Божественный Меч Хаоса.

Глава 718. Источник печали

 

 Пятеро стариков не только знали о Секте Кровавого Меча, но и о том, каким могуществом она обладает. Это очень пугало их пятерых.

- Это не хорошо, что они из Секты Кровавого Меча! Пойдем!  - крикнул старик Матенг без какой-либо дальнейшей мысли.

Прежде чем он закончил говорить, он начал отбегать на расстояние с большой скоростью.

- Вперед! - громко крикнул старик Сыту и тоже начал бежать.

Оставшихся три старика Пятого Небесного Уровня, естественно, не осмеливались оставаться, отбегая на расстояние почти одновременно со стариком Сыту.

- У мастеров секты есть задание поймать и убить их пятерых. Следуйте за ними! - громко сказал мужчина, который появился первым из четырех.

После они все одновременно обернулись в полоски красного света, чтобы преследовать пятерых мужчин, исчезнув на расстоянии в мгновение ока.

Хотя появление четырех защитников Секты Кровавого Меча спасло Клан Чангуань, но у них не было чувства радости от того, что они спаслись от уничтожения. Вместо этого у всех них была большая тяжесть на сердце. Все Поместье Чангуань было утоплено в скорби.

Стражники Клана Чангуань были напуганы до смерти от того, что произошло. Тут же некоторые из них, спотыкаясь, побежали на дрожащих ногах из поместья, и у каждого из них было бледное лицо.

После все больше и больше стражников, которые боялись смерти и не хотели умирать, выбрали возможность уйти. Многие из них были наняты Кланом Чангуань за большие деньги. Они работали на Клан Чангуань, но были не настолько преданы работе. Если бы это были обычные люди, они бы запросили высокую цену и не боялись бы смерти и храбро шли в бой, но люди, которых вызвал Клан Чангуань, были Святыми Правителями. К тому же это не был всего один Святой Правитель, а их было пятеро. Они ощутили тяжесть большого давления, и с гибелью родителей Цзянь Чена, Чангуань Ба и Би Юнь Тянь они верили, что Клан Чангуань полностью обречен.

Хотя все еще был четвертый юный мастер, который обладал силой, способной соперничать со Святым Правителем, они все верили, что случившееся в этот раз, было направлено против четвертого юного мастера.

Высокопоставленные члены Клана Чангуань ощутили уход стражников, но не остановили ни одного из них, позволив им уйти.

Немного времени спустя многие стражники, слуги и приверженцы Клана Чангуань также ушли. Только около четырехсот королевских стражников остались рядом, а также несколько наемников и приверженцев, которые родились и выросли в клане.

Родители приверженцев клана были старыми членами Клана Чангуань. Даже некоторые из их потомков работали в Поместье Чангуань, поэтому они были чрезвычайно преданны им.

- Четвертая сестра, четвертая сестра, ничего не должно было случится с тобой. Вставай, вставай, - вторая тетя Цзянь Чена Юй Фэн Янь рыдала над телом Би Юнь Тянь.

Она без остановки трясла ее тело. Вокруг все старшие члены Клана Чангуань молчали. Они показывали глубокое чувство скорби. То, что случилось сегодня, было чрезвычайно большим ударом для Клана Чангуань.

Новости о разрушении Клана Чангуань распространились во всех направлениях, подобно дикому пламени. Очень скоро они разошлись на несколько тысяч километров, приводя всех в большое изумление.

В это время Цзянь Чен проводил счастливо время с третьим принцем, Цином И, в Королевстве Цинхуан. Они сидели за большим, круглым столом, полным людей, всего их было около дюжины. Однако, помимо Цзянь Чена и Цина И, там были женщины. Это были принцессы Королевства Цинхуан или юные леди великих кланов. Все они были очень красивы. Также они были известны своей красотой в Королевстве Цинхуан.

Красавицы прибыли по очевидной причине, возможно, из-за приказов старших членов их кланов, или, возможно, они сами хотели прийти.

Сбоку от Цзянь Чена сидели рядом две принцессы - Цин Шу Ян и Цин Ю Бин. Они пахли, как орхидеи, и постоянно подавали Цзянь Чену вино и еду. Их взгляды были полны обожания и одержимости.

- Ха-ха, брат Цзянь Чен, я, Цин И, прожил в Дрейфующем Небесном Дворце в течение тридцати лет, и он никогда еще не был таким оживленным, как сегодня. Все эти красавицы и юные леди великих кланов собрались в моем Дрейфующем Небесном Дворце. Это большая честь для моего скромного жилища, - Цин И придвинул бокал хорошего вина и засмеялся в беззаботной манере, которая образовалась от его радости.

Хотя Цзянь Чен был уже Святым Правителем и по названию и по силе, но он все еще считал Цина И братом, несмотря на то, что его статус сильно отличался от того, который было раньше. Это сильно волновало Цина И.

Его брат, Цзянь Чен, был Имперским Защитником королевства. С такими взаимоотношениями Цин И был на хорошем счету у своего отца, короля, и ему доверяли. Цин И мог даже чувствовать, что сейчас его отец совершенно иначе обращался с ним, и даже выдающиеся герцоги и министры, которые обладали великой силой, вели себя с ним более учтиво, чем это было до этого.

На лице Цзянь Чена была теплая улыбка. Он был человеком, который оценивал дружбу как нечто очень важное. И хотя у него было немного названных братьев, Цин И был одним из них. И не важно, как многое изменилось, он никогда не забудет их отношений.

После того как они звякнули бокалами с Цином И, Цзянь Чен хотел пригубить полный бокал хорошего вина. Однако, как только бокал дотронулся до его губ, Цзянь Чен внезапно сильно задрожал. Много вина вылилось, попав на его одежду.

Две принцессы, сидящие рядом с Цзянь Ченом, тут же вытащили свои шелковые ароматные платки и аккуратными движениями начали вытирать вино с одежды Цзянь Чена. Они мягко сказали:

- Юный мастер Цзянь Чен, вам стоит успокоится. Посмотрите, вино вылилось на вашу одежду.

Цзянь Чен не обратил никого внимание на голоса двух принцесс. Он медленно поставил бокал и схватил рукой свою грудь. Его лицо начало меняться, а выражение стало очень серьезным.

Ощутив изменение в Цзянь Чене, Цин И забеспокоился и спросил:

- Брат Цзянь Чен, что-то случилось?

Цзянь Чен не ответил. Его брови сильно нахмурились, а его рука все также грубо сжимала грудь. Это было из-за того, что он ощутил невероятную боль в своем сердце, и одновременно его спокойный и непоколебимый ум внезапно начал волноваться. Он стал обеспокоенным, а глубоко в его душе появилось большое чувство тревоги и смятения.

- Что случилось, что же случилось? Что произошло? - растерянно бормотал Цзянь Чен.

Он никогда не сталкивался с такой ситуацией, даже когда встречал непреодолимых врагов или наступающую опасность. Он еще никогда такого не чувствовал.

- Брат Цзянь Чен, что случилось с тобой? - Цин И поставил свой бокал с вином, непонятливо глядя на Цзянь Чена.

- Я не знаю. Почему я так внезапно ощутил такое неловкое чувство? - Цзянь Чен медленно встал со своего места и зашагал вокруг дворца.

Его брови были нахмурены. У него не было никакого понятия о том, что произошло.

Все красавицы, сидевшие вокруг стола, смотрели друг на друга. Они понятия не имели, что произошло с Цзянь Ченом.

Внезапно проблеск света появился в глазах Цзянь Чена. Его выражение лица внезапно стало мрачным и он подумал:

"Возможно, что-то произошло дома?"

Размышляя над этим, беспокойство Цзянь Чена стало еще сильнее, заставив его выражение лица сильно измениться. Большая волна ужаса заполнила его сердце.

Это был не такой ужас, который появляется от непобежденного врага, а страх того, что произошли какие-то ужасные вещи.

- Брат Цян И, я должен уйти немедленно. Я прошу прощения! - Цзянь Чен не мог дольше оставаться.

Он тут же попрощался с Цином И, прежде чем извинится перед красавицами, сидящими вокруг стола. После он поспешил покинуть Дрейфующий Небесный Дворец, рванув в королевский дворец, туда, где находились Пространственные Ворота.

Цин И не стал убеждать Цзянь Чена остаться. Он стоял в Дрейфующем Небесном Дворце и смотрел на расстоянии, как Цзянь Чен покидает дворец. Его выражение лица было полно сомнения, и немного погодя он пробормотал про себя:

- Возможно, что-то произошло у Цзянь Чена дома?

Уход Цзянь Чена был очень поспешным. Он даже не успел попрощаться с королем и четырьмя Имперскими Защитниками, и вместо этого приказал людям активировать Пространственные Ворота, используя свою личность Имперского Защитника. Он прошел сквозь Пространственные Ворота и покинул Королевство Цинхуан.

Выбранное направление для Пространственных Ворот вело за пределы Города Знаний Королевства Гесун. Цзянь Чен прибыл прямо туда.

Когда он оказался снаружи города, то очутился прямо в центре лагеря Восточных Божественных Мечей. Вокруг патрулировали солдаты, одетые в серебряные доспехи.

Открытие Пространственных Ворот испугало солдат Восточных Божественных Мечей. Тут же несколько людей увидели Цзянь Чена, выходящего из них. Они, кажется, узнали его. Рассмотрев его получше, все упали на одно колено и воскликнули:

- Мы приветствуем Имперского Защитника!

В мгновение ока все вокруг стали на одно колено.

У Цзянь Чена не было времени обращать внимание на солдат. Он тут же взмыл в небо, летя по направлению Города Знаний.

Цзянь Чен спустился с неба в Поместье Чангуань. В момент, когда его ноги коснулись земли, Цзянь Чен, казалось, окаменел, стоя беспомощно, и был совершенно нем. Перед ним было кольцо людей, сформированное старшими членами клана и стражниками, которые не ушли. В центре кольца с закрытыми глазами и бледными лицами лежали Би Юнь Тянь и Чангуань Ба.

Все оставшиеся люди Клана Чангуань собрались там. Никто не проронил ни слова, а в их сердцах царило большое чувство сожаления. Весь Клан Чангуань был окутан чувством большой скорби.

Прошло меньше двух часов с того момента, как произошла эта трагедия.

Цзянь Чен ошарашено смотрел в направлении людей. Хотя центр толпы был закрыт окружающими его людьми, но он, казалось, мог видеть сквозь препятствия и наблюдать за тем, что происходило внутри.