Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1212. Выход из затворничества

 

«Уфэн!»

Цин Чженъян был в ярости. Хотя его сын был бесполезен, он все равно был его сыном. За всю его боевую жизнь была одна женщина, которую бы он сильно любил. Ее преследовали враги Цин Чженъяна, и она умерла из-за того, что была связана с ним. Эта ситуация стала вечной болью для Цин Чженъяна. Сына, которого она родила ему, мог быть ни для чего не пригоден, но Цин Чженъян все равно любил его и не бросал его.

Ранее И Юнь сразился с Сы Юйшэном из-за его сына. Он был спасен тогда, но сейчас он был покалечен Священными Руками Небесного Огня.

«Ха-ха-ха! Цин Чженъян, Лорд Демонический оставил мне Божественную Территорию Мириад. С этого дня я буду постоянно посещать Город Мириад. Ждите меня!»

Когда Священные Руки Небесного Огня говорил, его тело устремилось в небо, как ослепительная стрела. Когда он оказался высоко в небе, его тело превратилось в десятки теней, прежде чем исчезнуть. В мгновение ока он исчез.

Что это было за искусство побега?

Увидев эту сцену, Совершенная Цяньхуа и Гуйюань Потянь почувствовали себя беспомощными. Хотя они были уверены в своей способности подавить Священные Руки Небесного Огня, что они могли сделать, если даже не могли поймать его тень?

В этот момент Цин Чженъян приземлился рядом с Цин Уфэном. Городской Лорд Цин почувствовал себя ужасно, когда посмотрел на разрушенный Даньтянь и покрытое кровью тело своего сына.

«Отец...спаси...спаси меня....» - с трудом произнес Цин Уфэн.

Он протянул свои окровавленные руки, словно пытался схватить что-то. В его глазах читались надежда и негодование.

Цин Чженъян покачал головой. Будущее Уфэна уже было определено. Цин Чженъян знал характер своего младшего сына. Если бы не Священные Руки Небесного Огня, он бы все равно рано или поздно оказался бы в таком состоянии.

«В будущем живи мирно, как смертный».

После того как Цин Чженъян произнес это, он отправил пилюлю в рот Цин Уфэна.

«Я...» Услышав слова Цин Чженъяна, надежда в глаза Цин Уфэна превратилась в отчаяние. Он кашлянул кровью, и не имея возможности выдержать ментальный удар, он тут же потерял сознание.

Цин Чженъян вздохнул и замолчал.

«Дядя Цин». Появилась Принцесса Белой Лисицы и быстро подошла к Цин Чженъяну. Во время атаки Священных Рук Небесного Огня она еще была в затворничестве, пока Цин Уфэн развлекался со служанками. Он естественно был первым, кого атаковали.

Когда Принцесса Белой Лисицы вышла, услышав шум, было уже поздно. Кроме того, она бы тоже не смогла спасти Цин Уфэна.

«Простите...» - виновато сказала Принцесса Белой Лисицы.

«Это не твоя вина. Священные Руки Небесного Огня не тот, кого бы ты смогла остановить. Если и надо кого-то винить, то меня. Если бы у него была хоть часть твоей силы, то он смог бы продержаться немного дольше, столько, чтобы я успел спасти его».

Цин Чженъян моментально бросился к Поместью Городского Лорда, но уже было поздно.

«Дядя Цин, мне интересно, кем является Демонический Дух, которого упомянул Священные Руки Небесного Огня. Если он действует под командованием Демонического Духа, чтобы справиться с Божественной Территорией Мириад, то катастрофа не ограничивается чумой...»

«Верно. Возможно, все Эмпирейские Небесна Бога Ян столкнутся с бедствием. Я надеялся найти И Юня, но теперь я мечтаю, чтобы он не появился. И Юнь слишком молод и не сможет противостоять такой огромной волне. Позови своего учителя. Мне придется снова потревожить ее...»

Когда Цин Чженъян говорил, он посмотрел вдаль и нахмурился. Только была закончена борьба за власть на Божественной Территории Мириад, но после нескольких лет спокойствия они снова должны начать горькое сражение...?

...

Культивация не знала времени. В маленьком мире, в котором закрылся И Юнь, все еще было яркое солнце и пышная растительность.

И Юнь сидел в комнате на каменной кровати, скрестив ноги. Рядом с ним находился горшочек с духовной жидкостью.

За все эти годы духовая жидкость помогала И Юню, предоставляя ему Юань Ци Неба и Земли, пока он совершал прорывы.

Больше половины духовной жидкости было поглощено И Юнем. Что изначально было бурным родником из духовной жидкости теперь стало крошечным потоком.

В этот момент И Юнь поманил рукой духовную жидкость. Подлетело несколько капель размером с фасоль. Их эссенция начала конденсироваться и сформировала туманное пятнышко, позволяя И Юню поглотить его.

Когда эти капли воды вошли в меридианы И Юня, они медленно слились с Даньтянем И Юня и прошли в корневую систему Божественного Лазурного Дерева.

В эти дни И Юнь ежедневно поглощал немного духовной жидкости. Духовная вода непонятным образом перемещалась в корневую систему Божественного Лазурного Дерева и становилась родником, который помогал росту божественного дерева.

Что касается уровня культивации И Юня, он только что сделал прорыв на четырехэтажный Дао Дворец.

В этот момент И Юнь неожиданно услышал, что снаружи комнаты к нему обращалась Лин Се’эр...

«Барт И Юнь, можно войти? Я почувствовала приближение группы людей».

«О?» И Юнь был слегка удивлен. Все эти годы он ушел в затворничество в необитаемом месте. Только крошечные животные приближались, чтобы попить воды из озера. Было действительно больной редкостью, что группа людей зашла так далеко в горы.

И Юнь открыл дверь и увидел, что Лин Се’эр стояла перед дверью. Ее лицо имело здоровый блеск, а жизненная сила в ней была намного энергичнее. Ее тело превратилось в телесную форму, и она, казалось, была источником мощной энергии.

Если бы он не знал, что у Лин Се’эр была бестелесной, он бы точно поверил, что она была настоящей молодой девушкой из плоти и крови.

Говоря об этом, с тех пор как Лин Се’эр начала культивировать, сила ее души значительно увеличилась. Ее талант к культивации был невероятным.

И опять же, рассматривая, что она была бестелесной формой жизни, рожденной из Семени Огня Бога Еретика, это не было неожиданность.

Так как Се’эр увеличила силу, ее тело тоже становилось более зрелым. Она стала на дюйм выше и теперь выглядела на 12 лет, а не на 10. Она оставалась чистой и очаровательной, но с намеком на красоту девушки подростка.

«Кто они?»

«Они воины. Они в ужасном состоянии. Некоторые из них ранены».

Теперь, когда сила Лин Се’эр увеличилась, она могла духовно выходить за рамки крошечного мира. Се’эр была активной по природе. Так как И Юнь ушел в затворничество на такой долгий период времени, а она осталась одна, ей было скучно проводить десятилетия в комнате.

Она не осмеливалась путешествовать одна, боясь выдать местоположение И Юня. Поэтому она использовала метод духовного путешествия, чтобы взглянуть на виды долины. Там она наблюдала, как олень пьет воду, а кролики жуют травку.

Она хотела сегодня развлечься, но увидела группу людей, которая убегает в лес. Они установили маскирующий массив и похоже собирались отдохнуть здесь несколько дней. Следовательно, она решила проинформировать И Юня.

«Они ранены?»

И Юнь немного подумал и сказал: «Тогда, давай пойдем наружу и посмотрим».

«Наружу? Правда?» Лин Се’эр была обрадована. Она в прошлом была заперта в Песчаном Море Захоронившем Солнце. Ей было не просто сбежать из огромного массива с И Юнем, но она была без сознания. Когда она проснулась, она сопровождала И Юня в его затворничестве. За все эти годы она никогда не видела внешний мир своими глазами.

«Да. Пришло время выходить из затворничества. Прошло много времени».

И Юнь потянулся и встал с каменной кровати. Когда он культивировать в состоянии транса, он не знал времени. Он сам не знал, сколько прошло лет.

За последние годы И Юнь чувствовал, что в скорости его культивации было явное снижение. Он знал, что скоро окажется в тупике.

Воины не могли культивировать только в затворничестве. Им нужно было изучать внешний мир и сражения. Временами, только из-за удачи, могло произойти прозрение, что было равносильно долгому затворничеству.

И Юнь в прошлом получил много прозрений из-за возможностей, которые встречали на его пути. У него не было времени переварить их, поэтому он решил войти в долгое затворничество. Он мог усилить свое основание и теперь, когда его цель уже достигнута, он естественно мог закончить затворничество.

«Пойдем. Пришло время покинуть это место».

И Юнь обернулся, чтобы посмотреть на оставленный крошечный мир. Он планировал оставить все здесь. Он забрал все важные травы и оставил то, что ему было не особо нужно, например, нефритовые свитки культивации, низкоуровневые пилюли и реликты, а так же оружие.

Когда придет время, когда его маскирующий массив истратит всю энергию, сюда, возможно, придет молодой человек и найдет эти вещи. Это будет для него возможностью.

Думая об этом, И Юнь задумался. Когда-то он полагался на вхождение в руины, оставленные древними, и получал возможности. А теперь, сам того не зная, он сам стал старшим, которые оставлял руины и возможности для других.