Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1166. Взять на себя всю ответственность

 

Сы Юйшэн был взбешен И Юнем. Он отказывался отпускать И Юня невредимым с прослушивания цитры.

«Сы Юйшэн, если Вы сегодня сделаете что-нибудь, я буду считать это актом враждебности против меня. Если Вы отрежете руки моего гостя, я отрежу Ваши руки!» Городской Лорд Цин был в ярости. Сы Юйшэн действительно намеревался атаковать на его прослушивании цитры!

Это было не только Поместье Городского Лорда, но и Город Мириад. Законы Города Мириад запрещали драки.

«Городской Лорд Цин, спасибо. Тем не менее, это вопрос между мной и Сы Юйшэном. Пожалуйста, не вмешивайтесь» - сказал И Юнь.

Он уже был благодарен намерениям Городского Лорда Цин. Сегодняшний поворот событий был результатом его действий.

И Юнь посмотрел на Сы Юйшэна и на людей позади него. Он знал, что Сы Юйшэн привел этих людей, чтобы схватить его.

Подпишет он контракт или нет, не имело значения. Если он не был подписан, Сы Юйшэн планировал использовать силу, чтобы привести его в Бессмертный Павильон Мириад. Когда он окажется в Бессмертном Павильоне Мириад, насильно или нет, исход будет очевиден.

«Цзоцю Хаоюй Вашего Бессмертного Павильона Мириад провоцировал меня, и поплатился своими руками, потому что переоценил себя. Нужно признавать поражение и соблюдать правила спора. Это неоспоримая истина. Тем не менее, Вы хотите использовать эту истину в качестве отговорки против меня. Хорошо, я принимаю это, но в итоге Вы составили коварный план против Молодого Мастера Уфэна. Использование таких презренных методов, чтобы угрожать Городскому Лорду Цин, это крайнее издевательство!»

И Юнь продолжил: «Если Вы хотите решить вопрос, то я согласен! Тем не менее, я должен кое-что спросить. Если Городской Лорд Цин не будет вмешиваться, будет ли Молодой Мастер Уфэн в безопасности?»

Цин Уфэн из-за И Юня попал в ловушку. Хотя И Юнь не знал его, он хотел решить этот вопрос для Городского Лорда Цин.

«Мой друг, И Юнь». Городской Лорд Цин тут же остановил его, нахмурившись.

Вуаль на лице Принцессы Белой Лисицы не могла скрыть волнение в ее глазах.

«Городской Лорд Цин, не нужно ничего говорить». И Юнь посмотрел на Сы Юйшэна и спросил глубокой интонацией: «Вы слышали, что я сказал?»

«Ха-ха-ха!» Сы Юйшэн громко рассмеялся. «Если Городской Лорд Цин не будет вмешиваться, то Молодой Мастер Уфэн получит предельно добродушное отношение. Когда он закончит веселиться, он вернется. Что касается его долга, мой Бессмертный Павильон Мириад выплатит его».

«Хорошо!» И Юнь не боялся, что Сы Юйшэн не выполнит свое обещание. Маловероятно, что Сы Юйшэн или Бессмертный Павильон Мириад пойдут против Городского Лорда Цин.

«Молодой Мастер И, этот Сы Юйшэн уже давно сделал себе имя. Его сила ужасающая, а Бессмертный Павильон Мириад поддерживает его...» Дун Сяоюй и Жу’эр выглядели взволнованно.

«Все нормально» - беспечно сказал И Юнь, а его фигура бросилась вперед, улетая с лодки к берегу озера.

«Поймайте его!»

Сы Юйшэн махнул рукой, а его последователи полетели за И Юнем и окружили его.

Один из последователей взмахнул рукой, создав цепи.

Цепи были сделаны из Глубоководного Черного Железа. На их поверхности были выгравированы номологические руны, которые запечатывали Юань Ци. Если тебя закуют в такие цепи, то ты не сможешь использовать Юань Ци.

«Заковать его в цепи!» Уголки губ Сы Юйшэна поднялись в зловещей улыбке.

Ка Ка Ка!

Цепи походили на питона. Они окружили И Юня и сдержали его.

В тот момент, когда цепь защелкнулась, вспыхнули божественные узоры. Цепи слились в одну и полностью сковали поток Юань Ци И Юня.

Выражение лица Городского Лорда Цин стало ужасным. Сы Юйшэн насильно уводил кого-то из его Поместья Городского Лорда. Независимо от безопасности его ребенка, он не мог позволить происходить таким вещам.

Как только он собирался предпринять действия, Принцесса Белой Лисицы, которая сидела рядом с ним, поменялась в лице. «Дядя Цин, И Юнь только что передал мне свой голос. Он надеется, что Дядя Цин не будет ничего предпринимать».

Принцесса Белой Лисицы тоже волновалась за И Юня, но И Юнь передал ей свой голос. Он действительно не хотел вмешивать Городского Лорда Цин.

«Ситуация развилась до такой степени. Если я ничего не предприму, я что, действительно должен сидеть и смотреть, как И Юня забрали в Бессмертный Павильон Мириад?»

Когда Городской Лорд Цин говорил, слуги Сы Юйшэна уже повели И Юня к выходу из Поместья Городского Лорда.

«Отведите его в Бессмертный Дворец Мириад». Сы Юйшэн махнул рукой, но когда увидел каменное лицо И Юня и его спокойную походку, он тут же расстроился. «Какой упертый парень. Ты едва имеешь право сразиться со мной. Когда мы прибудем в Бессмертный Дворец Мириад, я посмотрю, сколько ты протянешь!»

Сы Юйшэн повел И Юня к выходу из Поместья Городского Лорда. Люди на берегу озера уступали им дорогу.

Этот молодой алхимик обидел Бессмертный Павильон Мириад и был выведен из Поместья Городского Лорда. Было неизвестно, что с ним произойдет. Возможно, Бессмертный Павильон Мириад сделает его заключившим контракт рабом, заставляя его прислуживать всю жизнь!

Рассматривая такую возможность, люди не могли не вздохнуть.

Цин Чжэнъян стоял с хмурым выражением лица. Хотя И Юнь передал свои слова, прося его не вмешиваться, он не мог просто сидеть, сложа руки, игнорируя этот вопрос. И Юнь был выведен из Поместья Городского Лорда, и он решил следовать за ним.

«Уся, пойдем вместе в Бессмертный Дворец Мириад. Сы Юйшэн действует беззаконно и нагло. Он может быть бессовестным в своих делах, но мне интересно, Старейшины Бессмертного Павильона Мириад так же быстро рассорятся со мной, Цин Чжэнъяном?»

Как городской лорд Города Мириад, статус и личная сила Цин Чжэнъяна делали его существом, с которым считалась каждая из крупных фракций.

Цин Чжэнъян хотел встретиться с верхними эшелонами Бессмертного Павильона Мириад. Тем не менее, он знал, что они вероятнее всего не встретятся с ним.

Они, вероятно, согласились с желанием Сы Юйшэна использовать крайние способ, чтобы решить этот вопрос.

Использование его младшего сына и окружение И Юня на прослушивании цитры было унизительным для верхних эшелонов Бессмертного Павильона Мириад. Тем не менее, Сы Юйшэн был молод и безрассуден. Кроме того, он был известен за свои вопиющие дела. Никто не был против, когда он делал что-то подобное.

Это беспокоило Цин Чжэнъяна. Он предполагал, что несколько Старейшин Бессмертного Павильона Мириад будут прятаться и не встретятся с ним, когда он прибудет к Бессмертному Дворцу Мириад.

Если так произойдет, то все станет только проблематичнее.

Увидев, что Городской Лорд Цин собирается следовать за Сы Юйшэном, Жу’эр не знала, что делать. Дун Сяоюй взяла ее за руки и сказала: «Быстро пойдем за нашим мастером».

«Да...да!» Жу’эр освободилась от оцепенения и тут же кивнула.

Увидев, что Дун Сяоюй и Жу’эр помчались за группой людей, служанка Феи Пурпурный Дождь сказала с злорадством: «Ранее, если бы ты вежливо поприветствовал мою госпожу и стал почетным гостем нашей семьи Гуйюань, ты бы оказался в такой жалкой ситуации?»

«Этот И Юнь верен своим друзьям. Тем не менее, твердое решение умереть на ногах, нежели жить, приклонив колени, временами является глупым выбором» - мягко сказала Фея Пурпурный Дождь. Затем она встала и сказала: «Судя по всему, Городской Лорд Цин направляется в Бессмертный Дворец Мириад. Это прослушивание цитры окончено. Пойдем за ним и посмотрим шоу».

Она перевела взгляд на Принцессу Белой Лисицы, которая была в лодке Городского Лорда Цин. Затем она перевела взгляд на еще одну большую и высокую лодку. Там сидела фигура, напоминающая разреженное облако, прикрывающее луну, излучая слабую эфирную ауру. Это была Фея Юцинь.

«Этот И Юнь – друг Феи Уси. Фея Уся, вероятнее всего, тоже уйдет. К несчастью, это означает, что не будет дуэли между ними». Фея Пурпурный Дождь слегка улыбнулась, а ее фигура полетела к берегу озера.

«Фея Юцинь» - сказала Принцесса Белой Лисицы. «Похоже, мы должны закрыть сегодняшнее прослушивание цитры. Мне нужно следовать за Дядей Цин в Бессмертный Дворец Мириад».

Сидя в лодке Райского Отделения, Фея Юцинь слегка вздохнула. В их прошлую дуэль, у них была ничья. Она хотела еще раз сразиться с ней, но никак не ожидала, что прослушивание цитры будет закрыто из-за конфликта между И Юнем и Бессмертным Павильоном Мириад.

Фея Юцинь тоже слышала о ситуации И Юня. Она находила его впечатляющим человеком после того, как увидела, как он сегодня осмелился обидеть Бессмертный Павильон Мириад.

«Мисс, так как прослушивание отменено, давайте вернемся» - сказала служанка с гибким и изящным телом, что вышла вперед.

Фея Юцинь покачала головой и сказала: «Возможно, больше половины людей отправится смотреть на случившееся. Мы тоже пойдем. Если Бессмертный Павильон Мириад захочет сделать И Юня своим рабом, я сомневаюсь, что другие фракции будут стоять в стороне».

Как гениальный алхимик без статуса или поддержки, И Юнь походил на бесхозный драгоценный камень. Любой, кто встретит его, естественно захочет поднять его с улицы и сделать его своим.

И единственным способом выжить для И Юня было искать выход в трещинах между этими фракциями. Он не мог отделиться от всего. В итоге ему придется положиться на определенную фракцию и на компромисс ради интересов каждого.

Фея Юцинь была права. Даже Городской Лорд Цин и Фея Уся ушли. Больше половины людей последовали за ними.

Снаружи Поместья Городского Лорда было много воинов. Они знали, что Поместье Городского Лорда сегодня принимает гостей. Без приглашения они могли только слоняться снаружи поместья, надеясь услышать мелодии цитры. Когда они увидели присутствующих, включая Городского Лорда Цин, который в спешке покидал поместье, они были сбиты с толку.

Что они делают?

Кроме того, они видели, что прямо перед группой людей был И Юнь с запечатанной Юань Ци. Он был скован, и его выпроваживали из города.

И если присмотреться, то его выводил преемник Бессмертного Павильона Мириад, Сы Юйшэн!

Сы Юйшэн всегда был в центре внимания в Городе Мириад. Он был неоспоримым человеком номер один молодого поколения. Тем не менее, его злые действия были широко известны. Сегодня он схватил самого гениального алхимика Города Мириад. Ситуация создала шумиху.

«Что происходит? И Юня поймали!?»

«Это должно быть связано с враждой между И Юнем и Бессмертным Павильоном Мириад. Теперь его уводят, все обернулось против И Юня!»