Истинный Мир Боевых Искусств.

Глава 1124. Жу’эр

 

«Ты только что сказала, что вы застряли в этой опасной земле, и «если мы не вернемся с сокровищем, Секта Красного Котла будет уничтожена. Так как лидер секты без сознания, будет бессмысленным даже нахождение Дерева Питающего Душу». Верно?»

И Юнь посмотрел на девушку в красном, которой было примерно 20 лет. У нее была полная фигура, а ее лицо было бледным. И Юнь вспомнил, что Жу’эр называла ее Старшей Сестрой Ло.

Старшая Сестра Ло была ошеломлена вопросом И Юня. Она действительно сказала это Жу’эр, но это было примерно 10 минут назад.

Юноша смог повторить ее слова дословно, несмотря на бешеные горячие токсины и извержение лавы в подземном мире.

Его восприятие было ужасающим.

Это так же означало, что он слышал их разговоры, оплакивающие трагичную смерть юноши, а именно его.

Мгновенно мужчина средних лет и остальные были в ужасе. Этот юноша погрузил себя в лаву, словно просто принимал ванну. Темно-золотая лава стекала по его телу, обнажая мускулы, которые были нефритовой прочности.

И в этот момент он спросил о Дереве Питающем Душу, что означало, что у него были на него планы.

Дерево Питающее Душу было главным сокровище Секты Красного Котла. Сейчас оно определяло жизнь их лидера секты, и это так же было секретом секты. Если бы они не были схвачены в этой скрытой земле с малой надеждой на побег, Старшая Сестра Ло не стала бы так спокойно говорить об этом.

В этот момент мужчина средних лет сделал шаг вперед и закрыл собой молодых учеников. Он собрался с духом и поклонился: «Старший...»

Человек, который мог стоять в лавовом бассейне, точно не мог быть одного возраста с Жу’эр и остальными. Многие старые монстры могли поддерживать юношескую внешность, поэтому в этом не было ничего странного.

«Мы случайно оказались в этом месте. Старший, мы вправду не намеревались прерывать Вашу культивацию. Я ищу Вашего понимания по этому поводу» - сказал мужчина средних лет.

Женщина в черном какое-то время колебалась, прежде чем объяснить: «На самом деле нас затянул феномен в Песчаном Море Захоронившем Солнце. Примерно 3-4 дня назад из-под земли неожиданно раздались громовые звуки. Затем из песка появился вихрь, который затянул нас внутрь. В результате мы были заперты здесь под землей и искали путь наружу. Старший, мы действительно не хотели прерывать Вас».

И Юнь немного подумал и заключил, что когда он закончил свою культивацию некоторое время назад, он вызвал суматоху. Действительно, это совпадало с периодом, в который группа была затянута в феномен.

И Юнь так же понял, что эти люди были заперты в подземном мире именно из-за него. Эта область собрала последние газы чистого Ян в Песчаном Море Захоронившем Солнце. Это было крайней полезно для него и Лин Се’эр, что была рождена из Семени Огня Бога Еретика. Тем не менее, для этих воинов, это безусловно было невыносимым жарким токсином.

И Юнь поднялся и вышел из лавового бассейна. Его обнаженный торс и крепкие мускулы излучали красоту силы. Вместе с его огромной Юань Ци, от него исходило властное давление, из-за чего люди боялись смотреть на него.

Он спокойно пошел вперед, но под его ногами естественным образом конденсировались законы чистого Ян. Пузырьки газов чистого Ян сформировали крошечных Золотых Воронов, огненных птиц, что, казалось, преклонялись И Юню.

Такая сцена ошеломила учеников Секты Красного Котла. Каким человек он был? Номологические понимания и Дао, которые он культивировал, намного превосходили их представления.

«Вы не ответили на мой вопрос. Что это за Дерево Питающее Душу?»

Мужчина средних лет был в трудном положении. Дерево Питающее Душу было важным для его секты, но если он не ответит честно, ученики, вероятно, умрут здесь.

После того как он привел свои мысли в порядок, он стиснул зубы и ответил: «Моя Секта Красного Котла на самом деле очень бедна, но однажды нам повезло и в мистической земле мы получили божественное дерево. Оно полностью черного цвета и может быть использовано для питания душ. Те, кто получили серьезные травмы душ, могут использовать его, чтобы восстановиться, но оно бесполезно для культивации».

Когда мужчина средних лет говорил, он постоянно смотрел за реакцией И Юня. Он надеялся, что его слова заставят И Юня отказаться от его мыслей о Дереве Питающем Душу.

«Дерево Питающее Душу...полностью черного цвета. Действительно, это драгоценное растение, описанное в записях божественного алхимика – Корень Возвращающий Душу! Эта Секта Красного Котла, вероятно, не узнала Корень Возвращающий Душу и назвала его Деревом Питающим Душу. Это в любом случае подходит».

И Юнь посмотрел на Лин Се’эр, которая лежала на валуне. После того как энергия чистого Ян вводилась в ее тело на протяжении года, тело Лин Се’эр стало более телесным, тем не менее, она не пробуждалась.

Повреждения души не были тем, что можно было восстановить, просто используя энергию чистого Ян. Тем не менее, Корень Возвращающий Душу дал И Юню надежду.

«Где находится ваша секта?» - спросил И Юнь.

Сердце мужчины средних лет упало, когда он стиснул зубы и честно ответил: «Она на Божественной Территории Мириад. Мы просто крошечная секта...»

Мужчина средних лет внутренне страдал. Если кто-то знал название Секты Красного Котла, найти ее не было проблемой. Обычно не было причин скрывать ее. Единственное, что он мог делать, это подчеркивать, насколько секта бедная, надеясь, что старший пощадит их.

Тем не менее, шансы были малы. В мире воинов сила была всем. Если у тебя есть сила, ты можешь делать все, что захочется. Убить человека за собственность было обычным делом. Ценность Дерева Питающего Душу была тем, о чем мужчина средних лет очень хорошо знал. С силой Секты Красного Котла, они не могли защитить его.

Когда новости станут известны другим, они бросятся в Секту Красного Котла и заберут Дерево Питающее Душу. Не будет странным, если человек еще и уничтожит всю секту, чтобы информация не просочилась.

«Божественная Территория Мириад...»

И Юнь знал об этом месте. В записях божественного алхимика был свиток под названием «Божественный Сборник». Он описывал места, в которых божественный алхимик останавливался на какое-то время. Эти места в основном были в Карсте и Эмпирейских Небесах Бога Ян, но одно из них было на Божественной Территории Мириад.

По различным причинам божественны алхимик несколько раз отправлялся на Божественную Территорию Мириад. Он даже однажды остался там на десять лет.

И Юнь думал над этим, когда пятнадцатилетняя девочка неожиданно быстро вышла вперед. Она упала на землю и преклонилась перед И Юнем.

Ее маленькое тело было распростерто на горячих валунах, но несмотря на то, что жар был невыносимым, она не двигалась.

«Жу’эр, что ты делаешь?» Женщина в черном платье запаниковала.

«Жу’эр! Не будь грубой!»

Мужчина средних лет поспешно бросился забрать Жу’эр, но она отказывалась подниматься. Она сказала: «Старший, Дерево Питающее Душу – это единственная надежда нашей секты. Если Вы заберете его, душа моего отца будет уничтожена менее, чем через три дня! Чтобы спасти мою маму и меня, мой отец сразился с негодяями из Кровавого Нефритового Пути. Они сильно повредили его душу, и теперь он в коме».

Когда Жу’эр сказала это, она уже сильно прикусила губу. По ее щекам стекали слезы. И так как она выбежала из защитного барьера мужчина средних лет, ее слабые руки сгорали от горячих токсинов.

«Мой отец лидер Секты Красного Котла. После того как он спас меня, он находится в коме уже десять лет. Он сильнейший человек в Секте Красного Котла. Если мой отец не проснется, а наши враги узнают о его состоянии, Секта Красного Котла не сможет сохранить наши земли. Мы пришли сюда, в Песчаное Море Захоронившее Солнце, в поисках лекарства для Отца. Тем не менее, мы ничего не нашли и в итоге нечаянно попали в Ваше место для культивации. Мы заперты здесь уже три дня и не смогли найти выход, у нас больше нет вариантов!»

«Старший, я знаю, что у Вас экстраординарный уровень культивации, а в моей Секте Красного Котла есть только Дерево Питающее Душу. Оно ничего для Вас не стоит, но для моей Секты Красного Котла – это предмет, который может спасти целую секту. Старший, пожалуйста, пожалейте нас! Если Вы выведете нас из этой земли, тогда я стану Вашей рабой, чтобы отплатить за Вашу доброту».

Жу’эр говорила на одном дыхании, а слезу лились из ее глаз.

Она, казалось, нагиналась еще ниже, чтобы наказать себя за то, что отказалась встать, несмотря на раны на ее руках, которые становились все хуже.