Легендарный Скульптор Лунного Света.

39 Том. Глава 8. Морские Сокровища.

 

Ли Хэн оглядел каждый уголок своего дома.

– В Южной Корее столько строительных технологий, и все они несовершенны. Строительная отрасль нуждается в инновациях.

Со временем любой дом старел.

Из-за дождя может появиться течь, ветер облущит покрытие, а электропроводка не будет справляться должным образом с нагрузкой. Для того, чтобы избежать хотя бы части этих проблем, необходимо было раз в год проверять его состояние и наносить водостойкую краску.

– Технологии должны быть такими, чтобы даже семисотлетний дом оставался в целости и сохранности. Иначе мы не сможем сохранить нашу культуру и традиции, ц-ц.

Ли Хэн считал, что строительная отрасль слишком ленива. Компании были заинтересованы лишь в росте цен на землю, чтобы повыгоднее продать её.

Хороший дом должен быть построен из современных материалов, которые держали бы зимой тепло, а летом прохладу; иметь четырехсотметровую скважину; собственные генераторы электроэнергии и устройства, убирающие по дому.

Дом должен автоматически наполнять машину бензином, а рядом с ним обязательно должна быть высокотехнологичная теплица, благодаря которой можно было бы круглогодично кушать свежие овощи.

– Дом – это не просто коробка из цемента, – ворчал Ли Хэн со своей фирменной гнилой улыбкой на лице.

Он с удовольствием смотрел на плоды проведенного по дому мелкого ремонта. Ворота получили свежий слой краски, а во дворе было поставлено несколько новых деревянных скамеек.

– В этом году я должен посадить груши и яблони. Если я займусь этим уже сейчас, то вскоре смогу собрать первый урожай.

Несмотря на получение хороших дивидендов от телетрансляций, он все еще был строг к своим расходам. Если посмотреть на сумму его сбережений, то можно было бы сказать, что Ли Хэн стал богатым!

Персонал банка периодически присылал ему рекламные предложения или небольшие подарки, такие как женьшень. И Виид был рад, когда ему позвонил один из менеджеров:

– Клиент-ним, у нас сейчас специальная акция, так что если Вы ею воспользуетесь, то получите базовую процентную ставку.

Базовая процентная ставка!

– Посмотрим. В последнее время я получил немного денег, но… Что ж, нужно проверить, как всё будет работать, прежде чем соглашаться, верно?

Финансовое состояние Виида существенно изменилось по сравнению с тем временем, когда он страдал от гнёта кредиторов.

«Ну, в финансах я разбираюсь лучше всего»

Восхваление самого себя!

Ли Хэн убрался во дворе и заприметил пустую миску Мяса.

«Я был занят и не заботился о своей собаке должным образом. Но, я думаю, что она все равно не испытывала нехватки в еде»

Стена между его домом и домом Союн отсутствовала. Ли Хэн верил в то, что она не сделает его усадьбе ничего плохого. Второй причиной, по которой он на это решился, было то, что у неё вряд ли было хоть малейшее желание взять что-то из его вещей.

Так что для Мяса было вполне естественно прибегать на крыльцо к Союн и сидеть там, виляя хвостом в ожидании еды. Собака была на седьмом небе от счастья, когда Союн выходила из дому, и, нежно посмотрев на неё, давала что-нибудь вкусненькое.

Ли Хэн чувствовал неимоверное блаженство, поедая свиные отбивные, как настоящий член большой семьи. Но его настроение всегда менялось, когда он видел, как Союн откармливает самой разнообразной едой жадную дворнягу по кличке Мясо.

– У меня для тебя осталось немного рисовой каши после завтрака. Вот, поешь немного!

Ли Хэн наполнил миску Мяса водой и положил ей горячей рисовой кашки с овощами и свининой.

Но Мясо зевнула и надменно отвернулась. Она и глазом не моргнула от такой щедрости Виида, поскольку Союн кормила ее отборной бараниной из Австралии.

Глаза Ли Хэна вздрогнули:

– Дворняжка не должна отказываться от вкусного риса.

Он крепко пристегнул цепь к ошейнику Мяса.

– Ты наказана и будешь сидеть здесь. Если ты не хочешь кушать, то будешь голодать. И вообще, рис с соевой пастой – это роскошь для собак, – продолжал бурчать Виид, поглаживая загривок Мяса.

Он хотел провести время тихо и спокойно.

Спустя некоторое время из соседнего дома вышла Союн.

Мясо тот час же подскочила и завиляла хвостом, словно приветствуя своего настоящего хозяина. Преданность собаки была крайне высокой, ведь Союн всегда заботилась о ней.

Гав! Гав! Гав!

Мясо лаяла, пытаясь сорваться с цепи. Затем она прилегла и очаровательно задергала лапами.

Ли Хэн смотрел на все это холодными глазами.

– Собаки в эти дни…

Он растил Мясо уже два года и пообещал самому себе быть решительным и оставить её на цепи.

Ли Хэн и Союн сидели во дворе, наслаждаясь утренним солнышком.

– Хорошо ли спалось? – прервал тишину звонкий голос Союн.

– Да.

– Как сестричка?

– Пошла в библиотеку.

Союн всегда переживала за Ли Хаян. Она была сестрой Хэна, и потенциальной невесткой в будущем.

Ли Хэн немного помялся, а затем произнес:

– Это… Проси любую услугу.

– Услугу?

– Ты помогла мне с заданием.

– Ааа.

Ли Хэн хотел отблагодарить Союн за помощь в прохождении задания. Он не мог сделать вид, что ничем ей не обязан и пообещал полностью вернуть свой долг, как только задание подойдет к концу!

«Предполагаю, что она попросит деньги. Она точно будет просить деньги. Деньги. Или не деньги?»

Союн о чем-то задумалась и её лицо покраснело. Лицо Ли Хэна тоже покраснело.

«Мне нужно было взвесить всё лучше… Наверняка это будут деньги. Но тогда, насколько большая сумма? В этом мире всё зависит от денег»

Союн долго колебалась, прежде чем ответить.

– Свидание.

– Э?

– Может, ты будешь занят, но я выбираю свидание.

Союн хотела пойти на свидание с Виидом.

«Любой выход из дома требует денег… Что же мне делать?»

На этот случай у него не было никакого плана и Ли Хэн серьезно озадачился.

– Куда ты хочешь сходить?

– Всё равно. Подойдет любое место.

– Хммм.

Муки любого мужчины при выборе места для свидания!

В современных сериалах многие из главных действующих лиц были богатыми. Высокие и красивые, они могли пригласить своих подруг в магазин и подарить им эксклюзивные сумочки и модную одежду.

Кроме того, в этих мыльных операх частенько происходили внезапные события, такие как объятия вручения подарка.

«Фильмы и сериалы – это всё вымышленные события. Такие сцены никогда не происходят в реальности, о чём следовало бы указывать в субтитрах»

Союн была дочерью олигарха, так что последствия могли быть неимоверно серьезными.

Множество людей хотели бы сходить в ресторан пятизвездочного отеля, но были вынуждены есть кимбап из круглосуточного магазина.

Ли Хэн набрал в легкие воздуха и спросил:

– Ты голодна?

– Немного.

– Ну, тогда пойдем перекусим. Ты не против, если я выберу куда?

– Конечно.

– Но я хочу предупредить, что это не очень дорогое место.

– Без разницы.

Союн ничуть не смущали такие слова. Как правило, каждый из них кушал дома, но возможность перекусить с Ли Хэном согревала ей сердце. Она могла чувствовать тепло, просто находясь рядом с ним.

– Тогда заказывать буду тоже я. Давай пойдем и поедим рамена!

– Ты знаешь хорошее место?

– Я знаю все места в этом районе!

Однажды ему довелось побывать в одном китайском ресторанчике. Там было чисто и уютно. Но когда Ли Хэн оказался в нём, то испытал настоящую агонию, увидев расценку блюд, и решился на заказ лишь самого простого блюда. Тарелки рамена.

Сейчас же он нёс несоизмеримо большие денежные траты. Но все они были ради Союн!

– … И ещё кисло-сладкий соус, пожалуйста.

Виид и Союн сели за столик и принялись кушать.

– Рамен идёт вкуснее всего, если его засасывать.

Ху-ру-ру-ру-руп!

Ли Хэн засасывал лапшу как вакуумный насос. Сцена, в которой его губы были запачканы приправами!

В противоположность ему, Союн кушала аккуратно и не спеша.

– Когда кушаешь, не стоит беспокоиться о своей одежде! Хо-ро-ро-ро-роп!

Ли Хэн ел, а в уме подводил итоги их посиделок.

– Давай попьём кофе. Я возьму.

Ли Хэн гордо подошёл к автомату в холле ресторана. Для клиентов ресторана кофе из этого автомата был бесплатным.

– Нужно дорожить тем моментом, когда получается сэкономить денег. Бесплатный кофе – вот настоящая романтика для рабочих. В прошлом я им очень завидовал.

Союн непонимающе посмотрела на него:

– Это как?

– Группа рабочих могла перекусить в этом китайском ресторанчике, расплатившись корпоративной карточкой, а на выходе получить бесплатный кофе. Было бы хорошо и на старости лет получать бесплатное питание и кофе в качестве бонуса к пенсии.

– …

Союн хорошо знала натуру Ли Хэна. Он почти никогда не говорил о своем прошлом, и она сделала вид, будто бы не происходило ничего необычного.

– Хочешь прогуляться после еды?

– Прогуляться?

– Да, вон туда!

Ли Хэн показал пальцем на высокий холм в центре города. Лестница, ведущая к его вершине, была длинной, но желающих взобраться туда и поглазеть на город было хоть отбавляй.

Они вышли из ресторанчика и пошли по направлению к лестнице. Прямо на ступеньках сидели влюбленные парочки и детвора, играющая в «камень-ножницы-бумагу».

«Бессмысленная игра. Денег с её помощью не заработаешь»

«Неспеша подниматься по ступенькам – приятно»

Они неторопливо поднимались вверх целых 30 минут, пока наконец не добрались до вершины холма. Здесь располагался мемориал, где влюбленные цепляли на специальной сеточке замки, символизирующие их вечную любовь.

Ли Хэн повёл Союн к площадке, с которой открывался вид на весь город.

– Я уже бывал здесь.

Голос Ли Хэна стал заметно тише, как только он начал вспоминать о своем прошлом.

– Но, приходя сюда, я не чувствовал радости от красивого пейзажа и у меня не появлялось желания присоединиться к совместной зарядке. Когда я был здесь – у меня возникало чувство зависти.

– Ты завидовал людям, потому что они пришли сюда со своими семьями и друзьями?

Несмотря на то, что сейчас был будний день, здесь гуляло много молодых семей. В этом месте даже продавали сладкую вату и другие безделушки, которые так нравились туристам.

Но взгляд Виида был направлен совершенно в иную сторону. На крыши домов, расположившиеся чуть далее, у подножья холма.

– Нет. Я чувствовал зависть, просто глядя на раскинувшийся вон там город.

– …

– Там так много жилых домов и других зданий. И тысячи людей, живущих в своём собственном доме, ходящих на работу и делающих то, что им хочется. Как я мог не завидовать им?

Глядя на красивый ночной вид города, на Ли Хэна всегда накатывали подобные мысли. Он стоял под проливным дождем и завидовал людям, которые сидели за столами в своих теплых домах и кушали вкусную еду.

В этом мире и речи не могло идти о каком-либо равноправии. Несмотря на упорный труд в течение всей своей жизни, единственное чего добивался человек – это получения несколько тысяч вон пенсии. А многим бабушкам, чтобы хоть как-то выживать, приходилось еще и торговать выращенными на огороде овощами.

– Мне казалось, что некоторые вещи, которые для большинства людей являлись вполне обычными, для меня же были чем-то потрясающим. Вот почему я чувствовал зависть, просто глядя на яркие огни их домов. И тогда у меня появилась идея – я должен заработать много денег. Я должен заработать их столько, чтобы никогда и ни в чем не нуждаться.

Первый его жизненный урок был таков, что если хочешь нормально жить – то нужно иметь достаточное количество денег.

– Всякий раз, приходя на этот холм, я испытывал острое желание жить, как обычный нормальный человек. Сейчас, в какой-то степени, я достиг своей мечты. Конечно, мое состояние не настолько велико, чтобы полностью обеспечить свою пенсию, но всё же я сумел его заработать.

Из ясных глаз Союн текли слезы.

Время близилось к вечеру, и небо слегка потемнело. Ли Хэн, всё это время смотревший на огни города, повернулся к Союн. Её плачущий вид был куда красивее ночного города.

«Если бы это был сериал, то прямо сейчас последовал бы поцелуй. Ну уж нет, этого делать я не буду. Я не должен ошибочно воспринимать её слезы. Она плачет просто из-за жалости ко мне»

Ли Хэн подумал, что разобрался в причине слёз Союн.

«Это похоже на то, когда люди, едящие рис серебряными ложками, жалеют тех, кто ест деревянными. Или когда они видят бродячую дворнягу»

Он внезапно принял тёмную сторону!

«Этим миром правят деньги и власть. Она красива и обеспечена, так зачем же ей такой как я? Когда она встретит какого-нибудь красивого и образованного человека, то просто уйдет»

Вот в чем заключался главный, связанный с Союн, страх Ли Хэна.

До тех пор, пока их социальное положение не изменится, у Союн попросту не будет другого выбора, кроме как забыть о нём и двигаться дальше. Было бы лучше, если бы он этого не понимал.

Пустота, которая останется в его сердце после того, как кто-то заполнит его, а потом уйдет, страшила Ли Хэна больше всего.

«Когда-нибудь мы точно расстанемся. Чёрт. Нужно было подумать об этом перед тем, как покупать кисло-сладкий соус»

После этих мыслей, Ли Хэн безрадостно произнес:

– Пойдем вниз.

Когда они спустились к подножью холма, на город уже опустилась ночь. Много кто любил в это время сходить в кино, или на вечеринку, но все, кто просто прогуливался мимо – с восхищением таращились на Союн.

– Ты только посмотри. Это кукла, или настоящая девушка?

– Очень красивая. Но почему же она плачет?

Вид Сюон был таков, что привлекал к себе внимание, даже когда она просто стояла на улице. Её лицо и простые, но дорогущие вещи, приводили к тому, что не обратить на неё внимание было просто невозможно.

Для мужчин было вполне характерно замереть на месте и поинтересоваться, реальна ли она или мираж. Даже несмотря на то, что большинство из них шли под ручку со своими собственными девушками, вид её слез мог заставить каждого из них без раздумий отдать ей для пересадки обе свои почки.

Ли Хэн и Союн дошли до ворот их домов. Этот неловкий момент, который возникает в конце каждого свидания.

– Ну что ж, увидимся завтра.

– …

– …

Ли Хэн и Союн продолжали стоять друг напротив друга, так больше ничего и не сказав.

«В такие моменты глаза девушек красивее обычного. Наверное, это тот самый момент»

Она уже не плакала, и её превосходный макияж практически не пострадал. Глаза были ясными, а лицо симпатичным, как никогда.

Ли Хэн чувствовал нечто странное во всей этой атмосфере.

«Почему у меня такое ощущение, что меня снова поцелуют?»

Взгляд Союн, казалось, не отрицал этого. Если быть точнее, он чувствовал, что она ждет этого.

«Я уже видел подобное раньше»

Во время того, как в Королевской Дороге из-за очередного задания он стал статуей, Союн неожиданно поцеловала его.

Ли Хэн запомнил это, потому что в тот момент был подключен к системе. И ему всегда хотелось узнать, знала ли, целуя его, Союн о том, что статуя Виида и есть настоящий Виид.

Союн закрыла глаза.

«Поцелуй. Этого не может быть. Разве это не странно? Тем не менее, кажется, все говорит именно об этом. Нужно быть с собой честным, я тоже этого хочу. Тем не менее, важно определить настроение другого человека. Если ситуация неоднозначна, я не могу просто так взять и поцеловать другого человека»

Ли Хэн смотрел на лицо Союн, а в голове у него роилось множество мыслей.

Прошла целая минута!

Два человека, замерев, стояли друг напротив друга. Если бы у него в этот момент во рту была ложка от риса, то он автоматически бы жевал ее.

Тем временем Ю Бинг-джин, как и всегда, смотрел в свои мониторы.

– Хох, кажется он впервые за долгое время выбрался из дома.

Искусственный интеллект в основном транслировал ему ключевые фигуры Версальского Континента, но новейшие технологии и беспилотные летательные аппараты предоставляли ему возможность следить за людьми и в реальной жизни.

– Ветрено…

Затем он обнаружил гуляющих вместе Союн и Ли Хэна.

– Он пошел на свидание с той женщиной, которая помогла ему в задании. Она и вправду красивая. Ее даже можно было бы назвать идеалом красоты. Совершенно не понимаю как такая девушка могла с ним подружиться.

Ю Бинг-джин глубоко скорбел, глядя как эта парочка направилась в китайский ресторанчик. Ли Хэн ел совершенно некрасиво, и даже не держал ее за руку, когда они поднимались к вершине холма!

– Даже у такого парня как он есть девушка…

Ю Бинг-джин сокрушался от всего сердца.

Ли Хэн рассказывал о своей личной жизни и атмосфера постепенно созрела для следующего шага, но он совершенно ничего не сделал!

– В-вот же тупой дебил!

Ю Бинг-джин просто не мог поверить своим глазам.

Несмотря на всю свою ординарность, определенные качества Ли Хэна означали, что он все-таки смог бы добиться успеха в личной жизни. Тем не менее, сейчас он вел себя так, будто находился рядом с совершенно чужим ему человеком, и даже не утешил Союн, когда она начала плакать.

Это было настолько оптимальный момент для поцелуя, что понял бы даже ребенок. Хорошим началом стало бы даже неловкое объятие!

– Во время боя, он даже мышь не упускает из виду, а сейчас стоит столбом, словно его контузило.

Ю Бинг-джин чувствовал, что вот-вот взорвется от бушующей в нем ярости. Но вот настала еще одна ситуация, когда эти двое остановились на улице неподалеку от своих домов.

Глаза Союн были закрыты.

– Ты почему стоишь как вкопанный!?

Тем не менее, Ли Хэн не мог его услышать, и продолжал стоять, не предпринимая никаких действий. Он и Союн стояли уже целую минуту, но для Ю Бинг-джина она растянулась на целых 10.

– Этого не может быть. Версаль.

– Да, я слушаю.

– Пожалуйста, выключи все уличные фонари, они слишком яркие. Сделай это со всеми фонарями в районе… Они удивятся, если все фонари погаснут разом, так что делай это постепенно.

– Ваша команда была принята.

Спустя 2 секунды.

– Принудительное вмешательство в городскую систему освещения завершено.

Фонари, располагавшиеся неподалеку от Ли Хэна и Союн постепенно гасли, и на улицу медленно опускалась темнота.

Тем не менее, благодаря лунному свету двое людей могли видеть лица друг друга.

Но Ли Хэн даже не шелохнулся.

– Даже этого недостаточно!.. Этот парень…

У Ю Бинг-джина была своя собственная гордость, так что он был расстроен, что его вмешательство ни к чему не привело. Он себя чувствовал так, будто его стошнило от некачественного риса.

– Включить романтическую музыку в соседнем магазине. Громкость должна быть такой, чтобы они услышали.

– Принудительное вмешательство в частные системы займет определенное время, но я могу использовать роботов. Все они оснащены звуковыми платами.

– И сколько у нас там роботов?

– На текущий момент рядом 32 беспилотника и 22 небольших робота.

Ли Хэн играл важную роль в Королевской Дороге, так что за ним вело наблюдение достаточно большое количество роботов-шпионов.

– Включай!

Небольшой беспилотный аппарат пролетел над головой Ли Хэна и приземлился возле забора. Кроме того, маленькие роботы под видом птиц, насекомых и даже камней начали играть мелодию. Музыка, напоминающая игру оркестра! А спустя несколько мгновений, она даже превзошла его!

Но, несмотря на объемный 3D звук, Ли Хэн все равно не двигался и продолжал смотреть на лицо Союн.

– А он не спит случаем?

– Нет, его сердце бьется слишком быстро.

Он не спал, а просто стоял и смотрел на Союн.

Нет такого мужчины, которому бы не нравились красивые девушки.

Но это было второстепенным по сравнению со временем, проведенным вместе.

Он вспомнил каждое мгновение, проведенное с ней, и в его голове словно щелкнул невидимый переключатель.

Ли Хэн медленно приблизился к Союн и поцеловал ее.

***

Буль.

Киа-киа-киа.

Пенились волны, натыкаясь на ярко-красные рифы, а песчинки напитывались ярким полуденным солнцем.

Задание было завершено и призрачная форма Виида сменилась его обычным телом. Он сразу же обратил внимание на нехватку Божественной брони и Меча Бога Тора!

Прямо перед ним висел, переливаясь синими цветами, портал.

– Теперь я могу вернуться.

У Виида больше не было никакой привязки к военной эпохе, и он мог вернуться в свое исходное время.

Оживленные скульптуры получили свободу действий, а судьба Империи Пэллос была уже зафиксирована. Немного обидным казался факт того, что сражение с Церковью Эмбиню в затерянных землях не оставило такого уж большого влияния на историю.

Но, так или иначе, задание было завершено, и телезрители остались под глубочайшим впечатлением.

«Промышленность по производству игрушек находится на подъеме, так что я должен получить определенный доход от продажи фигурок дракона и бурого медведя»

Каждое его действие было рассчитано!

Виид практически угадал свое месторасположение и мог бы вернуться на Центральный Континент как Великий Император, правда это было бы не более, чем пустая трата времени.

«Мне все равно немного грустно»

История любви Нодюлля и Хильдеран оставила в его сердце глубокий след.

Виид думал о своих родителях.

«Мой отец был хорошим и по-настоящему заботливым человеком»

Каждый раз, возвращаясь с работы, он садился поиграть с Ли Хэном. Он сам делал игрушки, чтобы его сыну было с чем поиграть, и они много времени проводили вместе. У него было много друзей, а единственный недостаток заключался в небольшой любви к выпивке.

Мать Ли Хэна окончила хороший университет. Работа и уход за детьми практически не оставляли ей времени сосредоточиться на ведении домашнего хозяйства.

После того, как его мать и отец покинули этот мир, постепенно стали исчезать и воспоминания о них.

Но время стерло далеко не все воспоминания. История Нодюлля и Хильдеран растормошила его память, и он вновь мог четко видеть перед собой своих родителей.

«Если бы они все еще были живы, то у меня могла быть еще одна младшая сестренка, или братик»

У его отца и матери была своя история любви.

Отец работал на полставки в городском кафе, куда приехала учиться его мама. Он оставил ей записку с приглашением на свидание, и вскоре они начали встречаться.

Мама как-то рассказала ему всю правду о начале их отношений.

– Все было хорошо, но встречались и некоторые старомодные вещи. Твой отец был очень осторожным человеком и не любил попадать в неловкие ситуации. Ему потребовалось два месяца на то, чтобы пригласить меня на свидание. Брак и создание семьи? Если бы я ждала, пока он сделает мне предложение, то умерла бы от старости. Не уподобляйся ему в будущем.

Было бы здорово, если бы у него была такая же счастливая любовь, как у Нодюлля и Хильдеран, или у его родителей.

«Я рад, что я не мой отец. Вчера я даже поцеловал ее», – глубоко вздохнул Виид.

«Тем не менее, люди должны запомнить Нодюлля и Хильдеран. Я преуспел в задании, действуя от его имени, хоть наши пути и разнились. В память о них я должен сделать скульптуру»

Он чувствовал, что перед тем, как вернуться в свое исходное время, он должен оставить за собой что-то.

Виид осмотрелся в поиске подходящих материалов.

«Если я сделаю ее из песка, то ее просто снесет шторм. А если поставить ее в горах, то это и вовсе не будет иметь никакого смысла»

Нодюлль и Хильдеран жили счастливой жизнью именно на берегу моря. И скульптура должна была быть создана именно здесь.

«Насколько трудно будет принести сюда необходимое количество камней? Нет, я должен найти подходящие материалы поблизости. Материалы для ваяния можно найти в любом месте»

Виид шел вдоль песчаного пляжа. С каждым шагом он чувствовал особенность этой местности, ведь счастье двух влюбленных не тревожила ни непогода, ни любые другие тяготы этого сурового мира.

Виид посмотрел в сторону моря.

«Вот оно!»

Из-под морских волн поднималась высокая скала, способная выдержать удары даже самого сильного шторма!

В целом, скульптуры можно было вырезать практически в любом месте и без каких-либо особых ограничений. Однако не всегда при этом они получались удачно.

Но Виид решил создать скульптуру из скалы, возвышающейся прямо под бушующими волнами. Эта композиция отлично бы характеризовала полную невзгод и опасностей жизнь, через которую довелось пройти Нодюллю и Хильдеран.

– Что ж, давайте сделаем это.

Виид шагнул в воду. Море было настолько глубоким, что всего через пару метров его тело практически полностью погрузилось.

Скала, выбранная им в качестве цели, находилась в 50-и метрах от берега и была выше человеческого роста. Волны ежесекундно разбивались об нее, обдавая все вокруг белыми брызгами.

– За дело! Это очень даже возможно!

Дань-дань-дань.

И хотя он был известен именно как Великий Император пустыни, его скульптурные инструменты всегда были при нем. Некоторые из них были получены после грабежей в захваченных королевствах, а некоторые, как например алмазный молоточек и зубило, были отобраны у кузнецов!

Это место плохо подходило для ваяния, поскольку брызги от волн постоянно попадали в его глаза, а сама скала даже подсохнуть не успевала.

«Если я допущу хоть одну ошибку, то исправить уже не получится»

Он прикоснулся к скале, чтобы почувствовать её структуру. Прочнейшая порода, тысячелетиями противостоящая волнам! Но даже с учетом этого, ему следовало соблюдать осторожность, пробиваясь все глубже и глубже. Кроме того, нужно было очистить поверхность скалы от водорослей, морских звезд, мидий и толстых наростов мха.

Лучше всего Нодюлль и Хильдеран смотрелись молодыми, но Виид выбрал то время, когда они уже стали старенькими. Именно в этот момент их счастье достигло своего пика.

Скульптура пожилой пары, державшейся за руки и смотрящей в морскую даль.

Вся работа отняла у него более 10 часов. Процесс шел довольно быстро, потому что он вложил в нее все свои эмоции.

– Она будет называться «Нодюлль и Хильдеран».

– Пожалуйста, дайте название завершенной скульптуре.

– Всё верно.

– Подтвердите название: «Нодюлль и Хильдеран». Верно?

Благодаря Нодюллю и Хильдеран родилась скульптура-шедевр.

Это было именно то, чего ожидал Виид.

На текущий момент его Скульптурное Мастерство было 9-го продвинутого уровня со значением 94,1%.

Находясь в военной эпохе, он редко когда посвящал время ваянию, ведь ему нужно было как можно скорее завершить свое задание. Сделать Шедевр – это конечно же настоящий успех, но для того, чтобы полностью освоить Скульптурное Мастерство, ему требовалось еще хорошенько попотеть.

«Я все еще чувствую себя слегка опустошенным. Нодюлль и Хильдеран стали шедевром… Но чего-то не хватает»

Виид остался в этом месте еще более чем на 20 дней, решив поработать еще немного. Смысл его профессии сводился к тому, чтобы создавать красивые и сложные скульптуры, но эта работа была куда более затейливее.

Он трудился долго и упорно, не пожалев даже костей и чешуи дракона, полученных после финальной битвы с Асоллетом.

«Теперь я могу уходить без сожаления»

Закончив работу, Виид с легкой душой вернулся в свое исходное время.

Когда он покинул пляж, ничто не напоминало о том, что здесь провел множество бессонных ночей один из самых выдающихся скульпторов. Яркое солнце, белые песок и ни одной скульптуры.

Лишь статуя Нодюлля и Хильдеран, противостоящая свирепым волнам, виднелась немного поодаль. Она была прекрасна, и являлась единственной, что могли бы увидеть люди, стоя на пляже.

Другие скульптуры, над которыми потрудился Виид, таились глубоко в море, в месте расположения кораллового рифа.

Их было много: мальчик, бегущий по узким улочкам Острова Борота; плывущая на плоту пара молодых людей; путешествие по континенту; сражения; небольшой период спокойной жизни; побег. А на самом морском дне была выгравирована битва против Церкви Эмбиню.

Название расположившейся на дне скульптуры звучало как «Счастливая пара, скучающая по морю».

Не смотря на то, что эти двое получили немало болезненных ударов от морских волн, в их сердцах остались лишь хорошие воспоминания. Словно в подтверждение этому, под морской гладью можно было увидеть размеренную жизнь маленьких моллюсков и снующих туда-сюда крабиков. Благодаря эффекту Ваяния Времени, эти скульптуры смогут простоять здесь до самой бесконечности, будучи не подверженными естественным повреждениям и постепенному распаду.

Работа, включающая в себя множество самых разнообразных скульптур под названием «Морские Сокровища» обрела статус Выдающегося произведения. Она тотчас же была занесена в летописи с пометкой о том, что обнаружить ее под силам далеко не каждому.

– Ты только посмотри.

– Ох-ох, как красиво.

Но вот среди русалок быстро распространились слухи о прекрасных скульптурах.

– Мир людей и вправду страшен.

– Но разве это не здорово?

Вокруг скульптур постоянно кружили стаи рыбок, и дня не проходило, чтобы сюда не наведывались русалки.

***

– Это приключение принесло мне море удовольствия. Не так ли, Версаль?

– Ответ на Ваш вопрос зависит от того, какие критерии использовать для характеристики «удовольствия». На текущий момент приключение Виида превысило плановые показатели на 279%. Вероятность получения таких результатов составляла лишь 0,003%...

– Хватит!

Ю Бинг-джин совершенно не хотел слушать ее расчеты.

Виид достиг успеха в практически невыполнимом задании. Использование дракона было решающим фактором в его победе, хоть и не являлось безусловной необходимостью.

В оригинальной истории, Ахеллун пожертвовал собой, чтобы запечатать Асоллета. Но Виид выбрал свой собственный способ избавиться от Дракона Хаоса, и, как ни странно, он сработал.

Ю Бинг-джин рассуждал о происходящем, как обычно это делал Виид:

– Я с нетерпением жду, какие же чудеса он сможет вызвать в будущем. Ух, такая светлая голова, как моя, уж точно задала бы всем жару!

Он просто восхвалял самого себя!

– …

Даже у Искусственного Интеллекта не было слов!

Успехи Виида вызывали у Ю Бинг-джина приступы раздражительности, но теперь задание подошло к концу и Виид должен будет вернуться к реальности.

– Это было весело, но он понес слишком много издержек во время этого задания и упустил огромное количество других возможностей. Если у него будет достаточно времени, он, конечно, сможет наверстать упущенное, но… Правопреемником, который получит все мои активы и власть, по-прежнему является Бадырей.

Виид получил последнюю скульптурную секретную технику, но и затраты на это были крайне велики. Он использовал Скульптурное Воскрешение в Лабиринте Родерика, и оживил 13 других скульптур, путешествуя в пустыне. На начальных уровнях штраф от Оживления Скульптуры мог быть легко восполнен, но на 400-ых потери от этого был и просто смертельны!

Когда Виид вернется в свое исходное время, он потеряет примерно 20 уровней. И эта недостача может сыграть огромную роль в противостоянии Империи Хэйвен.

Чтобы использовать Ваяние Времени в полную мощь, требуется потратить немало времени на его прокачку, а вторжение было в самом разгаре.

Ю Бинг-джин проверил свои предположения и выяснил, что разница между Бадыреем и Виидом составляет 90 уровней. Скульптурное Мастерство и дополнительные характеристики, полученные в результате улучшения других ремесленных навыков могли бы помочь, но у того было просто неимоверное разнообразие атакующих и защитных приемов. К тому же прямо сейчас Ваяние Времени мало чем могло ему помочь.

На текущий момент в бою 1 на 1, вне всяких сомнений, преимущество было за Бадыреем.

С помощью ИИ, Ю Бинг-джин знал обо всем, что творилось на Версальском Континенте.

Гильдия Гермес отправила в Королевство Арпен наемных убийц, целью которых стали высокоуровневые игроки севера.

Тем игрокам, которые покинули Центральный Континент, дали шанс вернуться назад и пообещали высокие должности, если они предадут Культ Травяной Каши.

– Я благодарен за это предложение, но вынужден Вам отказать. Теперь мой дом на севере.

– Север скоро превратится в безлюдную пустошь. Когда это произойдет, с Вами уже никто не будет церемониться. Хорошенько подумайте, прежде чем выбрать Королевство Арпен.

– Мне уже некуда возвращаться, к тому же здесь много моих знакомых…

– Гильдия Гермес может дать тебе немало ценных вещей. Такой шанс не выпадает дважды. Лишь немногим дарован шанс вступить в Гильдию.

Сила дружбы и преданности рушилась от жажды наживы и власти. В некоторых случаях игроки громко возмущались и протестовали, но в конце концов все равно принимали подобные предложения.

Были и случаи прямого подкупа игроков севера.

Гильдия Гермес вела грязную политику, разработанную еще на самых начальных стадиях своего становления. Глядя на происходящее, можно было с уверенностью сказать, что для укрощения кроликов, живущих на севере, была мобилизована целая стая львов.

– В Земле Магии Виид был жестоким тираном.

– У людей есть полное право изменить свою точку зрения.

Гильдия Гермес продолжала распространять подрывающие авторитет Виида слухи, хоть это и не имело большого эффекта.

Большинство игроков севера были непоколебимы в своем желании сражаться до самого конца.

Несмотря на то, что некоторых торговцев вынудили прекратить торговое сообщение с севером, потоки товаров продолжали идти, а выручка направлялась на развитие экономики, культуры и архитектуры.

В целом, эта война была направлена на уничтожение потенциала северного региона.

Лефей, возглавляющий Гильдию Гермес, был начисто лишен героических черт характера. Однако, он хорошо знал свое дело и ясно понимал, что север был тем семенем, которое с временем может дать ядовитые плоды для Империи Хэйвен.

– Я должен встретиться с Бадыреем, по крайней мере, хотя бы раз.

– Запустить подготовительный этап для испытания приемника?

Вся информация о Бадырее уже была собрана из самых первых рук. И, с помощью ИИ, Ю Бинг-джин мог устроить встречу с ним так, что тот даже ничего бы и не заметил.

– Нет, не сейчас. Возможно, всё уже очевидно, но я хочу подождать до конца. Я должен посмотреть на последнее усилие Виида.

– Вы завершили создание скульптуры класса «Шедевр» - «Нодюлль и Хильдеран»!

Скульптура, отражающая в себе силу природы и времени.

Особая работа скульптора, переписавшего историю всего континента.

Всякий раз, когда приключения Нодюлля становятся кому-либо известными, историческое значение этой скульптуры увеличивается на 3.

Художественная Ценность: 4,392.

– Эффекты:

У всех, кто посмотрит на скульптуру, скорость восстановления Здоровья и маны увеличится на 34% в течение следующих 3 дней.

Навыки мореплавания увеличатся на 21%.

Будет получено «Благословление Неукротимого Воина».

Монстры в радиусе 4 км не смогут нанести внезапную атаку.

Характеристика Удачи у первооткрывателей данной скульптуры навсегда увеличится на 2.

Данные эффекты не сочетаются с воздействием других скульптур.

Количество созданных скульптур класса «Шедевр»: 25.

– Вы получили опыт в Скульптурном Мастерстве.

– Вы получили опыт в Ремесле.

– Текущее значение техники Ваяния Времени поднялось до 2-го начального уровня.

Структурная целостность и долговечность Ваших скульптур будет сохраняться в течение длительного периода времени, даже несмотря на плохие погодные условия.