Божественный Меч Хаоса.

Глава 825. Кровь Бога Войны

 

- Гррраааа!

Трехсотметровый дракон сотряс все кровавое море и раскрыл свою пасть, из которой вырвалось обжигающее пламя, устремившееся в сторону мертвых Святых Правителей.

Зомби будто бы не замечали существования кровавого дракона, глядя лишь на Цзянь Чена и белого тигра. Они даже не попытались уклониться от огненного дыхания.

Вырвавшийся из пасти дракона, огонь охватил мертвых Святых Правителей, и прямо на глазах у Цзянь Чена их тела превратились в прах. Однако их бессмертие мгновенно проявило себя, восстановив тела мертвецов, чтобы те вновь ринулись к Цзянь Чену и белому тигру.

Сяо Бай будто бы знал о силе мертвых Святых Правителей, а потому быстро побежал по морю крови вместе с Цзянь Ченом на спине, отрываясь от погони.

Заметив, что его огонь был проигнорирован мертвецами, кровавый дракон, казалось бы, счел это личным оскорблением. Он немедленно издал грозный рык и замахнулся своими когтями в сторону мертвых Святых Правителей.

Могущество кровавого дракона было велико, и перед его когтями тела Святых Правителей были подобны тофу, оказавшись рассеченными пополам. Но на этом движения дракона не остановились, и он повернул свою голову к белому тигру с Цзянь Ченом на спине, вновь замахнувшись своей лапой. Когти дракона превратились в кровавую полосу, рубанув по Сяо Баю.

Шерсть на теле тигренка внезапно встопорщилась, а его взгляд стал серьезным. Он тут же издал приглушенное рычание и совершил прыжок, исчезнув в море крови. В итоге, когти дракона успели рассечь лишь пустое место.

Как только белый тигр исчез, посреди моря крови появилось еще двадцать мертвых Святых Правителей, которые привлекли внимание кровавого дракона. Издав громогласный рев, дракон замахнулся своими когтями в их сторону…

Сяо Бай вместе с Цзянь Ченом покинули море крови и появились в горном хребте Моря Иллюзорных Звезд. Формация, в которой они только что оказались, будто бы не могла сдержать их.

Цзянь Чен с удивлением уставился на белого тигра и тут же вспомнил об иллюзии звездного неба. В его разуме появилась невероятная мысль о том, что формации и видения Моря Иллюзорных Звезд не являются преградой для Сяо Бая.

В это время вокруг них все еще раздавались дикие завывания, и в поле зрения Цзянь Чена появились несколько десятков мертвых Святых Правителей, окружавших их со всех сторон.

Но вдруг издалека начала исходить куда более могущественная аура, устремившись к Цзянь Чену на скорости, превосходящей Святых Правителей.

Возникновение этой ауры заставило Цзянь Чена помрачнеть, и он с тревогой произнес:

- Дело плохо, эта аура принадлежит Святому Королю.

Стоило ему договорить, как еще одна аура начала исходить с другой стороны, тоже направившись к Цзянь Чену.

- Два Святых Короля!

Лицо Цзянь Чена побледнело.

Но это был еще не конец, перед Цзянь Ченом появилась очередная безграничная аура, тоже принадлежавшая Святому Королю.

- Трое Святых Королей! — закричал Цзянь Чен.

С одним Святым Королем он еще мог справиться, используя преимущество в виде запретного воздушного пространства выше 10 метров. Однако перед тремя Святыми Королями одновременно он даже не был уверен, что сможет сбежать от них, так как скорость их полета превосходила его Иллюзорную Вспышку.

- Гррраааарр!

Появление трех мертвых Святых Королей не напугало Сяо Бая. Вместо этого он высоко поднял голову и зарычал, а затем распростер крылья на своей спине и превратился в бледное размытое пятно, рванув вдаль. Его скорость не уступала Святым Королям.

Цзянь Чен припал к спине Сяо Бая, начиная понимать, что если белый тигренок осмелился привлечь внимание этих мертвецов, то был уверен в своей способности справиться с ними. Сейчас Цзянь Чен возложил все свои надежды на Сяо Бая.

Белый силуэт тигра мелькал посреди горно-лесистой местности, безостановочно активируя формации, из-за чего картинка перед глазами Цзянь Чена непрерывно менялась между реальностью и иллюзией. Однако эти формации совершенно не могли замедлить продвижение Сяо Бая, позади которого летели трое Святых Королей, находясь на высоте ниже 10 метров.

Внезапно скорость белого тигра начала снижаться, из-за чего мертвые Святые Короли тут же стали сокращать дистанцию между ними. Когда разница между ними и Сяо Баем составляла всего километр, пространство вокруг вдруг резко принялось искажаться, и окружающий их пейзаж вновь изменился.

Это была пустынная равнина, полностью лишенная признаков жизни.

В этот момент колоссальная жажда битвы стала исходить издалека. Ее сила была настолько могущественной, что она превзошла восприятие Цзянь Чена. Эта жажда битвы наполнила все пространство вокруг, будто кто-то чрезвычайно могущественный смотрел на весь мир свысока. И перед этой аурой, весь мир должен был склониться.

*Бам, бам, бам…*

Вдруг гулкие звуки начали раздаваться в отдалении, а земля вокруг затряслась. Услыхав эти звуки, Цзянь Чен тут же побледнел, потому что его собственное сердце стало обладать какой-то загадочной связью с ними. С каждым ударом его сердце отзывалось чудовищной болью, будто кто-то методично топтал его ногой. Цзянь Чену стало казаться, что его сердце вот-вот разорвется.

Он схватился за свое сердце и побледнел, а на его лбу выступили капли пота.

«Что это за формация? Почему она такая могущественная? Всего несколько звуков лишили меня сил сражаться».

За отдаленным горизонтом появилась золотая человеческая фигура, медленно шагающая вдалеке. С каждым ее шагом земля содрогалась, и каждый звук ее шагов сдавливал сердце Цзянь Чена, а боль становилась все сильнее.

Скорость продвижения фигуры казалась медленной, но всего за несколько шагов она оказалась в сотне метров перед Цзянь Ченом.

Это был человек, чье тело покрывала золотая броня, а в его глазах полыхала чудовищная жажда битвы. Человек был высоким и крепким, трех метров ростом, он выглядел подобно небольшой горе, а на его плече покоился гигантский четырехметровый сияющий золотой топор.

При виде этого человека Цзянь Чен стал еще бледнее. Перед подобным золотым гигантом он впервые потерял всю храбрость. Чудовищная жажда битвы, исходящая от гиганта в золотой броне, будто была способна уничтожить весь мир, и ее уже хватало, чтобы лишить Цзянь Чена желания сражаться.

Человек перед ним казался неуязвимым, и подобное чувство никогда не появлялось у Цзянь Чена, когда тот сталкивался со Святыми Королями.

«Кто это? Неужели это один из Святых Императоров клана Драконов?» — мрачно подумал Цзянь Чен.

Однако Сяо Бай, казалось бы, не попал под влияние этой жажды битвы. Он загадочно сверкал глазами, глядя на золотого гиганта, будто задумался о чем-то.

В этот момент три человеческие тени появились в пустынной равнине, оказавшись мертвыми Святыми Королями, преследовавшими их. Они последовали за Цзянь Ченом внутрь формации и мгновенно атаковали его.

В это время золотой гигант пришел в движение и медленно снял топор с плеча, а затем в мире вокруг раздался грозный голос:

- Вторжение на территорию Рюджина карается смертью!

Золотой топор был поднят высоко над головой гиганта, и все пространство вокруг мгновенно наполнилось ужасающей жаждой битвы. В этот момент само пространство казалось таким хрупким перед золотым топором, а течение времени словно остановилось, лишь гигант с топором продолжал двигаться.

Трое Святых Королей вместе с Цзянь Ченом потеряли контроль над своими телами и могли лишь пустыми взглядами смотреть, как огромный золотой топор опускается на них с неба.

*Фьють*

Белый тигр без колебаний устремился прочь, неся на себе обездвиженного Цзянь Чена. Совершив прыжок, он исчез из пустынной равнины, будто бы остановившееся время не имело власти над ним.

Покинув пространство формации, Цзянь Чен вернул контроль над своим телом, а с его лба ручьем стекал пот. Он чувствовал непреодолимый ужас и не мог успокоиться.

- Рюджин… Рюджин! Неужели этот золотой гигант и есть Бог Войны Сотни Кланов, Рюджин?!

Цзянь Чен проматывал в памяти слова, раздавшиеся внутри пространства формации, и его тело задрожало.

Бог Войны Рюджин, превзошедший Святых Императоров, был подобен божеству.

Цзянь Чен повернул голову и заметил в сотне метров от себя стоящих на месте трех мертвых Святых Королей, чьи тела затем превратились в пепел и долгое время не восстанавливались.

Однако недалеко от них находилась золотая сияющая капля, зависшая в трех метрах над землей.

- Это что, кровь Бога Войны Рюджина? Его тело было спроецировано всего одной каплей крови?

Заметив золотую каплю, Цзянь Чен тут же догадался, чем та являлась. Одновременно с этим он вспомнил историю из далекой древности, и в его разуме невольно возникла картина.

В далекой древности Сотня Кланов и магические звери столкнулись в ожесточенной войне. Бог Войны Рюджин ступил на Остров Дракона и разъярил древнего Крылатого Бога-Тигра. В итоге Рюджин был убит Крылатым Богом-Тигром, но капли его золотой крови остались здесь в качестве напоминания о великом воине.