

Когда представители телестанций собрались уходить, Ли Хен раздал им визитные карточки.

В отличие от обычных визитных карточек, содержащих имя и должность, визитки Ли Хена содержали совсем иную информацию.

Ли Хен: 5 октября.

Союн: 22 апреля.

Ли Хаян: 9 июля.

Бабушка: 7 января.

"Что это?"

Спросил Директор КМС Медиа, взяв визитную карточку.

"Дни рождения моей семьи. Будет хорошо, если вы запомните эти даты".

Ли Хен имел над телестанциями огромную власть.

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

Виид решил дать скульптуре звезды временное название.

"Может, Б-612?"

Астероид из Маленького Принца!

Он увидел это название в сборнике рассказов, который прочитал, будучи ребёнком.

"Хм. Но времена изменились. Назову её более простым именем: Звезда-ребёнок".

Это была округлая скульптура звезды, ещё не сформированная должным образом.

И хотя она была огромной, это была всего лишь одна из многих звёзд во вселенной, если смотреть на неё издалека.

Она не являлась синей планетой с белыми облаками, как Земля, и её особенности, за исключением состава, было трудно определить.

"Она должна производить хорошее впечатление".

Он по привычке стал доставать Нож Скульптора Захаба, но остановился, когда сообразил, что его будет недостаточно для обработки в таких огромных масштабах.

Даже бедствие оставило бы здесь лишь небольшую царапину.

"Пора приступать".

Виид немного отлетел назад и поднял свои руки перед собой.

"Божественное Пламя!"

Из его рук вырвалась огненная буря.

Гестия обладала силой плавить что-угодно.

Он отправил огненную бурю к звезде-ребёнку с расстояния в 10,000 километров.

Сначала от звезды-ребёнка не было никакой реакции, но вскоре её поверхность покраснела и начала плавиться.

"Когда я был ребёнком, я хотел нечто вроде этого".

Виид был поистине счастлив.

Он вспомнил, как некоторые дети на его районе пытались приготовить сладкий картофель, держа его над огнём из трухлявых веток.

Теперь он получил огонь, который мог сжечь что-угодно в планетарных масштабах!

Кроме того, он чувствовал удовлетворение, работая несколько часов подряд.

"Но что конкретно я должен сделать? Это реально последний этап перед становлением мастером ваяния".

Энергия, исходящая из Виида, немного спа́ла, когда он погрузился в свои мысли.

Ваяние являлось областью искусства с некоторыми ограничениями, как, впрочем, и любая другая область.

Ему приходилось придумывать новые идеи в рамках своих возможностей.

"Во мне какое-то чувство обременённости от создания скульптуры звезды в космосе. Когда осваиваешь новую область, всегда есть риск".

Размер и материалы нынешней скульптуры были вне каких-либо ограничений, и всё же некоторые ограничения существовали.

Данный этап был чрезвычайно важен, поэтому он не мог создать обычную скульптуру.

"Должна получиться скульптура, которая удовлетворит вселенную. Я должен удостовериться, что она будет гармонировать и контрастировать с окружающим фоном. Какая звезда могла бы стать крутой?"

Находясь в открытом космосе, он не мог слышать звуков, из-за чего чувствовал себя одиноко.

Живя на земле, иногда он тоже чувствовал себя одиноким, но если бы он открыл входную дверь, то непременно увидел бы за ней людей.

В космосе же расстояния между физическими объектами были очень большими.

"Я должен создать как минимум Выдающееся произведение".

Бремя на плечах Виида было тяжело. Однако он не стал переживать из-за этого слишком долго.

Это был заключительный этап перед становлением мастером ваяния.

А раз так, лучше было просто сделать такую скульптуру, какую бы он сам захотел.

"В данный момент, скульптура, которую я больше всего хочу сделать... Да, точно".

На лице Виида появилась хитрая улыбка.

Она не очень-то отличалось от его обычной гнусной ухмылки.

Это была такая улыбка, как если бы он выиграл в лотерею, где был 1 шанс из 100.

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

"Потише! Он делает её. Внешний вид звезды немного изменился".

"Что там изменилось? Мне любопытно".

"Если вам любопытно, идите смотреть на неё по телевизору. Куаах. Появляется действительно хорошая скульптура".

Люди во всех городах Версальского Континента смотрели на ночное небо.

Площади были переполнены едящими и пьющими людьми, наблюдающими за небом; кроме того, игроками также были переполнены все террасы.

Некоторым игрокам было настолько любопытно, что они даже шли в Гильдии Лучников, чтобы освоить там навыки острого зрения.

Торговая компания Манауэ смогла закупить большое количество телескопов и заработать дополнительную прибыль с их перепродажи.

Многие игроки Версальского Континента смотрели за тем, как Виид создаёт свою скульптуру звезды-ребёнка.

В течение нескольких дней обширный участок её поверхности резался и плавился.

Игроки смотрели, как правый верхний угол звезды сформировался в круглую форму арбуза.

"Человек".

"Финальная скульптура будет иметь образ человека".

"Значит его цель — Богиня?"

"Вполне возможно. Если звезда в ночном небе будет в образе богини... Я смогу смотреть на её лицо каждую ночь. Куах. Я согласен!"

"Прекрасно. Я действительно не хочу ничего другого".

Богини Гестия и Фрея были известны на всём Версальском Континенте, но их уже сдвинули на задний план.

Люди называли богиню из Культа Травяной Каши просто 'Богиня'.

Скульптура Ледяной Красавицы была популярным местом для экскурсий, которое каждый день посещали сотни тысяч паломников.

Королевство Арпен являлось центром искусства и культуры с множеством картин и скульптур.

Многие скульпторы и художники копировали скульптуры Виида, а Богиня Союн являлась всеобщей фантазией и мечтой.

Святыня!

Многие скульпторы пытались сваять Союн, но лишь расстраивались в своих попытках.

"Н-нет. Это не передаёт даже одной десятой её красоты".

"Она выглядит примерно похожей... Но почему тогда я ничего не чувствую? В неё вложено недостаточно эмоций. Скульптура, которую я сделал, подобна манекену".

Члены Культа Травяной Каши были полны ожиданий, когда наблюдали за звёздами в ночном небе.

"Если Богиня станет звездой, то Королевство Арпен никогда не падёт. Я буду ждать её появления каждую ночь".

"Куоох. Это мучение, мучение".

Наблюдатели видели, звезда ваяется лишь с правой стороны. Плечи стали узкими, а круглая часть, вероятно, являющаяся будущей головой, уре́залась.

"Это не имеет смысла. Богиня-ним не обладает подобным высокомерием".

"У скульптуры пока самая общая форма. Он ведь улучшит её впоследствии? Он только приступил к глазам, носу и рту".

"С самого начала невозможно сваять прекрасный образ. И всё же Виид очень часто создавал скульптуры Богини-ним".

"Мы сможем смотреть на красоту Богини-ним благодаря квесту Виида. Это единственный способ, которым может быть выражена её настоящая красота".

"Да уж. Это уже выходит за рамки искусства".

"После того, как я увидел Богиню-ним, я почувствовал, что моя душа изменилась".

Пухлые и округленные плечи стали непропорциональными — размером с голову. Когда проявились короткие ноги и пухлая верхняя часть тела, игроки Версальского Континента растерялись.

"Это же не Богиня?"

"Как такое возможно? Виид-ним предал нас в такой решающий момент?"

Кроме Культа Травяной Каши, в антисообществе Виида состояло уже 100 миллионов участников.

Название: Петиция против скульптуры Виида.

Кажется, Виид вырезает не Богиню.

Разве это не нелепое поведение?

Ему представилась возможность создать скульптуру Богини, которая будет вечно сиять над всем континентом.

Жизнь так коротка.

Я могу чувствовать себя абсолютно счастливым и спокойным только при виде Богини.

Статую Богини невозможно заменить ничем другим, к тому же она принесёт радость и счастье миллионам людей.

Виид стал упиваться своим успехом и предал нас.

Это недобросовестное деяние заслуживает осуждения. Но мы дадим ему второй шанс, даже при том, что ненавидим его.

Если он прекратит делать эту скульптуру и начнёт ваять Богиню-ним, мы простим Виида.

Версальский Континент был опечален, осознав невозможность увидеть легендарную красоту Союн.

Виид продолжал работать над скульптурой.

"Как придать ощущение невинности? Может, широкой улыбкой? Хмм... Я должен выбрать пол. Его нельзя будет потом изменить, если я продолжу ваять дальше".

Виид определился со скульптурой, но её размеры были слишком большими, и к тому же было много переменных.

Пока вышла лишь приблизительная форма, но он не знал, какой ваять её в деталях.

"Она в некоторой степени напоминает Союн. Я должен придать ей подобное ощущение".

Пухлые небольшие руки, короткие ноги.

Относительно большая верхняя часть тела и голова.

Была создана лишь общая форма скульптуры.

"Эх, я не знаю. Я просто буду следовать тому, что чувствую. Какая картинка приходит мне в голову...? Я не могу решить. И всё-таки решать нужно".

Огонь продолжал плавить скульптуру.

Он вспомнил все милые и красивые сцены в мире.

Однако, когда он думал о Союн, ему приходили на ум только нежные и милые слова.

Кто-то привлекательный с толстыми щеками и небольшим подбородком.

"Пол будет женским. Трудно выбрать между сыном или дочерью. Однако я думаю, что дочь будет красивее".

Виид создавал скульптуру ребёнка. Что может быть таким же красивым и священным, как рождение другой жизни?

Скульптура должна была полностью измениться в зависимости от мальчика или девочки, и он выбрал дочь.

"Есть выражение, что, если первой родится дочь, это принесёт семье благополучие".

Если в семье рос ребёнок, связь была более крепкой.

Для большинства людей было трудно прожить сто лет. А между тем, всё их время было поглощено учёбой, работой, отношениями и просто существованием в этом мире.

Они испытывали радость, горе, гнев и благодарность.

Привнесение в эту жизнь ребёнка было важно.

С маленькими детьми всё было по-другому.

Те учились переворачиваться, ползать и говорить, благодаря своим матери и отцу.

В годы своей бедности Виид, заботясь о сестре, размышлял о будущем так:

'Как вообще мне может понравиться брак и обзаведение семьёй?'

В те дни он мог лишь вздыхать.

Стоимость подгузников и молочных смесей казалась ему слишком дорогой.

'Я не хочу любить кого-то, не имея никаких денег. Это слишком жестоко. Я лучше буду жить один, чем причиню кому-то ещё подобную боль'.

Неспособность кого-то любить при отсутствии денег была естественным следствием жизни Виида.

'И мне не может понравиться человек только из-за денег. Я не смогу этого перенести'.

Виид часто видел, как родители держат на руках своих широко улыбающихся детей.

Когда мужчина и женщина встречали друг друга и влюблялись, они женились, заводили детей и вместе старели.

Это был обычный установленный порядок вещей, и маленького ребёнка можно было назвать чудом любви и счастья.

'Я должен зарабатывать столько, чтобы хватало на молочные смеси и подгузники. Я должен твёрдо настроиться на осуществление этого плана'.

Виид мечтал о том, что в будущем будет воспитывать ребёнка вместе со своей возлюбленной. Он хотел заработать много денег, чтобы счастливо жить с семьёй.

'Моё сердце должно определиться, чтобы я сумел сделать действительно хорошую скульптуру'.

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

Союн была погружена в управление Королевством Арпен.

Поскольку всюду по Северному Континенту и на границах бурная торговля благодаря культурному влиянию расширялась, ей приходилось уделять внимание многим рутинным вещам.

Независимо от того, сколько собиралось денег, они использовались экономно, и население обширного королевства росло в геометрической прогрессии.

В зависимости от политического курса, развитие государства менялось.

Союн попросила Ли Хена наделить её его полномочиями.

"Выдай мне права на управление Королевством Арпен".

"Какие и сколько?"

"Административные, судебные, бюджетные и военные права".

"Это же точно такие же права, как у правителя".

"Я буду делать это хорошо".

"Конечно же ты не думаешь о том, чтобы потратить все деньги Королевства Арпен?"

Ли Хен посмотрел на неё с подозрением.

Союн не стала отвечать.

Поэтому воображение Виида разыгралось.

"Заключит тайную сделку с Империей Хэйвен или продаст такие локации как Мора, Город Рассвета и Пухольский Аквапарк. Или продаст 50 пхенов недвижимости. Станет богачкой с деньгами..."

Воображение Ли Хена на этом остановилось.

Союн жила справа по соседству, и у нее не было причин совершать подобное.

В дополнение к её собственности у неё имелась куча денег, поэтому у неё не было никакого повода для чего-то подобного.

Она легко могла заработать денег лишь несколько раз появившись на телевидении.

"Я понял. Я выдам тебе права".

Союн заняла место королевы и продолжила назначать лордов для небольших деревень.

Она не поднимала свой уровень в охотничьих угодьях, зато её вклад в развитие Королевства Арпен был большим.

Союн была занята в Королевской Дороге тяжёлой работой, но также она интересовалась повседневной жизнью Ли Хена.

Она слышала истории о том, как он, чтобы выжить, на рассвете доставлял земляничное молоко и газеты.

Она знала, что, если оставить Ли Хена без присмотра, он забудет поесть.

Она даже кормила Супчика-2 и её щенков.

Количество щенков всё увеличивалось.

Но особенно сильно Союн интересовалась скульптурами Ли Хена в Королевской Дороге.

Воспоминания о его скульптурах были для неё ярки.

Она много раз наблюдала за тем, как он делал скульптуры.

Это были лучшие подарки, которые когда-либо делал ей Ли Хен.

'Интересно, чтобы стать мастером ваяния, он сделает скульптуру меня?'

Она весь день ждала, когда скульптура будет закончена.

Вырезание её образа в небе стало бы романтичным и замечательным подарком.

'Я не буду спрашивать его лично. Я подожду. И всё же...'

Союн вошла в капсулу и соединилась с Королевской Дорогой.

"Манауэ-ним".

- Да?

Как только Союн вошла, она послала шёпот Манауэ.

Союн являлась богиней и для Манауэ.

"Мне нужен огромный телескоп для наблюдения за небом".

- Ух... Да. Я понимаю. Чтобы произвести его, я свяжусь с лучшими кузнецами.

"Сделайте его побыстрее".

- Хорошо. Каков будет бюджет вашего запроса? Им нужно будет потом хорошо заплатить.

"2 миллиона золотых".

- А?

"Я заплачу своими деньгами. Пожалуйста, сделайте большой телескоп, который позволит мне чётко видеть, за 2 миллиона золотых".

Лицо Союн было красным от нетерпения.

Она ждала большой телескоп, чтобы сразу им воспользоваться.

Она каждую ночь пронзала взглядом ночное небо.

Чтобы посмотреть на звезду, которую ваял Виид, Союн временно купила маленький телескоп.

Постепенно внешний вид звезды проявлялся всё больше, но очертания не были похожи на неё.

Союн спокойно достала меч и направилась в подземелье.

Она уничтожила всех монстров в подземелье высокого уровня.

Благодаря свойствам берсерка, она могла всю ночь убивать сильных врагов, при этом не уставая от охоты.

Если бы это происходило в далёком прошлом, то на этом она бы закончила свою охоту.

"...Этого всё ещё недостаточно".

Союн зачистила семь подземелий.

Также это отразилось и на реальности.

Союн всегда заботилась о еде для Ли Хена и Ли Хаян.

Ли Хен ничего не говорил, но она всегда покупала на рынке множество ингредиентов и готовила для него.

Теперь же в его кимчи с тушёным мясом не было никакой свинины, и варёных яиц, являющихся основным компонентом ттокпокки, тоже больше не было.

В холодильнике стояло лишь земляничное молоко, и она перестала подкармливать Супчика-2.

"Оппа, что ты сделал не так?"

"Я не знаю".

"Должно быть что-то. Я думаю, это нечто действительно важное".

Союн не говорила и не поднимала голову, когда ходила по рынку.

Когда она ушла, торговцы собрались вместе и начали болтать.

"Ли Хен. Что сделал этот сумасшедший парень?"

"Это, должно быть, что-то недобросовестное. В этом нет сомнений".

"Может, у него появилась другая женщина?"

"Только не говори мне... Изменить ей?"

"Никогда не знаешь, что может произойти".

По всему району общественность начала критиковать Ли Хена.

Светлое выражение, которое обычно было на лице Союн, пропало.

А затем Союн снова посмотрела в ночное небо Королевской Дороги. Ей всё ещё было любопытно, чью скульптуру создаёт Виид.

Она совершенно не хотела, чтобы это был образ другой женщины.

'Она похожа на... ребёнка?'

Первоначально голова и пропорции скульптуры были немного странными. Но как только тело было готово, проявился чёткий образ милого ребёнка.

Его лицо всё ещё было в работе, но глаза и рот уже улыбались. У ребёнка было милое невинное и игривое выражение лица.

'И... она похожа на меня. Глаза и рот...'

Союн смотрела в телескоп очень долгое время.

А на следующий день ужин Ли Хена состоял из угря, морских ушек, осьминога и супа из цыпленка с женьшенем.