Божественный Меч Хаоса.

Глава 802. Собрание в Особняке Чангуань (Часть 2)

 

- Н-н-наверное, вы тоже член моего клана Чангуань? – спустя долгий-долгий промежуток времени леди пришла в себя.

Она уставилась на дядю Чана в полном изумлении. 

Молодой человек тоже был поражен и ждал ответа дяди Чана.

Запрокинув голову, дядя Чан вздохнул и медленно закрыл глаза. Воспоминания, которые были запечатаны на протяжении бесчисленного количества лет, вырвались наружу, словно волна морского прилива, создавая образы, которые постоянно проносились у него перед глазами. Тем временем две мутные слезинки скатились по его лицу из его зажмуренных глаз.

Внимание всей стражи и всех старцев клана Чангуань было обращено к дяде Чану, все были в растерянности и замешательстве. Среди них было много сообразительных людей; некоторые уже поняли что-то из разговора дяди Чана с братом и сестрой. Однако никто, в том числе и давние члены клана, не знал о том, какие отношения связывают дядю Чана и этих брата с сестрой.

«Наверное, существует второй клан Чангуань на Континенте Тянь Юань? И эти два клана связаны какими-то неизвестными нам отношениями?» – в этот самый момент многие подумали об одном и том же.

Брат и сестра из клана защитников Чангуань ничего не сказали. Они выглядели очень задумчивыми, и в их глазах все еще светилось недоверие.

То, как сейчас обстояли дела, подсказало им, что возможно, клан Чангуань из Города Знаний был не просто маленьким кланом с тем же названием, а образованием, которое было неизвестно как связанно с кланом защитников.

Когда брат и сестра пришли к этому выводу, произошла резкая перемена в том, как они смотрели на многочисленных людей из клана Чангуань. Теперь они уже отказались от идеи со сменой имени клана.

После длительной паузы дядя Чан, наконец, медленно открыл глаза. Он посмотрел на брата с сестрой, испытывая противоречивые эмоции, и сказал:

- Меня зовут Чан Уцзи. Когда вы вернетесь, скажите это пожилой мадам Чангуань Цзу Еюнь. Она должна знать, кто я такой.

- Чан Уцзи? – пробормотали брат с сестрой.

Их лица выражали сомнение, так как в имени не прозвучала фамилия Чангуань.

Всего в клане Чангуань было три линии: линия Цзу, линия Юань и линия Цин. Так как они принадлежали клану Чангуань, первая часть их имен должна содержать Чангуань без исключений, а вторая часть будет или Цзу, или Юань, или Цин. Эта часть обозначала, из какой человек линии. Только после этих обязательных составляющих шло настоящее имя человека.

Так как его имя было «Чан Уцзи», то совершенно невозможно, что он был из клана Чангуань, потому что его имя сильно отличалось.

Хотя их переполняло сомнение, брат и сестра ничего не спросили. Молодой человек сложил руки, словно в молитве, обращаясь к Чану Уцзи, чтобы попрощаться перед тем, как покинет особняк вместе с девушкой.

Высоко в небе брат с сестрой, улетая вдаль, вели за собой стражу из двенадцати Небесных Святых Мастеров. Леди обернулась и спросила мужчину:

- Брат, как ты думаешь, кто этот человек? Судя по его имени, кажется, он не является членом нашего клана, но он действительно знает имя бабушки Е. Наверное, он знает бабушку Е?

Молодой человек слегка нахмурился. Его тоже поглотило смятение.

- Сестра, давай не будем гадать. Нам надо побыстрее добраться до дома. Правда откроется сама по себе, как только мы расскажем всё бабушке Е, - когда мужчина говорил, он вынул из-за пазухи нефрит размером с кулак.

Накрыв его ладонью, он мгновенно разбил нефрит на множество осколков.

Странная энергия вышла из нефрита и быстро образовала перед ними разноцветные Пространственные Врата. Брат с сестрой и двенадцать стражников мгновенно растворились в них.

Когда брат и сестра снова появились, они уже прибыли в неизвестное пространство. Оно было чрезвычайно обширным, словно маленький мир. Там были горы и реки, а также различные магические звери; также там было множество магических зверей высшего класса, которых редко можно встретить на Континенте Тянь Юань.

В центре парил огромный кусок земли. На нем стояло множество домов, и там было много людей. Было похоже на оживленный город, а в центре этой парящей земли было много величественных дворцов.

В данный момент в одном из многочисленных дворцов женщина средних лет, облаченная в белую мантию, сидела около окна. Она печально смотрела на улицу, а в ее глазах виднелась скорбь.

Мужчина средних лет в белой мантии медленно подошел к женщине и мягко положил руки ей на плечи, разминая их. Низким голосом он сказал:

- Еюнь, ты все еще думаешь о Кун Эре?

Женщина легонько кивнула и удрученно сказала:

- Когда Кун Эр нарушил правила клана, он практически наслал на наш клан Чангуань бедствие. Затем его талант был запечатан дедушкой, чтобы он никогда в жизни не смог стать Святым Правителем. С момента рождения Куна уже прошла практически тысяча лет. Интересно, он все еще жив? И где он? Я очень хочу встретиться с Кун Эром.

Мужчина тихо вздохнул, и печаль блеснула и в его глазах. Кун Эр, о котором говорила женщина, был их единственным сыном, который родился, когда они были Святыми Правителями. В то же самое время именно он причинял им больше всего боли.

Столетия назад их сын был изгнан из клана, так как стал причиной катастрофы. Его талант был запечатан, поэтому он никогда не смог бы стать Святым Правителем. Он мог прожить максимум тысячу лет.

Хотя эти двое обладали определенным статусом в клане, у них не было сил предотвратить это, так как то преступление, которое совершил их сын, было слишком тяжелым. Это привело к тому, что пространство, в котором жил клан Чангуань, практически разрушилось.

Из-за этого его жена, Чангуань Цзу Еюнь, навсегда осталась на Девятом Небесном Уровне Святого Правителя. Если она не преодолеет это ментальное препятствие, она никогда не совершит прорыв и не станет Святым Королем. Ее жизнь продлится только три тысячи лет.

В прошлом эти двое подумывали о том, чтобы отправиться на поиски своего сына, но они ничего не смогли поделать с те, что пространство было запечатано на протяжении всего года. Учитывая насколько серьезное преступление совершил их сын, многочисленные старцы клана не хотели тратить большое количество энергии на то, чтобы снять печать только ради них двоих, чтобы они смогли отправиться на поиски сына.

Теперь с пространства клана Чангуань была снята печать, когда вторгся Континент Божественного Зверя. Однако их первоначальная миссия, ради которой с пространства была снята печать, на этот раз заключалась в том, чтобы отразить вторжение Континента Божественного Зверя, а также найти местоположение Крылатого Бога-Тигра. У них просто не было свободного времени, чтобы отправиться на поиски своего давно утерянного сына. Кроме того, континент был огромен; если бы они не использовали силу всего клана, то это было бы все равно, что искать иголку в стоге сена. Если бы они захотели отправиться на поиски сына в море людей, даже использование тайной техники не достаточно.

Всё потому, что печать на их сыне не просто сдерживала талант их сына, она еще и запечатывала и всю его родословную.

Неожиданно мужчина средних лет изменился в лице. Он сказал:

- Еюнь, клан уже напал на след Крылатого Бога-Тигра. Сейчас он вместе с молодым человеком по имени Цзянь Чен, и они уже нашли, где Цзянь Чен живет. Пойдем. Старцы клана организовывают собрание по этому поводу.

Чангуань Цзя Еюнь выбросила из головы все мысли и встала, вместе с мужчиной они пошли рука об руку.

- Бабушка Е, бабушка Е!

Как только пара вышла из главного входа, молодой человек и девушка неожиданно бежали к ним издалека. Даже издалека они могли слышать крики леди.

Двое молодых людей подбежали к Чангуань Цзу Еюнь, и девушка сразу же заговорила:

- Бабушка Е, когда мы с братом искали Крылатого Бога-Тигра, в маленьком городе мы наткнулись на небольшой клан, у которого такое же имя, что и у нас.

Чангуань Цзу Юень заставила себя улыбнуться и ласково сказала:

- Сяо Эр, Континент Тянь Юань очень большой, и на нем бесчисленное количество людей. Это обычно дело, что есть кланы с таким же названием, что и у нас, поэтому не относись к этому слишком серьезно.

- Я знаю, но, бабушка Е, в том клане Чангуань был мужчина, который, кажется, тебя знает и даже знает имя бабушки Е, - продолжала девушка и смотрела на Чангуань Цзу Юень глазами, полными любопытства.

Чангуань Цзу Юень и сразу же спросила:

- Сяо Эр, ты знаешь имя того человека?

- Он сказал, что его зовут Чан Уцзи, и даже что бабушка Е его знает, - сказала девушка, которую звали Сяо Эр.

- Что!? Чан Уцзи!? - Чангуань Цзу Юень передернуло, а ее лицо резко изменилось.

Вскоре после этого даже ее миниатюрное тело стало потряхивать.

- Чан Уцзи? А это не имя того слуги, который отправился за Кун Эром? – вскрикнул мужчина рядом с Чангуань Цзу Юень и тоже изменился в лице.

Мужчина средних лет являлся мужем Чангуань Цзу Юень, а также великим старцем клана Чангуань. Его звали Чангуань Цзу Юньсяо.

Кажется, Чангуань Цзу Юень с чем-то это связала, и она очень воодушевилась. Она дрожала, и даже голос ее начал дрожать.

- Кун Эр, Кун Эр. Должно быть, это Кун Эр. Кун Эр должен быть там. Сяо Эр, быстро, быстро покажи мне дорогу, - торопился голос Чангуань Цзу Юень.

- Юнь Сяо, Юнь Фей, поскорее расскажите нам, где вы встретили Чан Уцзи? - даже в голосе Чангуань Цзу Юньсяо слышалась торопливость.

- Он в… - молодой человек моментально описал примерный район, где он встретил Чан Уцзи.

Ни секунды не сомневаясь, Чангуань Цзу Юньсяо взмахнул рукой, и перед ним открылось пространство. Оно образовало Пространственные Врата, и они ушли с братом и сестрой, не обращая никакого внимания на собрание старцев в клане.

В величественном зале в самом конце располагалось семь мест, стоящих рядом друг с другом. Шесть людей разного возраста сидели там, и неудивительно, что одним из них был Чангуань Цин Юнь, старик, который являлся представителем клана Чангуань на собрании в Городе Наемников. Тем временем несколько человек тоже разного возраста сидели ниже.

В этот самый момент перед глазами шестерых человек, сидевших на местах в самом конце, вспыхнул свет. Затем все они посмотрели туда, где пара рассекла пространство, чтобы уйти.

- Это Чангуань Цзу Юньсяо. Почему он вдруг рассек пространство и ушел? Наверное, что-то случилось? – спросил старик с удивлением, а его глаза озарились странным светом.

- Не важно, пусть идет. Так как он не придет, мы проведем собрание вшестером, - равнодушно сказал Чангуань Цин Юнь.

Он был самым сильным из семи старцев, поэтому его авторитет был чрезвычайно высок.

В данный момент дядя Чан стоял, погруженный в себя, в беседке в саду поместья Чангуань в Городе Знаний. Его глаза застилали воспоминания, а около десятка давних членов клан стояли позади него. Они пришли, чтобы узнать и понять правду относительно того, что произошло.

Из того скандала с братом и сестрой они поняли одно - был еще один великий секрет, спрятанный дядей Чаном и предком клана Чангуань, который исчез столетия назад; секрет, который никто из них не знал.

Пожилая мадам Чангуань Цзу Юень стала для этих давних членов клана величайшей загадкой. Она была таинственным человеком, который заслужил того, чтобы дядя Чан упомянул ее, поэтому в ее статусе определенно было что-то еще.

Сейчас более старые члены клана впервые даже начали сомневаться в прошлом предка клана Чангуань и дяди Чана.

Дядя Чан стоял в беседке, тоскливо глядя на рыб, плавающих вокруг. Только после очень большого периода времени он вздохнул. Даже не разворачиваясь, он сказал:

- Больше ничего не спрашивайте. Скоро вы узнаете ответ.

В этот самый момент пространство над особняком неожиданно раскрылось. Мгновенно появились разноцветные Пространственные Врата, и вскоре после этого из них один за другим выскочило несколько людей.