Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1151. Процесс Создания

 

 «Я могу смотреть?» Мастер Секты Дун был ошеломлен.

За исключением смягчающих обстоятельств, например, Хуянь Цана и Цзоцю Хаоюйя, требующих, чтобы И Юнь создавал пилюли на публике, многие алхимики запрещали людям смотреть за процессом создания. Первой причиной было то, что они не хотели, чтобы их отвлекали, а вторая причина – страх, что их техники ручных печатей и алхимические секреты будут скопированы другими людьми.

Дун Шаоцин не просил об этом, но И Юнь пригласил его посмотреть. Лучше и быть не могло.

«Молодой Мастер И, я не потревожу Вас, если буду смотреть в стороне?»

И Юнь улыбнулся и сказал: «Если бы я боялся, что меня потревожат, то я бы был обречен, когда через пять дней буду публично создавать пилюли».

«Верно». Дун Шаоцин был рад. Хотя он не был уверен в навыке И Юня, он был в некоторой степени успокоен ответом И Юня.

Если у И Юня действительно не было навыков, он бы не согласился выставить себя дураком на публике.

И Юнь провел Дун Шаоцина в алхимическую лабораторию и закрыл дверь. Жу’эр осталась рядом с ним, чтобы присматривать, выглядя как ребенок-медик.

Обычно, количество времени, которое требуется алхимику для создания пилюль, варьирует от нескольких часов до нескольких дней. Когда пилюля намного превосходит уровень алхимика, им требуется установить массив и годы на создание ее. Это может даже занять сотни лет. Тем не менее, такие массовые приготовления могут быть совершены только алхимиками мудрецами. Обычные алхимики совершенно не имели таких способностей.

В случае Пилюли Очищающей Тело, это займет 3 или 4 дня.

Если бы это было в любое другое время, три или четыре дня были бы ничем для Дун Шаоцина. Это было бы просто временем для медитации. Но сейчас, когда судьба его дочери висела на волоске, он не был в настроении медитировать. Он внимательно смотрел за процессом создания пилюли И Юнем.

И Юнь взял крошечный серый котел, который висел в воздухе. Это был Божественный Алхимический Котел, у которого был неполный массив.

«Пюу...»

И Юнь постучал пальцем, из-за чего котел зажегся, так как он ввел струйку Семени Огня Бога Еретика.

Семя Огня Бога Еретика превратилось в пламя и осталось незамеченным. Оно в мгновение ока вошло в Божественный Алхимический Котел.

Семя Огня Бога Еретика могло пронзить мир. Обычные котлы не могли его выдержать, но Божественный Алхимический Котел сопровождал Семя Огня Бога Еретика сотни миллионов лет, из-за чего он был в гармонии с Семенем Огня Бога Еретика, словно они были единым целым. Когда Семя Огня Бога Еретика вошло в Божественный Алхимический Котел, оно полностью исчезло. Поверхность котла оставалась простой и бесхитростной, слово и не было введено пламени.

Увидев это, Дун Шаоцин впал в оцепенение. Он ранее видел, как алхимики создают пилюли, но сцена перед его глазами совершенно отличалась.

И Юнь посмотрел на материалы. Он тут же взял Цветок Молодого Бизарра и бросил его в Божественный Алхимический Котел.

Цветок Молодого Бизарра тут же был окутан пламенем.

Душа И Юня сейчас была сильной, но достаточной только для поддержания одной крошечной струйки Семени Огня Бога Еретика. Он уже был на пределе.

Если бы он дал волю Семени Огня Бога Еретика, чтобы то устроило чистое разрушение, например, как во время уничтожения Дао Дворца Семи Звезд, то И Юнь смог бы использовать Семя Огня Бога Еретика, чтобы создать адское море. Тем не менее, создание лекарства совершенно отличалось. Оно требовало крайней точности.

Он мог с легкостью контролировать одну струйку Семени Огня Бога Еретика. Если он попытается контролировать две, то это будет нестабильно.

Огонь поглотил Цветок Молодого Бизарра, выпустив лекарственную эссенцию. Истинное извлечение и собирательство лекарственной эссенции полагалось не на ментальную силу И Юня, а на Пурпурный Кристальный Первоисточник.

Пурпурный Кристалл был самым ценным божественным сокровищем И Юня. Он помогал И Юню выжить в самые сложные периоды, когда он только начал практиковаться в боевых искусствах. И в Древних Эмпирейских Небесах и в Великом Мире Лазурного Дерева, И Юнь не получил бы понимания концепта Разрушения или не получил бы признание Божественного Лазурного Дерева, если бы не Пурпурный Кристалл.

Пурпурный Кристалл обладал абсолютным контролем над энергией. Это позволяло И Юню без усилий сконденсировать лекарственную эссенцию Цветка Молодого Бизарра в его руках.

Весь этот процесс занял меньше минуты.

После извлечения лекарственной эссенции Цветка Молодого Бизарра, И Юнь, не колеблясь, бросил в Божественный Алхимический Котел вторую траву – Траву Переплетенного Стекла.

Так же менее чем через минуту лекарственная эссенция Травы Переплетенного Стекла была извлечена.

После этого, он бросал в Божественный Алхимический Котел одну траву за другой. И Юнь поддерживал постоянную скорость, но это послужило тому, чтобы ошеломить Дун Шаоцина, который смотрел со стороны.

Хотя Дун Шаоцин не мог создавать лекарства, это не означало, что он совершенно не знал, каким был процесс создания.

Извлечение лекарственной эссенции из трав было самым важным шагом для обычного алхимика. Если сделать одну маленькую ошибочку, то растение превратится в пепел.

Многие алхимики терпели неудачу на этом этапе. На самом деле процесс формирования пилюли был относительно легче.

Поэтому алхимики были чрезвычайно внимательны во время первого этапа.

Дун Шаоцин никогда не слышал, не говоря уже о том, чтобы видеть, как кто-то работал со скоростью и точностью И Юня.

Почему он был таким быстрым? Каждая трава занимала всего минуту. Это походило на то, как девушка с фермы мыла овощи.

Вскоре, лекарственная эссенция была извлечена из каждого ингредиента.

После этого под контролем И Юня лекарственна эссенция начала соединяться в пилюлю.

Этот процесс требовал от И Юня применения различных Дао печатей.

Он уже практиковался в Технике Пустынных Небес с момента прибытия в Эмпирейских Небесах Десятитысячного Фэу. Вдобавок к абсолютному контролю над энергией Пурпурным Кристаллом, ему было не сложно создавать печати. На банкете Императрицы Сюань, И Юнь мог идеально формировать печати, впечатлив Принцессу Белой Лисицы.

Одна печать за другой были созданы И Юнем без ошибок. С истечением времени, Пилюля Очищающая Тела быстро приняла форму.

Увидев это, Дун Шаоцин вздохнул с облегчением. Печати И Юня были не такими смехотворными, как его способ извлечения лекарственной эссенции, но он все равно был быстрее, чем обычный алхимик.

Он определил, что прошло примерно 12 часов. Создание Пилюли Очищающей Тело достигло последней ступени.

Дун Шаоцин не знал, что И Юнь специально замедлился.

Пятнадцать минут спустя И Юнь слегка похлопал Божественный Алхимический Котел, заставляя крышку подлететь вверх, а из него вылетел зеленый луч света и упал прямо в руку И Юня.

И Юнь раскрыл ладонь, в середине ладони лежали три восхитительные зеленые пилюли.

При достаточном количестве ингредиентов, обычный алхимик создаст котел из нескольких пилюль. Тем не менее, материалы, предоставленные Дун Шаоцином, были ограничены. Вдобавок к тому факту, что несколько Пилюль Очищающих Тело были созданы после составления, создание трех пилюль уже было близко к максимуму.

Увидев три Пилюли Очищающие Тело, Дун Шаоцин был обрадован.

Ранее он видел Пилюли Очищающие Тело. Одного взгляда на эти три пилюли, покрытые сверкающими узорами, было достаточно, чтобы он понял, что это точно были Пилюли Очищающие Тело наивысшего качества.

Он уже был бы рад, если бы была хотя бы одна, приятно удивлен, если бы было две. Он никак не мог подумать, что их будет три.

«Возьмите их все».

И Юнь достал нефритовый ящик и положил туда три пилюли.

«Молодой Мастер И, Гроссмейстер И...мне нужна всего одна. Остальные две были созданы благодаря экстраординарному таланту Гроссмейстера И. Они должны остаться у Вас».

Дун Шаоцин был так взволнован, что поменял способ обращения.

И Юнь покачал головой. Хотя Пилюли Очищающие Тело были ценны для него, все равно не на столько. Кроме того, он уже получил Траву Обнажающую Небо, поэтому И Юнь естественно не хотел лишние Пилюли Очищающие Тело.