Божественный Меч Хаоса.

Глава 804. Собрание в особняке Чангуань (Часть 4)

 

- Чан Уцзи, это действительно ты. 

Обращение Чан Уцзи к Чангуань Цзу Еюнь и Чангуань Цзу Юнь Сяо как к «пожилой мадам» и «старому мастеру» несомненно доказало, кто он такой. После этого Чангуань Цзу Еюнь больше не сомневалась в Чан Уцзи и сразу же расплакалась. В ее голосе звучала величайшая радость.

Для Чангуань Цзу Еюнь найти Чан Уцзи было равносильно обретению ее давно утерянного сына. Человек, который ее действительно волновал, был не Чан Уцзи, а ее сын.

- Чан Уцзи, где Кун Эр? Где Кун Эр? Ты ведь ушел из клана вместе с Кун Эром. Ты же точно должен быть с Кун Эром, да? Расскажи мне просто, где Кун Эр, - дрожащий голос Чангуань Цзу Еюнь был очень настойчив.

Сейчас ее сердце, которое страдало на протяжении столетий, наконец, впервые что-то взволновало. Она никогда не была такой взволнованной, такой веселой с тех самых пор, как ее сына изгнали из клана столетия назад.

- Мастер, мастер – мастер, он… - увидев своих старых мастера и мадам, Чан Уцзи тоже очень сильно разволновался.

Его слабый голос был невнятным, и он сильно кашлял, потому что был серьезно ранен. Изо рта у него шла кровь, которая иногда попадала на одежду Чангуань Цзу Еюнь и Чангуань Цзу Юнь Сяо.

Чангуань Цзу Юнь Сяо сразу же достал из своего Пространственного Кольца таблетку и положил ее в рот Чан Уцзи. В таблетке было святое лекарство, изготовленное специально для клана Чангуань и содержащее бесчисленное количество драгоценных небесных компонентов.

Чан Уцзи проглотил таблетку, и его раны, которые с каждой минутой становились все серьезнее, наконец, стали затягиваться. Взглянув на тяжелораненого Чан Уцзи, Чангуань Цзу Юнь Сяо сильно помрачнел, а в его глазах появилось сильное желание убивать. Низким голосом он сказал:

- Чан Уцзи, кто тебя ранил?

Дядя Чан посмотрел на группу людей из Общества Сияющих Святых Мастеров, парящих в небе, и слабо сказал:

- Это люди из Общества Сияющих Святых Мастеров. Они хотят заставить всех нас отправиться в Город Бога.

- Как они смеют! – моментально разозлился Чангуань Цзу Юнь Сяо.

Мощная аура мгновенно стала испускать свет из его тела, окутывая окружающее пространство. Аура была наполнена чрезмерно сильным желанием убивать.

Даже в прошлом Чангуань Цзу Юнь Сяо никогда так не злился. Хотя Общество Сияющих Святых Мастеров было той организацией, которая занимала высшую позицию на Континенте Тянь Юань и была равна древним кланам, они были слабыми, словно муравьи, по сравнению с кланом защитников Чангуань. Они полностью находились в тени клана Чангуань. И теперь его сын, сын одного из семи великих старцев, нашел клан за пределами его дома, который в действительности так подавляется Обществом Сияющих Святых Мастеров. Как Чангуань Цзу Юнь Сяо мог оставаться спокойным? Одновременно он подумал о том, через какие страдания прошел его сын за все эти годы. Как отец Чангуань Цзу Юнь Сяо почувствовал глубокую скорбь.

С дрожью в теле он моментально появился высоко в небе, холодно и пристально глядя на людей из общества. Он холодно выкрикнул:

- Кто смеет ранить людей из клана Чангуань? Выйди вперед! Иначе вы понесете наказание все вместе!

Люди из общества переглянулись, все стали мрачными. Они уже могли примерно догадаться, что Чангуань Цзу Юнь Сяо был Святым Королем. Это абсолютно точно превышало то, что общество ожидало от клана Чангуань – поддержка Святого Короля.

- Сэр, можно спросить, кто вы? – прозвучал позади старый голос.

Это был старик с хриплым голосом. Он казался обессиленным, словно старик находился одной ногой в могиле.

Старик оказался тем же самым человеком, которого Цзянь Чен встретил ранее в Сияющей Святой Башне, он протирал мебель тряпкой. В то же самое время он был мощным Святым Королем.

- Чангуань Цзу Юнь Сяо! – сказал он с каменным лицом.

Услышав его имя, те из общества, кто имел хоть какое-то представление о десяти кланах защитников, заметно изменились в лице. Они уставились на него в удивлении, в то время как из глубин их взглядов просачивался страх. Президент мгновенно сложил руки в молитве, приветствуя Чангуань Цзу Юнь Сяо, и строгим голосом спросил:

- Наверное, сэр является представителем линии Цзу, которая наряду с линией Юань и Цин относится к кланам защитников?

Мгновенно все из общества приуныли. Сначала они думали, что клан Чангуань из Города Знаний – это всего лишь маленький клан с таким же названием, как и у клана защитников. Они никогда не задумывались о том, что связь между двумя кланами состояла не только в совпавших именах, и что клан из Города Знаний имеет особую связь с более высокими уровнями клана защитников.

Как только слова президента услышали давние члены клана Чангуань, их всех дико затрясло, а в их глазах блеснул свет, который невозможно передать словами. Они не знали о трех линиях клана защитников, но они видели, как людям из общества было страшно. Они уже догадались, что клан защитников определенно был сильнее общества. Это мгновенно вытеснило отчаяние из их сердец, словно они увидели луч надежды.

Чангуань Цзу Юнь Сяо холодно посмотрел на президента и медленно сказал:

- Вы точно что-то знаете, даже знаете о трех линиях клана Чангуань.

После этого Чангуань Цзу Юнь Сяо медленно окинул взглядом всех людей и сказал:

- Кто ранил человека из моего клана Чангуань? Если вы не скажете сейчас, вы все попадете в список наказуемых.

Группа людей стала выглядеть угрожающе. Они не могли себе позволить оскорбить клан защитников, не важно чем, и даже отбросили всё свое высокомерие, которое уже было у них в крови. Они не смели показать даже малейший знак этого высокомерия. Тем временем мужчина средних лет, который ранил дядю Чана, стал особенно неприятным и безучастно парил в воздухе, не желая говорить. Его уже переполняло раскаяние.

- Это он, это он ранил дядю Чана, - прозвучал снизу нежный голос в этот самый момент.

Стоя на земле, Юй Фенъянь, облаченная в лазурную мантию, указывала на мужчину, который ранил дядю Чана, и громко закричала, а ее лицо полыхало злостью.

- Да, это он ранил дядю Чана.

- Мы должны отомстить за дядю Чана.

Услышав слова Юй Фенъянь, многие старейшины клана указывали на мужчину средних лет. Они просто рассвирепели. Из сложившейся на данный момент ситуации они могли догадаться, что пара, которая неожиданно появилась, определенно была тесно связана с кланом Чангуань.

Горящие глаза Чангуань Цзу Юнь Сяо остановились на этом мужчине, и он сразу же проревел:

- Простой Святой Правитель смеет ранить людей из моего клана Чангуань!? Умри!

После этих слов Чангуань Цзу Юнь Сяо молча появился перед мужчиной средних лет и вытянул руку, дотронувшись до его головы. В то же самое время пространство вокруг мужчины замерзло, поймав его в ловушку и обездвижив.

В этот самый момент перед мужчиной, на которого была направлена атака, из ниоткуда появился старик и выбросил вперед кулак, который столкнулся с ладонью Чангуань Цзу Юнь Сяо.

*Бах!*

От ударов Святых Королей, издавших глухой звук, окружающее пространство сильно задрожало, хотя они очень хорошо контролировали свою силу.

Чангуань Цзу Юнь Сяо стал смотреть немного холодно. Ледяным голосом он сказал:

- Ты смеешь останавливать меня.

- Сэр, хотя этот человек из нашего общества ранил члена вашего клана, он не умер. Надеюсь, господин сможет проявить милосердие и отпустит его, - старик сложил руки в молитве.

- Проваливай! – желание убивать взорвалось в сердце Чангуань Цзу Юнь Сяо.

Усмехнувшись, он еще раз выпустил из своей ладони энергию и ударил ею старика. Она была намного мощнее, так как в тех местах, где она пролетела, по пространству пошли трещины.

Святой Король общества стал мрачен. Из глубины груди у него вырвался крик, и его тощая, словно палка, рука, покрытая большим слоем Силы Мира, устремилась к Чангуань Цзу Юнь Сяо, чтобы перехватить его удар. Он определенно не мог позволить Святому Правителю общества умереть из-за такой незначительной ошибки.

Они не могли себе позволить потерять Святых Правителей, даже несмотря на то, что они были из Общества Сияющих Святых Мастеров. Всё потому, что в обществе было не так много экспертов, поэтому каждый из них был особенно важен. Они составляли основную силу клана.

Все руки столкнулись в воздухе, испустив огромное количество Силы Мира. Без каких-либо звуков окружающее пространство задрожало, и всё в радиусе нескольких десятков метров треснуло, словно зеркало.

После этого удара Святой Король из общества слегка побледнел. Его сразу же откинуло назад. Тем временем Чангуань Цзу Юнь Сяо крепко стоял в воздухе, не сделав и шага назад. Затем Чангуань Цзу Юнь Сяо сделал шаг вперед и снова появился перед Святым Правителем, который ранил Чана Уцзи. Он холодно сказал:

- Те, кто ранят людей из моего клана Чанугань, никогда не заслужат прощения!

Сказав это Чангуань Цзу Юнь Сяо вытянул руку, ударив Святого Правителя по голове.

Святой Правитель уже был пойман в ловушку и вообще не мог пошевелиться. Он не мог даже отклониться от удара Чангуань Цзу Юнь Сяо. Рука моментально превратила его мозг в кашу и уничтожила его первоначальную душу. Он уже был мертв, когда кровь заструилась из его глаз, носа, рта и ушей.

Убив Святого Правителя, Чангуань Цзу Юнь Сяо холодно взглянул на Святого Короля, которого одним ударом отбросило назад.

- Если ты захочешь быть таким же неосторожным снова, я убью и тебя. Ты все еще мне не соперник с твоей силой Второго Небесного Уровня.

Святой Король злился, но он не смел сказать что-либо против. Чуть позже он, наконец, тихо вздохнул, а его лицо стало мертвенно-бледным. Он действительно не мог оскорблять клан Чангуань из клан защитников. Если он переборщит, то будет втянуто даже Общество Сияющих Святых Мастеров, и оно подвергнется опустошительным атакам клана Чангуань.

Сегодня общество могло только принудительно согласиться с поражением.

Чангуань Цзу Еюнь не обращала никакого внимания на сражение, происходящее в небе. Она присела на корточки рядом с Чаном Уцзи и торопливо спрашивала:

- Чан Уцзи, быстро скажи мне только, где мой Кун Эр прямо сейчас. Каково сейчас его положение?

После лечения святым лекарством раны Чан Уцзи уже практически зажили. Он немного с трудом поднялся с земли и с горечью в голосе сказал:

- Пожилая мадам, мастер ушел уже несколько столетий назад. Он отправился на поиски способа, с помощью которого он сможет прорваться сквозь печать, и с тех пор мы ничего о нем не слышали.

- Что!? Кун Эр – Кун Эр, он… - Чангуань Цзу Еюнь моментально растерялась.

Сначала ее переполняла надежда, а теперь она отчаялась, услышав то, что сказал Чан Уцзи. Сначала она думала, что она точно найдет своего давно утерянного сына, Чангуань Цзу Юнь Куна, так как она нашла Чан Уцзи, но она никогда бы не подумала, что всё может обернуться таким образом.