Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1170. Берег озера горной равнины

 

Когда Божественная Башня Пришествия улетела, И Юнь почувствовал полное облегчение, когда ощутил, что он уходит все дальше от горы Куньхуа.

Искалеченный Сы Юйшэн привел к тому, что у И Юня не было иного выбора, кроме как временно покинуть Город Мириад. Он серьезно поставил под угрозу будущее Бессмертного Павильона Мириад. Так как Бессмертный Павильон Мириад был таким гордым и величественным объединением, они не предложат ему компромисс. И Юнь, в любом случае, не хотел идти на компромисс.

«Молодой Мастер, какие Ваши будущие планы?» - спросила Жу’эр.

«Найдем тихое место и возьмем там резиденцию» - ответил И Юнь.

Если это не получится, то Божественная Башня Пришествия тоже была пригодна для жилья.

«Молодой Мастер, если Вы хотите найти тихое место, у меня есть кое-что на уме» - предложила Дун Сяоюй.

И Юнь сказал: «Не говори, что это Секта Нефритовой Волны? Хотя ты со мной, ты ничего не сделала Сы Юйшэну, поэтому даже если Бессмертный Павильон Мириад захочет обрушить свою ярость на Секты Нефритовой Волны, они будут посылать войска без причины. Однако если мы остановимся в Секте Нефритовой Волны, это будет уже другая история».

«Молодой Мастер, спасибо за беспокойство о Секте Нефритовой Волны» - мягко улыбнувшись, сказала Дун Сяоюй. «Тем не менее, место, о котором я думаю, не в Секте Нефритовой Волны. Это моя личная резиденция. Когда я ухожу путешествовать, я иногда остаюсь там, если хочу побыть одна».

Сказав это, Дун Сяоюй не поняла, что на ее лице выступили румяна.

Она была незамужней девушкой, и ее личная резиденция была эквивалентна ее будуару. Никто не заходил туда, не говоря уже о молодом мужчине.

И Юнь подумал и сказал: «Хорошо. Отправимся в твою личную резиденцию».

Для воина три года до встречи для обмена товарами были ничем. Они пролетят в мгновение ока.

...

На горе Куньхуа Цзоцю Бо беспомощно смотрел, как отступает невредимый И Юнь. Его кровь была в хаосе, а глаза наполнены жаждой крови.

Сы Юйшэн все еще валялся на земле, как псина. Охранник в пурпурном был на последнем издыхании. Хуже всего, что все это видели многие известные фракции Города Мириад, а так же огромное количество воинов.

Он, Верховенствующий, у всех на глазах позволил сбежать И Юню!

Лицо Бессмертного Павильона Мириад было жестоко побито младшим.

«Цин Чжэнъян». Цзоцю Бо холодно посмотрел на Городского Лорда Цин. «Я сообщу Лорду Павильона о том, что произошло сегодня. Независимо от того, куда убежал И Юнь, мой Бессмертный Павильон Мириад ни перед чем не остановится, чтобы убить его! Если ты все еще хочешь защищать его, это означает, что ты открыто разрываешь хорошие отношения с Бессмертным Павильоном Мириад!»

Городской Лорд Цин усмехнулся, когда сказал: «Как алхимик, который с трудом достиг уровня Верховенствующего, ты смеешь угрожать мне? Просто сообщи факты. Пока ты тут, быстро забери этого калеку и убирайся. И если этот мой бесполезный сын сегодня не вернется в отличном состоянии, я лично навещу вас».

Хотя Бессмертный Павильон Мириад был крупным объединением, почему Городской Лорд Цин будет бояться их?

Кроме того, Сы Юйшэн заключил с И Юнем соглашение. Все присутствующие слышали это. Если Городской Лорд Цин не вмешивается в дела между Сы Юйшэном и И Юнем, то Бессмертный Павильон Мириад отпускает Цин Уфэна. Даже если Сы Юйшэн был полумертвым, соглашение не может быть нарушено.

Выражение лица Цзоцю Бо было мерзким, он махнул рукой. Он сказал подчиненным из Бессмертного Павильона Мириад: «Заерите Молодого Мастера и охранника. Мы уходим!»

Оставаясь здесь, они только привлекут больше насмешек от присутствующей толпы. Для Цзоцю Бо было очевидно, то, что произошло сегодня, быстро распространится по всему Городу Мириад или даже по всем Эмпирейским Небесам, делая Бессмертный Павильон Мириад посмешищем.

Увидев, что Цзоцю Бо и остальные поспешно уходят как негодяи ,Городской Лорд ЦИн повернул голову и сказал Принцессе Белой Лисицы с улыбкой: «Уся, И Юнь решает вопросы решительно и осторожно. Он точно избежит преследования Бессмертным Павильоном Мириад. Так же, с его силой он может сбежать даже от Верховенствующего. Хотя в Бессмертном Павильоне Мириад много Верховенствующих, их объединение огромное и имеет много врагов. Они не смогут выделить лучших экспертов для поимки И Юня».

Принцесса Белой Лисицы слегка кивнула. Она чувствовала себя спокойнее, когда услышала слова Городского Лорда Цин.

«Говоря об этом, твой друг действительно удивляет меня каждый раз. Ха-ха» - рассмеявшись сказал Городской Лорд ЦИн.

Под нежной вуалью прекрасное лицо Принцессы Белой Лисицы мягко улыбнулось. «Тоже самое. Он каждый раз удивляет меня».

На этот раз сила И Юня увеличилась в невероятное количество раз, достигая таких высот, который не ожидала Принцесса Белой Лисицы. Кажется, что с тех пор как И Юнь покинул Эмпирейские Небеса Десятитысячного Фэу, его скорость культивации только стала выше...

«Пойдем» - сказала Фея Юцинь своей служанке. Она сияла в белом платье и обладала несравненной красотой. Тем не менее, увидев ужасающий талант И Юня, отстраненная Фея Юцинь неожиданно почувствовала отчаяние. Она всегда стояла на пьедестале, но если сравнить с И Юнем, то она была ничем.

даже Сы Юйшэн подчинился И Юню. Еще днем он был воодушевленным и наслаждался успехом, а сейчас у столкнулся с жизнью, что была хуже смерти.

После этого дня И Юнь точно станет знаменит в Городе Мириад. Все буду знать, что И Юнь не такой, каким они его себе представляли. Он был не только гениальным алхимиком, но и чудовищным экспертом с превосходным боевым талантом.

Фракции, которые думали, что И Юнь был сочным куском мяса, теперь были шокированы.

...

Божественная Башня Пришествия пролетела сотни тысяч километров, прежде чем приземлиться в отдаленной горной долине.

Снаружи горной долины клубился туман, а внутри было чистое небо. С неба они обнаружили широкое и спокойное озеро, которое походило на нефритовый диск среди зеленых лесов. На поверхности цвели лотосы, составляя удивительную картину.

В центре озера был крошечный остров с изысканным бамбуковым домом. На берегу озера был павильон и дорожка, выложенная гравием.

«Это место действительно отдаленное и тихое» - удовлетворенно сказал И Юнь, смерив место взглядом.

Дун Сяоюй слегка улыбнулась. Это место, о котором не знали даже люди из Секты Нефритовой Волны. Это было чрезвычайно скрытым.

«Молодой Мастер, замечательно, что Вам оно понравилось. Вы спасли мою жизнь, а я никак не могу отблагодарить Вас. Я рада, что смогла Вам помочь хотя бы чуть-чуть» - скала Дун Сяоюй.

«Хорошо». И Юнь кивнул, распространив свое восприятие по всей горной долине. «Тем не менее, теперь нам нужно быть на стороже из-за Бессмертного Павильона Мириад. Твой скрывающий массив очень прост. Мне нужно немного усилить его».

И Юнь довольно много узнал о массивах из записей божественного алхимика. Здесь он мог применить эти знания в жизни, а так же применить свои пространственные способности. Он окутал всю горную долину, искажая пространство вокруг этой области. Он превратил ее в независимый маленький мир, который был полностью изолирован от окружающего мира.

Таким образом, даже если в эту горную долину пребудет Верховенствующий, он не обязательно обнаружит что-нибудь странное в этой области.

Дун Сяоюй была удивлена способами И Юня. Она была довольно образована и понимала, что И Юнь делает.

«Молодой Мастер, Вы открыли независимый маленький мир?». Открытие независимого пространства было тем, на что способны не все Верховенствующие.

«Он не обязательно стабилен, но без проблем продержится несколько десятилетий». Все эти годы И Юнь культивировал в законах пространственного измерения. Каким-то образом он дошел до такой ступени. Он был недалеко от того, чтобы действительно самостоятельно открыть маленький мир.

После этого И Юнь вынес Лин Се’эр из Божественной Башни Пришествия и разместил ее в бамбуковом доме. В нем были три комнаты. Лин Се’эр получила одну, И Юнь занял другую, а Жу’эр и Дун Сяоюй разделили последнюю.

На горной долине естественно росло множество духовных растений и фруктов. Дун Сяоюй и Жу’эр пошли собирать их, а ночью из бамбукового дома повалил дым.

И Юнь сидел в павильоне на берегу озера, купаясь в легком ветерке. Он смотрел, как две девушки занимались делами перед домом и с другой стороны дома. Они разожгли огонь, чтобы приготовить еду, и постепенно его настроение успокоилось.

Он сильно оскорбил Бессмертный Павильон Мириад, но чтобы спасти Лин Се’эр ему все равно нужно будет вернуться в Город Мириад. Он не был таким человеком, который будет молча терпеть угнетение. Он сведет счеты с Бессмертным Павильоном Мириад.

И за это время И Юнь планировал культивировать еще больше. Увеличив силу, он сможет раньше столкнуться с Бессмертным Павильоном Мириад.

Окружающая среда горной долины была тихой. Духовная энергия не была скудной. Это действительно было хорошим местом для затворнической тренировки. И проживание в таком мирном месте было полезным для тренировки души И Юня.

Тем не менее, у И Юня пока были другие планы. Он хотел посетить шахту Мировых Камней Секты Нефритовой Волны. Он хотел взглянуть на странную землю, которая привела к болезни Дун Сяоюй.

«Сяоюй, приготовься отправиться со мной в шахту Мировых Камней Секты Нефритовой Волны. Я хочу посмотреть на тайну заброшенных руин, которые привели к твоей болезни».

«Что? Молодой Мастер...»

Дун Сяоюй была встревожена. Заброшенные руины были запечатаны Сектой Нефритовой Волны. Секты запрещала любому приближаться к ним или даже говорить о них вне секты.

Теперь распространились слухи, что это проклятая земля. Любой будет проклят после входа, а Дун Сяоюй была прекрасным примером.

«Молодой Мастер, в этих заброшенных руинах нет сокровищ. Там только плохая удача и проклятье. Молодой Мастер, Вы можете обладать экстраординарной силой, но Вам лучше не идти в такое странное место. Что если Вы будете прокляты какой-нибудь злой сущностью, тогда я...»

Когда Дун Сяоюй сказала это, она остановилась. Он не знала, как продолжить. Он не имела права сомневаться в том, что хотел сделать И Юнь, но, почему-то Дун Сяоюй поняла, что у нее есть странное чувство беспокойства о нем. Возможно, это чувство было в ней, когда она очнулась от темного мира отчаяния и поняла, что этот юноша спас ее...

«Все в порядке. Я буду осторожен». И Юнь улыбнулся Дун Сяоюй. У него было смутное ощущение, что эти заброшенные руины скрывали что-то озадачивающее.