Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1188. Бессмертная Орхидея Нефритового Огня

 

Алхимическая Секта Девяти Котлов была центром внимания в тот момент, когда прибыла. Лорд Павильона Сы тоже вышел вперед, чтобы лично поприветствовать их. Как организатор Великого Собрания Алхимиков и Докторов, Лорд Павильона Сы испытывал гордость от того, что смог привести Алхимическую Секту Девяти Котлов. Он знал, что хотя Бессмертный Павильон Мириад был чрезвычайно богат, его временами умаляли секты с долгой историей, считая его не больше, чем просто компанией. То, что Алхимическая Секта Девяти Котлов посетила собрание, можно было рассматривать в качестве признания Бессмертного Павильона Мириад.

Фракции нужно было расти и развиваться шаг за шагом. Так же и наследию нужно было время для накопления. Возможно, в будущем Бессмертный Павильон Мириад станет имперской или бессмертной сектой с глубоким наследием, заполучив уважение и признание других. Конечно, нужно начать с полного контроля над Божественной Территорией Мириад.

«Священные Руки Небесного Огня, я действительно польщен Вашим появлением и Вашим любезным присутствием. Я организовал это Великое Собрание Алхимиков и Докторов, чтобы разрешить вопрос с чумой в Городе Мириад. Я полостью полагаюсь на Священные Руки. Вдобавок, я привел некоторых алхимиков из моей секты, надеясь получить указания и советы от Вас» - сказал Лорд Павильона Сы, сложив руки.

«Лорд Павильона Сы, я пришел на эту встречу, чтобы решить вопрос с чумой. Так же, я привел младших, чтобы они потренировались» - с легкостью сказал Священные Руки Небесного Огня. Вскоре, на места почета провели членов Алхимической Секты Девяти Котлов.

Сразу после этого девушки служанки с прекрасными фигурами вынесли подносы с фруктами, духовной пищей и виной, поставив их на стол перед Алхимической Сектой Девяти Котлов.

Бессмертный Павильон Мириад был богатой сектой, поэтому на каждой тарелке лежали духовные фрукты или амброзия высшего качества. Такие деликатесы не могли быть позволены обычными воинами. У этих блюд был не только потрясающий вкус, но и одной порции было достаточно, чтобы соответствовать годам усердной культивации.

«Я никак не ожидала, что Бессмертный Павильон Мириад подаст действительно приличную еду. К несчастью, они, видимо, не знают, что этот Пурпурный Драконий Фрукт нельзя есть сразу. Он должен быть пропитан Духовной Сердечной Росой. Таким образом, он будет казаться еще вкуснее и ароматнее. Так же, это освободит всю эссенцию самого Пурпурного Драконьего Фрукта, которая очень полезна для тела. Современные богатые – действительно современные богатые. Какая трата хороших предметов».

Девушка в красном держала Пурпурный Драконий Фрукт и качала головой, говоря это своему старшему брату.

Ее старший брат, казалось, был 20-ти лет. Он был одет в длинную пурпурную мантию. Его глаза были яркими, а зубы – прямыми. Странным образом, на каждой из его рук было по 6 пальцев, что в сумме составляло 12 пальцев. Кроме того, все 12 пальцев были длинными и тонкими, как у женщин.

Он ответил: «Младшая Сестра Юэ’эр, Пурпурный Драконий Фрукт и Духовная Сердечная Роса вообще редкие. Как можно знать, что их нужно совмещать? Просто молча ешь».

После того как была вынесена вся духовная пища для Алхимической Секты Девяти Котлов, девушки служанки начали подавать духовную пищу для алхимиков из других фракций.

Тем не менее, качество их пищи было намного хуже. Присутствовали 10 000 алхимиков и докторов. Было невозможно подать всем высококлассную духовную пищу, так как это стоило бы слишком много. Даже Бессмертный Павильон Мириад не мог себе этого позволить.

Таким образом, отношение, которое получила Алхимическая Секта Девяти Котлов, выделялось. Другие алхимики, доктора и даже те, кто были относительно неизвестны, не получили места. Они в итоге затерялись в толпе.

Предпочтительное отношение Бессмертного Павильона Мириад не понравилось многим алхимикам.

Хотя И Юнь был алхимиком, приглашенным Принцессой Белой Лисицы, его статус не позволил ему получить особого отношения от Бессмертного Павильона Мириад. В вопросах рассадки, он получил место с другими обычными алхимиками.

«Что за черт. Бессмертный Павильон Мириад пригласил нас сегодня, чтобы мы были на заднем плане. С самого начала они надеялись только на Алхимическую Секту Девяти Котлов. Мы здесь просто для количества. Как отвратительно».

Услышав слова молодого алхимика, И Юнь улыбнулся. Молодой Мужчина выглядел так, словно культивировал несколько веков. Алхимик в возрасте нескольких сотен лет уже был достаточно хорош в сравнении с обычными воинами. Конечно, замаскированный И Юнь выглядел намного старше.

«Как мне обращаться к Вам? Вы выглядите незнакомо». Молодой алхимик заметил И Юня.

«Линь Юнь» - спокойно ответил И Юнь. Он использовал фамилию Линь Синьтун.

«И так, это Алхимик Линь. Вы пришли по приглашению Райского Отделения? Меня зовут Чжан Сяотянь. Я вырос в Райском Отделении».

Когда Чжан Сяотянь говорил, он взял духовный фрукт и начал жевать его, словно вымещая на нем гнев. У него был довольно честный характер, и все его эмоции были написаны на его лице.

На самом деле, среди 10 000 алхимиков и докторов, были много тех, кто разделяли его переживания.

Воины были гордыми. Алхимики и доктора изначально были воинами с особым уклоном, поэтому они были еще более гордыми. Они всегда наслаждались величественным положением. Бесчисленное количество людей обращалось за их услугами. Даже не очень хорошие алхимики почитались маленькими сектами.

Они, конечно, слышали об Алхимической Секте Девяти Котлов и Божественной Территории Воскового Котла. Действительно, у них были длинные истории в алхимии, но нельзя было доверять тому, что слышишь. Они должны были увидеть это своими глазами. Многие алхимики были не убеждены и хотели проверить секту предположительно высокого уровня.

Спустя несколько бокалов вина настроение стало оживленнее. Старик из семьи Гуйюань неожиданно встал и сказал: «Все! Я Гуйюань Чжень из семьи Гуйюань. Я хочу задать вопрос Лорду Павильона Сы. Вы ранее упоминали, что Вы пригласили мастеров из Алхимической Секты Девяти Котлов, чтобы получить советы для молодых алхимиков Бессмертного Павильона Мириад. Мне интересно, может ли такой старый человек, как я, получить совет?»

Старик говорил медленным тоном, который казался скромным и вежливым. Лорд Павильона Сы кивнули и не отказал ему. «Какой у Вас вопрос? Задавайте».

«Я хотел бы задать Священным Рукам Небесного Огня следующий вопрос: среди всех духовных трав есть известная трава под названием Бессмертная Орхидея Нефритового Огня. У нее много эффектов, и прямое потребление может привести к увеличению уровня культивации. Она так же очень полезна для физической силы и жизненной силы. К сожалению, невозможно ввести ее эссенцию в пилюлю. Мне интересно, знает ли Священные Руки Небесного Огня решение этой проблемы?»

Гуйюань Чжень медленно произнес это, а его глаза мерцали. Бессмертная Орхидея Нефритового Огня не могла быть введена в пилюлю, так как по природе относилась к элементу огня. Она содержала чрезвычайно летучую огненную Юань Ци, которая сжигала Бессмертную Орхидею Нефритового Огня дотла, если входила в контакт с алхимическим пламенем.

Но на самом деле, много лет назад Гуйюань Чжень наткнулся на метод вливания Бессмертной Орхидеи Нефритового Огня в пилюлю. Во-первых, он перешел с огненной обработки на водную обработку. Во-вторых, он использовал технику Пустынных Небес, чтобы заранее подготовить Бессмертную Орхидею Нефритового Огня. Таким образом, он мог с трудом извлечь треть эссенции травы. Это было впечатляющим подвигом.

Гуйюань Чжень уже знал ответ. Он не искал совета от Священных Рук Небесного Огня, а просто хотел проверить его.

Он знал, что Алхимическая Секта Девяти Котлов имели глубокое наследие в алхимии, такое, с которым Гуйюань Чжень не мог сравниться. Тем не менее, независимо от того, насколько великой была Алхимическая Секта Девяти Котлов, они не могли быть неуязвимы в каждом аспекте.

Бессмертная Орхидея Нефритового Огня заняла у него сто лет обучения. Он думал, что никто не был большим экспертов в этой траве. В конце концов, для алхимиков было доступно так много трав. Мало человек будет тратить усилия на одну траву.

Гуйюань Чжень просто хотел использовать это, чтобы сбить спесь с Алхимической Секты Девяти Котлов.