Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1241. Пища

 

Цзоянь Сяоюй вошла в Хребет Бога Мириад всего на несколько дней раньше, чем И Юнь, но за эти дни они довольно хорошо изучила правила Хребта Бога Мириад.

Она так же была знакома с планировкой территории личных учеников. Она провела И Юня в столовую для личных учеников.

Столовая занимала несколько километров и, зайдя, можно было увидеть величественный главный зал. В центре зала находилось 17 тяжелых и прочных бронзовых артефактов. Некоторые были с тремя ножками и двумя ручками, что назывались треногами, а другие имели две ручки и не имели ножек, они были котлами.

В сумме было 9 треног и 8 котлов, что в итоге составляло 17 бронзовых зачарованных сосудов. Такое число было самым высоким в этикете, который использовался с древних времен.

И Юнь мог сказать, что 17 сосудов не были обычными зачарованными артефактами. Из-за их расстановки, окружающие законы, казалось, естественным образом сформировали систему. Судя по всему, 17 бронзовых сосудов были комплектом.

Сосуды были окружены 32-мя столами, приготовленными для личных учеников.

За столом могло сидеть только двое, а И Юнь пришел рано. Он сел за какой-то стол, а Цзоянь Сяоюй встала позади него. Она изучала окружающую обстановку любопытным взглядом, так как находила ее новой и увлекательной.

«Сяоюй, ты упомянула, что эта пища предоставляется только раз в месяц, и что она экстраординарна. В чем именно она экстраординарна?»

«Молодой Мастер, я слышала, что ежемесячная пища приготовлена Старейшиной Ланьцинь Хребта Бога Мириад. У нее очень редкая работа в Спокойном Море. Она повар, но Вы так же можете ее называть Мастером Травяного Питания».

«В Спокойном Море, хотя здесь много мастеров переработки, мастеров массивов, алхимиков, Пустынных Мастеров Небес или мастеров амулетов, есть еще много тех, кто изучает эти профессии. Но повара почти исчезли. Людей, которые смогли обучиться поварскому искусству, очень мало. Достижения Старейшины Ланьцинь в поварском искусстве на пике совершенства. Если бы она использовала смертные ингредиенты, такие как обычный рис, овощи или мясо, они все равно станут тонизирующей пищей наивысшего уровня. Она не только будет очень вкусной, но и очень полезной для тела».

«Если еда приготовлена из ингредиентов наивысшего уровня, эффекты еще более очевидны. Старейшина Ланьцинь сможет переработать примеси, содержащиеся в ингредиентах, во время процесса приготовления. Это приводит к отсутствию вреда для тела, независимо от того, сколько человек съест. Это то, с чем не могут сравниться пилюли».

Как говорится, в каждом лекарстве есть свой токсин. Неизбежно, что даже в пилюлях наивысшего уровня останется немного токсинов. Если съесть слишком много, то токсины накопятся, и тогда понадобится время, чтобы избавиться от них.

Хорошо приготовленная пища, однако, никогда не приведет к такой ситуации. Это так же было сильной стороной повара. Тем не менее, так как эффекты от тонизирующей пищи были слабее, чем от пилюль, количество людей, изучающих приготовление тонизирующей пищи, были еще меньше.

«Молодой Мастер, взгляните. 17 сосудов в центре зала являются зачарованным артефактами, которые Старейшина Ланьцинь используется для готовки. Это набор, и прямо в этот момент вся еда находится в них. Через некоторое время я принесу ее Вам. В сумме будет 17 блюд: 9 мясных и 8 овощных».

Как только Цзоянь Сяоюй объяснила ситуацию, в зал один за другим начали заходить люди. Эти люди так же были личными учениками, и большинство из них было в сопровождении слуг. У некоторых было даже несколько слуг. И Юнь даже увидел молодого мужчину, который не был одет в форму личного ученика. За ним ухаживали 4 женщины, и все они были великолепными. Он даже шел, приобняв двух женщин, которые были по обе стороны от него. И Юнь был немного удивлен этим.

В конце концов, это происходило на публике. Такое публичное проявление любви было нелепым.

По совпадению, этот мужчина выбрал стол, за которым сидел И Юнь.

Мужчина посмотрел на И Юня и сказал, смеясь: «Ты должно быть И Юнь, который взволновал котел!»

Мужчина знал всех личных учеников Хребта Бога Мириад, поэтому после внезапного появления незнакомого лица он тут же догадался, кем был И Юнь.

«Это я» - кивнул И Юнь.

После того как мужчина сел, стол заполнился приятной болтовней женщин. И Юнь от этого потерял дар речи. Те, кто не знали, могли подумать, что он пришел сюда подурачиться.

Юноша очевидно заметил взгляд И Юня и сказал, смеясь: «Я Чжоу Бинфэн, и у меня довольно много служанок и наложниц. Я просил у секты разрешение на четырех человек. Другие восемь приведены из моего семейного клана. Правила Хребта Бога Мириад разрешают личным ученикам приводить 8, и ни на одного больше».

И Юнь еще больше опешил от объяснения Чжоу Бинфэна. И так, он привел только треть. 8 находились в его резиденции. У него точно была удача в любви.

«Младший Брат И, как личному ученику Хребта Бога Мириад, не нужно быть слишком сдержанным. Не проблема, если ты будешь немного показным, если у тебя есть достаточно силы».

Чжоу Бинфэн, чья личность кричала, что он казанова, поманил двух красавиц. Они стали по обе стороны от него и присоединились к питью.

И Юнь сказал Цзоянь Сяоюй: «Ты тоже должна сесть».

Лицо Цзоянь Сяоюй покраснело, и она поспешно сказала: «Молодой Мастер, не стоит. Я сейчас принесу Вам еду».

В этот момент были убраны крышки с 17-ти сосудов. Богатый аромат духовной пищи вырвался наружу, пробуждая аппетит.

Аромат, который достиг И Юня, был ему незнаком. Он не мог не заинтересоваться способностями Старейшины Ланьцинь.

За банкетом наблюдали несколько стариков. Они не были старейшинами, они были просто слугами.

Цзоянь Сяоюй подошла к первой треноге и взволнованно получила еду от старика. Это был духовный фрукт размером с чашку. Плоть фрукта была удалена, а ароматное блюду было помещено внутрь вместо нее. Цзоянь Сяоюй осторожно держала тарелку и чувствовала жар блюда. Она ощущала, как чувства переполняют ее сердце, хотя ей не разрешалось есть эту еду, это все равно очень взволновало ее.

Она посмотрела на И Юня и понесла ему блюдо, слово несла сокровище.

Но в этот момент Цзоянь Сяоюй неожиданно почувствовала, что попала в ловушку, так как потеряла баланс.

Цзоянь Сяоюй шокировано вскрикнула. Хотя ее уровень культивации был не высок, она была достаточно обучена, чтобы сохранить равновесие в воздухе. Но на этот раз, как только она должна была упасть, она почувствовала, что окружающие законы претерпели изменения. Удержать равновесие стало невозможно.

«Пэн!»

Цзоянь Сяоюй упала на пол. Духовный фрукт в ее руках упал на пол, и вся еда внутри фрукта разлетелась по полу.

Цзоянь Сяоюй в оцепенении села на полу. Она посмотрела на еду, которая валялась на полу, и слезы начали наворачиваться на ее глазах. Она естественно знала ценность еды, которую несла. Возможно, все культивационные ресурсы, которые она использовала за всю жизнь, даже не были так дороги, как этот духовный фрукт. Но теперь она уронила его на пол.

Кроме того, что она была внешней ученицей секты, которая работала служанкой, она так же была самым слабым членом ее семьи. Таким образом, она знала, что надо быть очень осторожной в резиденциях личных учеников, всегда боясь, что на нее случайно обрушится несчастье. Но теперь она была в огромной беде.