Божественный Меч Хаоса.

Глава 844. Распределение Инь и Ян

 

- Мастер, других способов нет. Только так вы сможете нейтрализовать высшую энергию Инь и высшую энергию Ян. Как только вы сбалансируете их, то сможете повысить свою силу и позволите своей душе адаптироваться к этой Ци. Если в будущем вы вновь столкнетесь с высшей энергией Инь и Ян, такой ситуации не повторится, — серьезным тоном ответил Цзы Ин.

Однако он скрыл кое-что от Цзянь Чена. Даже если высшая энергия Ян проникнет в его море сознания, она не будет представлять угрозы для него, потому что сам Цзы Ин был рожден из высшей энергии Ян.

Духи Мечей могли защитить лишь Цзянь Чена, но не Небесную Волшебницу.

На лице Цзянь Чена витали сомнения, он пытался принять решение. Метод балансирования Инь и Ян, упомянутый Цзы Ином, заключался в интимной связи между мужчиной и женщиной, что ставило в тупик Цзянь Чена.

Внезапно лицо Цзянь Чена приняло жуткую гримасу. Высшая энергия Ян сжигала его плоть и жизненную силу, наполнив его грудь и продвигаясь к голове. В это время его тело стало подобно раскаленному железу и полностью покраснело. Чудовищный жар превратил его одежду в пепел.

- Ааагх! — раздался вопль неподалеку.

От Небесной Волшебницы исходил жуткий холод, а высшая энергия Инь превратила половину ее тела в ледяную скульптуру.

- Что это за энергия? Она такая ужасающая! Неужели сегодня мне суждено умереть?

Лицо Небесной Волшебницы было наполнено скорбью. Она испробовала бесчисленное количество методов, но ни один из них не смог задержать продвижение холода внутри нее.

Ощущая, как опасность внутри его тела достигает критической отметки, Цзянь Чен понимал, что Небесная Волшебница тоже находится в смертельной опасности.

- Небесная Волшебница, я знаю способ нейтрализовать угрозу…

Цзянь Чен прямо рассказал ей о том, что передал ему Цзы Ин.

Услыхав слова Цзянь Чена, Небесная Волшебница одновременно почувствовала стыд и негодование. Яростно зыркнув на него, она со злостью проговорила:

- Что?! Даже не думай об этом! Я лучше умру!

Затем ее лицо вновь исказилось гримасой боли, и она снова вскрикнула. Ситуация внутри ее тела ухудшалась, приближаясь к границе смерти. Все ее органы были заморожены высшей энергией Инь, и сейчас та приближалась к ее голове. Если энергия Инь сольется с ее душой, то заморозит ее, а затем полностью рассеет.

Цзянь Чен становился все краснее и краснее. Высшая энергия Ян поджаривала его тело подобно раскаленной печи. Если бы он не обладал Силой Хаоса и был простым Святым Правителем, то частица высшей энергии Ян уже спалила бы его дотла. Даже Святые Короли не смогли бы продержаться долго.

Инь Ян Ци рождалась из хаоса – истинного хаоса, который нельзя было сравнивать с неполной Силой Хаоса Цзянь Чена. Лишь небольшой части Инь Ян Ци, превращенной в высшую энергию Инь и Ян, уже было достаточно, чтобы убить Святых Правителей и Святых Королей.

«Мастер, времени осталось мало. Через несколько мгновений высшая энергия Ян достигнет вашего моря сознания. Более того, девушка рядом с вами тоже умрет», — раздался поторапливающий голос Цзы Ина.

Если они упустят эту возможность, высшая энергия Ян внутри тела Цзянь Чена будет утрачена.

Цзянь Чен все еще колебался. Он повернулся к полузаледеневшей Небесной Волшебнице, а затем его взгляд стал решительным. Скрипнув зубами, он навалился на нее и обнял руками ее замерзшее тело.

Небесная Волшебница тут же раскрыла глаза, утратив былое спокойствие. Она в панике попыталась поднять свои онемевшие руки, чтобы оттолкнуть Цзянь Чена, но не была способна сделать это в своем нынешнем состоянии.

- Что… что ты делаешь?! Мерзавец, негодяй! Пошел прочь!

Небесная Волшебница в панике кричала. Она была сильной женщиной, защищавшей непорочность своего тела. Даже если ей будет грозить смерть, она не согласится быть оскверненной.

- Небесная Волшебница, простите меня. Это единственный метод выживания для нас обоих, — скорбно произнес Цзянь Чен.

- Мерзавец, негодяй! Сгинь! Уйди прочь!

Она пыталась оттолкнуть Цзянь Чена от себя, но у нее ничего не получалось.

Цзянь Чен крепко держал девушку, а холод, исходящий от нее, являлся контрмерой против высшей энергии Ян. Когда чудовищный холод и жар, исходящие от их тел, соприкоснулись друг с другом, то проявили слабые признаки нейтрализации.

Толстый слой льда, охвативший тело Небесной Волшебницы, медленно таял, а затем ее тело вернулось к прежнему состоянию.

Хоть их ситуация слегка облегчилась, но это были лишь внешние изменения. Внутри их тел все еще находилась опасность в виде высшей энергии Инь и Ян.

Держа в руках мягкое и нежное тело Небесной Волшебницы, у Цзянь Чена не было времени насладиться этими восхитительными ощущениями.

- Небесная Волшебница, простите меня, — произнес он.

С этими словами Цзянь Чен закрыл глаза и принялся рвать одежду девушки.

- Аааа! Что ты делаешь?! Подонок, остановись! — закричала Небесная Волшебница и принялась яростно сопротивляться.

В этот момент энергия внутри них уже добралась до шейного отдела. Времени оставалось крайне мало, и Цзянь Чен не собирался защищать непорочность своего тела ценой жизни, как Небесная Волшебница. Во избежание катастрофы он был готов пойти на этот шаг.

Игнорируя отчаянные потуги девушки, Цзянь Чен немедленно принялся за дело. Очень быстро вся одежда Небесной Волшебницы оказалась разорвана, обнажив белоснежную кожу, гладкую, как нефрит, и нежную, как овечья шерсть.

- Мерзавец, негодяй! Отпусти меня сейчас же! Если ты посмеешь сделать это, я никогда тебя не прощу!

Небесная Волшебница отчаянно сопротивлялась. В обычной ситуации она бы вовсе не волновалась из-за Цзянь Чена, однако сейчас внутри нее бушевала высшая энергия Инь, лишив ее сил и возможности дать отпор.

- Небесная Волшебница, если мы не разрешим проблему внутри наших тел, то оба умрем. Мне еще рано умирать, так что прошу прощения…

- Ублюдок!

***

Посреди пустыни было слышно чье-то тяжелое и прерывистое дыхание, смешиваясь с женскими криками. Так продолжалось в течение часа, прежде чем вокруг воцарилась тишина.

Цзянь Чен и Небесная Волшебница лежали посреди пустыни обнаженные. Их глаза были закрыты, и они оба пребывали в бессознательном состоянии. Никто не знал, было ли это результатом переутомления или же обморока.

Вуаль была убрана с лица девушки, раскрыв ее истинные черты. Она оказалась невероятно красива, и ее красоту невозможно было описать простыми словами, ибо та превосходила границы мира, достигая совершенно иной сферы. Нечто подобное не должно было существовать в этом мире.

Земля рядом с талией Небесной Волшебницы была залита кровью, придавая новые краски этой серой пустыне.

На спине Цзянь Чена были видны многочисленные царапины, перекрещивающиеся между собой. Хоть они и не ободрали его кожу, но на ней оставались заметные белые следы.

Они вдвоем лежали на земле, пребывая в глубокой дреме, или же без сознания, не просыпаясь в течение длительного периода времени.

Время быстро текло, и в мгновение ока прошло три дня. За эти дни Цзянь Чен и Небесная Волшебница оставались лежать на своих местах, не двигаясь.

Вдалеке от них все еще виднелись два столба – черный и белый, простирающиеся к самому небу. От них исходила высшая энергия Инь и Ян, сливаясь с двумя людьми. Однако эта Ци не могла навредить им. Стоило ей войти внутрь их тел, как она тут же стабилизировалась и превращалась в послушную энергию, часть которой сливалась с их телами, а часть проникала в их разум, слегка преобразуя их души и делая сильнее.

В этот момент, два столба света медленно исчезли, а вместе с ними испарилась и высшая энергия Инь и Ян.

Прохладный ветерок витал по округе, и Цзянь Чен, пролежавший без сознания три дня, наконец-то проснулся, медленно открыв глаза.

Очнувшись, он не имел ни малейшего понятия, в какой ситуации находился сейчас. Неосознанно Цзянь Чен начал шевелить своим телом, и тут же ощутил что-то теплое под собой, вместо холодной земли. Более того, в его нижней части тела сохранялось странное ощущение, проникающее до глубины души.

- Мммм…

Одновременно с этим слабый стон раздался рядом с ухом Цзянь Чена. В этом голосе чувствовались нотки боли. Своими движениями Цзянь Чен разбудил Небесную Волшебницу.

Их заспанные глаза медленно сфокусировались, и первое, что они увидели, это друг друга, находясь в непосредственной близости. Их лица тут же приняли ошеломленный вид, потому что они все еще не до конца пробудились.