Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1147. Начинается работа

 

 «Да, сэр».

Жу’эр взяла табличку. Текст был написан сильными и тонкими штрихами. С тех пор как И Юнь стал мечником, он писал слова так, словно размахивал мечом. Каждый штрих содержал врожденный Дао Меча, что оставляло неизгладимое впечатление.

«Сэр, Вы планируете стать уполномоченным алхимиком?»

Хотя И Юнь получил 800 000 рун, аренда нового магазина стоила большую часть этих денег. Если бы он потратил оставшиеся руны на покупку ингредиентов для новых лекарств, он просто стал бы банкротом. Даже если он смог бы создать некоторые пилюли, не было гарантии, что такой неизвестный, как он, сможет привлечь покупателей.

Поэтому И Юнь решил повесить табличку и стать уполномоченным создателем. Такой бизнес не требовал стартовых вложений. Было нормальным, что у него не было капитала.

«Верно» - кивнул И Юнь. Спрос на пилюли в Городе Мириад превышает предложение. «Если пилюли, которые я создам, достигнут проходимого стандарта, покупатели медленно начнут подтягиваться».

«Сэр, но...» - пробормотала Жу’эр. Она считала неуместным говорить некоторые вещи. Согласно табличке И Юня, создание пилюль было бесплатным для первого раза. Последующее создание будет стоить примерно столько же, сколько в Небесной Благотворительной Медицинской Клинике. Как покупатели будет привлечены этим?

Подумав об этом, Жу’эр не знала, насколько профессиональным был И Юнь в создании пилюль. Но даже если он был очень хорош, то имел смысл только в том, чтобы продавать их по более низкой цене в начале бизнеса.

«Сэр, нужно ли добавить строчку, что если мы испортим их ингредиенты, мы компенсируем их большей ценой?»

Жу’эр сказала это мягко. Хотя она была простодушной по природе, у нее было чувство такта. Просто табличка И Юнь могла вызвать насмешки. Почему кто-то придет воспользоваться его услугами? Собрать материалы для создания пилюль было очень сложно. Кто будет просто спокойно отдавать неизвестному алхимику свои драгоценные материалы? Если ингредиенты будут уничтожены, это будет большой потерей.

Услышав слова Жу’эр, И Юнь рассмеялся.

«Жу’эр, я не против того, чтобы добавить эту строчку. Это не повредит. Тем не менее, мои алхимические навыки были унаследованы от впечатляющего старшего. Они стоят не дешево».

«Я отличаюсь от других, когда речь заходит об алхимии. Если бы я не был уверен, что смогу это сделать, я не стал бы этого делать. Таким образом, не будет такого, что я испорчу ингредиенты».

«Если я каждый раз буду успешно выполнять работу и создавать высококачественные пилюли, то те, кто хотят поверить в меня, получат отличные награды. А те, кто не хотят верить в меня, могу пойти в другой магазин».

У И Юня был Пурпурный Кристалл, Семя Огня Бога Еретика и наследие божественного алхимика. Он хорошо разбирался в технике Пустынных Небес в мире Тянь Юань и в клане Ло. За последние два года, он сильно улучшим свои навыки и технику Пустынных Небес. При таких обстоятельствах, И Юнь естественно был уверен.

Такие люди, как Алхимик Хуянь, получали отличное отношение от различных крупных фракций. Его сервис в основном основывался на его настроении. Даже если он принимался за работу, не было гарантии успеха, и он не должен был платить за провал.

Но что насчет И Юня, если он снизит цены и заплатит за материалы, то какой в этом смысл? Он может так же просто бесплатно раздавать пилюли.

На пути боевых искусств, нужно заплатить цену, чтобы получить награду. Это правило работала одинаково для всех.

Жу’эр слабо кивнула и повесила табличку снаружи.

В тот момент, когда она была повешена, она естественно привлекла много внимания.

Люди были несколько ошеломлены, когда читали ее.

«В первый раз бесплатно. Любой, кто хочет, чтобы были созданы последующие пилюли, должен заплатить такую же цену, как в трех главных медицинский клиниках?»

«Материалы предоставляются клиентом, но нет компенсации, если они будут испорчены во время процесса создания?»

Многие люди потеряли дар речи, когда увидели условия на табличке. Если бы это была табличка, повешенная на Небесной Благотворительной Медицинской Клинике, никто бы не сомневался. На самом деле, крупнейшие магазины имели такие условия, и клиентам приходилось соглашаться на них. Если создание не удалось, им придется посчитать это неудачей и уйти.

Тем не менее, то, что на Магазине Юнь Синь была такая табличка, это казалось шуткой.

Ни один человек не зашел в магазин, чтобы попросить И Юня о работе. Кто будет рисковать ингредиентами, которые они так мучительно собирали? Если они сделают это, они, вероятно, станут посмешищем в Городе Мириад.

И Юнь не волновался о реакции людей. Он достал записи божественного алхимика и продолжил изучать их.

Он не спешил делать ход. Если никто не придет в его магазин, он продолжит изучение алхимии и техники Пустынных Небес. Обучение – бесконечный процесс. Это все помогало проложить путь для боевого пути И Юня.

«Жу’эр, смотри на тех людей, что снаружи насмехаются над нами. Запомни их лица...»

«А? Зачем?» Жу‘эр опешила.

«Ничего такого. Нормально, что они сомневаются во мне. Но раздражает слушать их насмеши. Когда придет время, они попросят пилюли от меня, я сниму с них двойную стоимость. Я человек, который запоминает обиды».

И Юнь сказал это вяло. Жу’эр могла только кивнуть. Судя по интонации И Юня, он был очень уверен, что эти люди придут в его магазин в будущем. Тем не менее, сейчас в магазине не было людей. Кто-нибудь действительно придет?

Жу’эр беспомощно ждала, но ни один человек не приходил весь обед. Жу’эр в итоге начала запоминать лица сотни людей. Все они высмеивали табличку.

Жу’эр с рождения была очень умна. Ей было не сложно запомнить их всех.

Вечером в центральном торговом районе заработало освещение. Вместо того, чтобы стать тише, улицы еще больше заполнились людьми.

Жу’эр в оцепенении смотрела на дверь, с тревогой напрягая глаза, надеясь, что кто-нибудь придет. Как только она уже совсем устала, в магазин зашел мужчина в шелковых одеяниях. Он осмотрел магазин и сказал с улыбкой: «Где начальник? Я хочу попросить его создать лекарство!»

Это действительно покупатель?

Жу’эр была обрадована. Если бы такой дорогой магазин никогда не совершил сделку, она бы точно умерла от волнения. Она надеялась, что И Юнь сможет заполучить этого клиента, сделав себе имя.

«Мой мастер наверху. Сэр, что Вы хотите создать? Я позову мастера» - счастливо сказала Жу’р.

В этот момент И Юнь уже спускался со второго этажа. На самом деле он почувствовал человека, когда он вошел в магазин.

И Юнь неторопливо закрыл свиток в руке. Он посмотрел на посетителя в главном зале и медленно пошел по лестнице.

«Какая ирония. Только подумать, первый посетитель Магазина Юнь Синь – ты, Алхимик Хуянь!»

«Ха-ха-ха! Ты не приветствуешь сделок?» - раздался неистовый смех, когда в магазин зашел еще один человек. Это было Цзоцю Хаоюй!

«Мне было интересно, кто был настолько дерзким, чтобы установить такие же цены как в Небесной Благотворительной Медицинской Клинике. Позже я узнал, что это ты, маленький ублюдок. Может ли быть, что твоя душа повреждена, и из-за того, что ты не смог вовремя потребить Реликт Восстанавливающий Душу, твое море души треснуло и ты так поглупел? Ты на самом деле открыл медицинскую клинику рядом с Небесной Благотворительной Медицинской Клиникой и ладе написал такую забавную табличку».

Голос Цзоцю Хаоюйя был громким и четким. Он привлек большое количество людей в деловом районе, из-за чего люди начали оборачиваться.

«Какой смысл в словесной войне? По моему мнению, ты похож на деревенскую зверушку, которая пищит без причины. Немного наступления и от тебя тут же сыпется шквал оскорблений. Чего ты его добиваешься, кроме того, что люди будут плохо о тебе думать?»

Голос И Юня был безразличным. К этому моменту собралась уже довольно большая толпа из-за появления Цзоцю Хаоюйя и Алхимика Хуянь.

Многие люди не знали о ссоре между И Юнем и Цзоцю Хаоюйем в Небесной Благотворительной Медицинской Клинике. Они были озадачены тем, что Цзоцю Хаоюй был так груб.

Алхимик Хуянь почесал подбородок. И Юнь был неизвестным младшим, которому было нечего терять, поэтому он был бесстрашным. Он произнес глупое изречение. Другие думали, что И Юнь был сумасшедшим и отсталым. Его положение не могло быть еще ниже.

Тем не менее, они вдвоем были людьми со статусами. Если люди с определенными статусами будут высмеивать дурака, то это только прибавит славы дураку. И остальные будут плохо о них думать.

«Молодой Мастер Хаоюй, это торговый район. Многие люди смотрят, поэтому нет смысла высмеивать его».

«Понял». Цзоцю Хаоюй холодно усмехнулся и повернулся к И Юню. «И Юнь, ты повесил табличку с таким глупым заявлением. Ты хочешь, чтобы посетители подготовили ингредиенты для создания, но ты не компенсируешь их в будущем. Ты знаешь, сколько усилий нужно, чтобы собрать ингредиенты? Сотни или даже тысячи лет. Люди могут обанкротиться, собирая ингредиенты, и все надежды возлагают на создание лекарства. Но ты планируешь использовать их усилия для практики. Ты когда-нибудь рассматривал цену, которую они заплатят, если ты провалишься. Позор тебе».

Слова Цзоцю Хаоюйя получили одобрительные кивки многих людей. Как воинам, у которых не было поддержки мощных фракций, собрать ингредиенты было совсем не просто. Им приходится проходить через великие испытания.

И Юнь знал, что Цзоцю Хаоюй пришел в его магазин с плохими намерениями. Он сказал с усмешкой: «Цзоцю Хаоюй, сказав всю эту чепуху, почему ты еще здесь? Ты тупой?»

«Хе-хе». В глазах Цзоцю Хаоюйя пронесся зловещий луч света. «То, что я сказал, не влияет на то, почему я здесь. Так как ты открыл медицинскую клинику, как я могу не выказать тебе поддержку? У меня есть рецепт, я хочу, чтобы ты создал это. Если ты преуспеешь, я заплачу тебе двойную цену. И наоборот, из-за дорогой природы ингредиентов, которые я подготовил, ты должен согласиться вдвойне компенсировать стоимость, если не справишься!»

«Я понял» - усмехнулся И Юнь. Он давно знал, что Цзоцю Хаоюй будет причинять неприятности ему. Он явно принес чрезвычайно сложный рецепт. Кроме того, он требовал особо ценных ингредиентов, и все это было сделано для того, чтобы сделать его банкротом из-за выплаты компенсации.

Он никак не ожидал, что его первый клиент будет таким испытанием. Как он мог принят условия?

«Ты не проснулся? Если я создам эти пилюли для тебя, пилюли будут твоими, если я преуспею. Я получу только двойную оплату. Если я проиграю, мне нужно будет заплатить двойную компенсацию. Эти ингредиенты, должно быть, стоят астрономическую сумму, верно? Зачем мне делать что-то, что очевидно является неприбыльным для меня?»

Когда И Юнь закончил говорить, Жу’эр наконец поняла смысл таблички И Юня. Если он напишет на табличке, что будут компенсированы потери, то Цзоцю Хаоюй сможет без проблем нанимать И Юня. Затем он сможет расценивать И Юня, как бесплатного алхимика и постоянно приказывать ему. И Юнь даже не сможет совершить сделку.

«Хмм! Если ты преуспеешь в создании, я даже не заберу пилюлю. Я отдам ее тебе! И так же заплачу двойную стоимость. Если ты провалишься, то вдвойне компенсируешь мне. Осмелишься?»

Цзоцю Хаоюй пошел ва-банк. Он больше не скрывал свои мотивы, даже зайдя так далеко и ставя на кон пилюлю. Если он действительно был здесь для того, чтобы создать пилюлю, то почему он предложил отдать ее?

И Юнь махнул рукой и сказал: «Давай рецепт!»

«Хорошо!» Глаза Цзоцю Хаоюйя вспыхнули. Он отказывался верить, что И Юнь был алхимиком. Как можно было так легко изучить алхимию? Кроме того, рецепт был неимоверно сложным.

Цзоцю Хаоюй бросил свиток в сторону И Юня.