Божественный Меч Хаоса.

Глава 1. Цзянь Чен

 

Посреди бесконечно огромного горного хребта, под безграничным океаном облаков возвышались два меча, образованные горными вершинами, которые были десять тысяч футов в высоту и в ста метрах друг от друга.

Две горные вершины, напоминающие острие клинка, были очень обрывисты. Если посмотреть на них, то они словно две огромные версии мечей Бога, воткнутые в землю без всякой зоны для скалолазания.

Расстояние между вершинами двух гор и бесконечным океаном облаков в небе было под сотню метров. На вершине горы был слабый туман, который размывал сцену вокруг вершины пика — это сделало её неясной. Впрочем, если приглядеться, можно заметить, что на вершинах двух гор неподвижно стоят два человека. Они были словно каменные статуи, так как вообще не двигались. Только их волосы и одежды развевались ветром.

Один из двух выглядел молодо, на вид ему не было и двадцати. Молодой человек был необыкновенно красив. Формы его лица были совершенны и можно сказать, что ему нет равных. Все женщины мира падали бы к его ногам. Его спокойствие, как и его глаза, имели особую привлекательность. Они были невероятно очаровательны, будто могли поглотить душу.

У молодого человека были черные длинные волосы, спускающиеся вниз до пояса. Его волосы не были связаны, и безумный ветер дико разносил их вокруг. За спиной юноши был клинок, покрытый толстой белой тканью. На видимой рукояти меча были несравненно изысканно выгравированы два слова: «Легкий ветер». Тем не менее, странным было то, что меч не был привязан ни к чему. Казалось, будто он прилип к спине молодого человека и не падал. Эту сцену было невероятно трудно объяснить.

Этого молодого человека звали Цзян Чен. Он был экспертом #1 в подземном мире, имя которого потрясло небеса. Также титул «Бог меча» принадлежал ему, и он был великим мастером техники меча своего поколения. Его техника быстрого меча была совершенна, и он достиг экстремальных высот. Однако ему было всего лишь около двадцати лет.

Очень мало людей знали информацию о Цзянь Чене. Кроме того, что он был сиротой и не принадлежал ни к какой школе, ни секте, ничего не было известно о нем. Он как загадка. Никто даже не знал, где он научился искусствам боя и своей прекрасной технике меча.

Что касается человека, с которым он столкнется, тот, кто стоял на другом пике в форме меча. Этот человек был большой комплекции и в черном длинном халате. Он стоял там, напротив Цзянь Чена. Этим человеком был пожилой мужчина, выглядящий на пятьдесят, может шестьдесят лет. У него было живое лицо и яркая пара старых глаз. Энергия, что повсюду

излучали его глаза и строгий взгляд были словно острое лезвие, которое не позволяло другим смотреть ему в глаза. В руках у него был огромный толстый меч черного цвета. Но самое странное было то, что его огромный меч не имел лезвия.

Старик был легендарной персоной, которая исчезла из подземного мира сто лет назад — Дугу Кьюбей. Дугу Кьюбей — это всего лишь его титул и никто не знал его настоящего имени или личности, потому что сто лет назад он поразил всех необычайно сильных и непобедимых людей по всему миру. Сегодня, те, кто имел какие-то сведения о Дугу Кьюбее и по-прежнему жили в мире были незаметны и незначительны. Тем не менее, его несравненно славный свет по-прежнему передается из поколения в поколение. Сто лет спустя его сила была даже выше, чем прежде. Сегодня никто не знал, какой стадии достигла сила Дугу Кьюбея.

Глаза Дугу Кьюбея были направлены на Цзянь Чена. Взгляд молодого человека был так же остр, порой в его глазах мелькали искры.

— Цзян Чен, у тебя есть сила, которая не слабее моей в твоем же возрасте, и твои достижения на пути меча достигли таких высот, что даже я желаю догнать тебя. К сожалению, ты убил моего единственного ученика, и у меня нет выбора, кроме как отомстить за него. Сегодня, несмотря ни на что, я должен требовать справедливости для своего единственного ученика, — сказал тяжелым голосом Дугу Кьюбей, и его, казалось бы, спокойный тон, был наполнен жаждой крови, что заставляла людей трепетать.

Лицо Цзянь Чена было несравненно безмятежным. Его глаза спокойно смотрели на Дугу Кьюбея, а его длинный белый халат развевался на ветру. Его длинные волосы, что достигали талии, безумно танцевали в хаотическом ветре, и это было вовсе не элегантно.

— Вы не можете винить меня, так как ваш ученик оскорбил меня по собственному желанию. Что до его смерти от моего меча, он сам виноват, что ему не хватило мастерства, — губы Цзянь Чена слегка открываются и закрываются, а его слабый голос доносился изо рта.

— Хорошо, хорошо, хорошо, хорошо, недостаток мастерства, значит. Сегодня я испытаю, на что способен ты, или же я так же паду от твоего «Легкого ветра», — Дугу Кьюбей рассмеялся в гневе.

После этих слов Дугу Кьюбей взмахнул чёрным мечом, и мгновенно неизмеримо огромная энергия покинула меч и вышла наружу. Меч, наполненный энергией, со скоростью молнии выстрелил в сторону Цзянь Чена.

Цзян Чен был спокоен, и, со звуком лезвия покидающего ножны, длинный меч появился в руке Цзянь Чена. Четыре фута в длину, два пальца в ширину, драгоценный меч излучал серебристо-белый свет, и тогда, длинный меч Цзянь Чена сделал взмах. Сильная энергия покинула меч, и, со скоростью невозможной для невооруженного глаза, он выстрелил в сторону энергии меча Дугу Кьюбея.

*Бууум!*

Столкнувшись, две энергии меча взорвались и издали оглушительный взрыв. Сильная рябь энергии распространилась во всех направлениях от точки столкновения в центре и разогнала застоявшиеся облака и туман.

После этого Цзян Чен и Дугу Кьюбей одновременно взлетели. Они покинули вершины, на которых стояли и полетели в центр меж двух пиков, где началась напряженная борьба в воздухе.

Их атаки были мистически быстры, столкновение и трение клинков бесконечно резонировало. От них исходила сильная энергия мечей. Везде, где они сражались, образовывались огромные дыры в горах, что их окружали. Бесчисленное количество обломков падало вниз.

В течение короткого периода времени, равного нескольким вздохам, Цзян Чен и Дугу Кьюбей уже обменялись сотнями ударов. После этого, они снова приземлились на вершины. На их тела было жалко смотреть. Их прежде неповрежденная одежда начинала рваться и, казалось, что еще немного, и она развалится.

У Дугу Кьюбея было серьезное выражение лица, когда он смотрел на Цзянь Чена. Выражение лица Цзянь Чена стало крайне тяжелым.

— Такой быстрый меч. Неудивительно, что никто не может победить твою технику быстрого меча, — сказал низким голосом Цзянь Чень.

— Если мы продолжим в том же духе, будет слишком сложно определить победителя. Давай просто используем наш сильнейший удар одновременно и определим исход матча одним столкновением, — последовал ответ Дугу Кьюбей.

Как только он сказал это, аура Дугу Кьюбея вдруг резко увеличилась, будто огромный меч понесся навстречу небу, пронзая облака.

Лицо Цзянь Чена также потяжелело. После этого он так же испустил ауру, которая не уступала ауре Дугу Кьюбея.

Ауры обоих непрерывно росли, покрывая небо и землю. Они заполнили все небо с их комбинированными аурами, и это охватило всю гору и окрестности. От воздействия их аур даже в облаках образовывались огромные дыры, и они быстро рассеивались. В небе выл безумный ветер, создавая пронизывающие звуки, что были похожи на крики призраков и волчий вой. В лесах бесчисленные звери, испуганные этими звуками летели и бежали во всех направления, дабы уйти подальше от этого места. Ауры двух человек на вершине гор все еще непрерывно увеличивались, они все еще собирали силы для своего сильнейшего удара.

*Кррр* *Кррр*

В окрестных горных лесах довольно много маленьких деревьев. Они не смогли выдержать сильные ауры двух людей. Под напором ауры они гнулись и с треском ломались. После они взлетели в воздух и отлетали далеко в стороны.

Ауры Цзянь Чена и Дугу Кьюбея по-прежнему продолжали расти. Вокруг них формировался сильный поток энергии, быстро закручиваясь вокруг их тел. Цветы, трава и деревья были согнуты их мощными аурами, и бесчисленные огромные деревья неустойчиво раскачивались из стороны в сторону.

В то же время меч «Легкий ветер» в руках Цзян Чен и тяжелый черный железный меч в руках Дугу Кьюбея источали ослепительно белый и как тёмная ночь черный свет.

Потоки энергии вокруг их тел становились все больше и больше. В конце концов, Цзянь Чена охватил густой белый свет, в то время как Дугу Кьюбей был охвачен «светом» черного цвета. Уже и их тела исчезли, в воздухе остались только два ослепительных огня противоположных цветов.

*Вжинь!*

Длинный меч в руке Цзянь Чена дрожал, и очень яркий свет уже исходил от него. Мощная энергия меча, способная вселять страх в чужие сердца. Его длинные волосы и белый длинный халат развевались в сумасшедшем ветре, а его тело висело в воздухе. Он был похож на Бога Войны с непревзойденным могуществом.

Когда их ауры достигли предела, вдруг оба одновременно испустили воинственный клич, что тут же потряс всё вокруг. Звук сотрясал небеса, как будто вдруг взорвалась шахта. Их крики были оглушительными, и мгновением позже великолепный белый свет и несравненно темно-черный свет столкнулись друг с другом со скоростью молнии. В то мгновение, когда они пересеклись… там не было звука столкновения, что любой бы представил. Когда все утихло, Цзян Чен и Дугу Кьюбей поменялись местами и стояли на конечностях двух горных вершин. Лица у обоих были мертвенно-белыми, а из груди Цзянь Чена быстро вытекала алая кровь. Она быстро окрасила его белый халат в красный. В молниеносном обмене Дугу Кьюбей пронзил его сердце.

Дугу Кьюбей же потерял руку. Он, кто лишился правой руки, не мог более взять меч. Его тяжелый черный железный меч уже падал вниз, на десять тысяч футов, и после пронзания сердца Цзянь Чена он потерял руку.

Цзян Чен стоял на вершине пика, и кровь текла из его рта. Его лицо становилось все более и более бледным. Через мгновение окрас его лица был схож с чистой бумагой. Он понимал, что его сердце пронзили, он понимал, какая участь его ждёт.

— Ха-ха-ха… — Вдруг Дугу Кьюбей, что стоял на противоположной вершине резко начал смеяться. Он произнес: «Цзян Чен, с твоим талантом, если бы ты пришел на несколько лет позже, я бы точно не смог победить тебя. Однако как обидно. Какой позор. Хотя твои силы не слишком далеки от моих — ты все-таки был побеждён моими руками».

— Эххх… Такой гений умирает от моих рук и это действительно печально, но у меня не было выбора, кроме как свершить месть за моего единственного ученика, — сказал Дугу Кьюбей, стоя на вершине пика.

Ощущая свою бесконечно убегающую жизнь, Цзян Чен медленно закрыл глаза. В этот миг он был чрезвычайно спокоен. Жизнь и смерть не важны для него. Ведь Цзян Чен убил множество людей во время своих путешествий. Жизнь и смерть уже познаны им, и его сердце жалеет только о том, что у него нет больше шанса обнаружить новые грани меча.

Когда Цзян Чен погрузился в царство без счастья и печали, вдруг странное чувство появилось в мозгу Цзянь Чена. В тот переломный момент его душа как будто слилась с его длинным мечом. Он был мечом, и меч был им. Между ним и мечом не было никаких различий. Это было так, словно меч стал частью его души.

В то же время следы чистой и сильной энергии прибыли с неба и земли. Она следовала вдоль мозга Цзянь Чена, входила в его разум и отлично сочеталась с его душой. С потоком энергии с неба и земли, Цзян Чен явно чувствовал, как с немыслимой скоростью укреплялась его «душа». В тот же миг его душа как будто покинула тело и полетела в сторону бесконечной пустыни, окружающей его. В тот миг, каждая сцена в радиусе 10 миль появлялась в его мозгу с непревзойденной ясностью. Он даже мог отчетливо почувствовать движения комаров и насекомых на земле.

На границе смерти он вдруг перешел на следующую ступень…