Восставший против неба.

Глава 756. Приговор

 

«Этот участок горы был подарен Обители Небесного Меча Королевской Семьёй Голубого Ветра тысячу лет назад. С тех пор, он был переименована в Горную Гряду Небесного Меча. Вершина самой высочайшей горы известна, как Вершина Меча Пронзающего Облако, и это высочайшая вершина в Империи Голубого Ветра.»

С высоты птичьего полёта, Юнь Чэ представил Фен Сюе’ер окружение. Когда он впервые прибыл в Обитель Небесного Меча годами ранее, он был вдохновлён Горной Грядой Небесного Меча, с окружающей её аурой меча. Вместе с репутацией Горной Гряды Небесного Меча, в его сердце рождалось почтение.

Однако в этот раз, когда он вновь встретился с Обителью Небесного Меча, он чувствовал лёгкое презрение. Чувство презрения не проявлялось в том, что сильный он, смотрел свысока на слабого. Это было презрение, рождённое его сердцем ко всей Обители Небесного Меча!

Когда он впервые прибыл в Обитель Небесного Меча шесть лет назад, он совершенно не представлял, что Обитель Небесного Меча Голубого Ветра, со всей своей потрясающей силой и величием окажется в столь трудном положении, столкнувшись с проблемами Империи Голубого Ветра и кризисом Ледяного Облака.

«Старший Братец Юнь, я хочу знать, как ты собираешься разобраться с Обителью Небесного Меча во время своего визита?» Спросила Фен Сюе’ер, в её словах чувствовалось беспокойство, «Ты собираешься просто преподать им небольшой урок, или… или…»

Ранее он привёл Город Феникса в полный беспорядок. Что до Обители Небесного Меча… Для текущего Юнь Чэ, даже если он захочет их уничтожить, это не потребует от него больших усилий.

Юнь Чэ был слегка озадачен вопросом Фен Сюэ’ер. Он поднял взгляд и осмотрел окружающую горную гряду вокруг обители. Он с сожалением сказал: «Возможно, я здесь для того, чтобы выразить свой гнев. Хотя Обитель Небесного Меча морально пала из-за их предательства, они смогли сохранить тысячелетний фундамент Обители Небесного Меча. Кроме того, эгоизм – человеческая натура. Думая об этом с этой стороны, я пытался простить Обитель Небесного Меча за это время, но в конце концов… Я всё ещё не могу простить Обитель Небесного Меча. Раз они выбрали предательство доверия к ним, они естественно должны вынести последствия этого предательства. Тогда, и Императорская Семья Голубого Ветра и Обитель Небесного Меча пообещали выжить или сгинуть вместе. С катастрофой, которую испытал Голубой ветер, у Обители Небесного Меча нет права сбежать после их предательства!!»

«И… Даже если бы я был достаточно великодушен для прощения Обители Небесного Меча, проблему с Маленькой Феей… Просто нельзя упускать из виду!»

Вспоминая инцидент вовлекающий Чу Юе Чань, мирный разум Юнь Чэ внезапно вспыхнул аурой жестокости… С этой аурой, он становился раздражительным и неуправляемым. Даже когда Цзы Цзи раскрыл «бесплатную» информацию о событиях инцидента с Чу Юе Чань, угасшая ранее память о имени «Сюань Юань Юй Фэн» была вбита в его сердце и душу горькой местью.

«Старший Брат Юнь…» Фен Сюе’ер мгновенно ощутила изменение в чувствах Юнь Чэ. Она повернулась посмотреть на него яркими и ясными глазами. Когда бы не упоминалось имя «Маленькая Фея», его дыхание и аура становились взбудораженными. Теперь, в Обители Небесного Меча, испустившаяся от него аура была пугающе маниакальной, его взгляд стал ужасающим.

За прошедшие три месяца постоянного, денного и ночного сопровождения, изначальное удивление и беспокойство Фен Сюэ’ер сменилось пониманием… К Чу Юе Чань, у Юнь Чэ были глубокие чувства, волнение, тоска, вина… и страх, что он не увидится с ней вновь. Вот почему, когда бы он её не упоминал или думал, он впадал в состояние волнения о ней.

Взяв руку Фен Сюе’ер, Юнь Чэ поспешил к Обители Небесного Меча. В то же самое время, резкий и мрачный голос с беспощадной аурой охватил всю Обитель Небесного Меча и даже всю Горную Гряду Небесного Меча.

«Сюань Юань Юй Фэн, а ну, выходи!!»

Внутренняя сила Юнь Чэ была крепкой и могущественной; Резкая тряска пронеслась по благородной ауре меча окружающей Обитель Небесного Меча. Несколько тысяч мечей парящих в Террасе Управления Меча пришли в беспорядок. Одновременно, спокойная и серьёзная Обитель Небесного Меча погрузилась в шум. Практически все ученики, мастера павильонов, слуги меча и старейшины взбесились, будто встретились с заклятым врагом.

В конце концов, никто не смел провоцировать Обитель Небесного Меча с их основания тысячу лет назад.

«У Обители Небесного Меча сегодня кажется два невероятных гостя.» Внезапно сказала Жасмин.

«Невероятные… гости?» Юнь Чэ нахмурился.

«Два Монарха шестого уровня, один средней стадии, и второй поздней стадии. Похоже, что сегодня не всё пойдёт по твоему пути» Сказала Жасмин.

«Монархи шестого уровня?» Юнь Чэ слегка опешил, но не выразив волнения ухмыльнулся, «Только не говори мне, что они из Небесного Региона Могущественного Меча? Хех, похоже, что я пришёл не вовремя. Обитель Небесного Меча действительно цепляются за тех, кто поддерживает их жизнь»

Юнь Чэ внезапно вспомнил разговор с Лин Цзе три года назад в Городе Феникса, когда он встретился с ним после Рейтингового Турнира Семи Империй…

«Тогда, мать выбрала отца, пренебрегая дедушкой, вызвав его гнев. Несколько дней назад, отец и мама взяли меня с братом в Небесный Регион Могущественного Меча, чтобы встретиться с дедушкой. Мама и дедушка наконец-то разрешили свои разногласия. Эх… Кажется дедушке я сильно нравлюсь, и он даже сказал, что будет лично учить меня полному Могущественный Абсолютный Меч Небес, хехе»

«…» Выражение лица Юнь Чэ стало несколько сложным.

Юнь Чэ не скрывался, и открыто появился над Обителью Небесного Меча, холодно смотря вниз.

Вокруг Обители Небесного Меча сновало множество теней. Прямо под Юнь Чэ, силуэт, сопровождаемый холодной и плотной аурой меча вылетел вперёд и появился перед ним за долю секунды… Это был Лин Юэ Фен. В то же самое время, множество мастеров и старейшин Небесного Меча, с силой Земной Ступени и выше следовали у него по пятам, быстро выстраивая боевое построение и окружая Юнь Чэ и Фен Сюе’ер.

«Юнь Чэ, это действительно ты» Выражение Лин Юэ Фена стало особенно сложным, когда он увидел Юнь Чэ, и с лёгкой улыбкой сказал, «Ты пришёл позже, чем я ожидал»

Действительно, он предсказал, что этот день наступит.

Во-первых, чтобы защитить тысячелетнюю историю Обители Небесного Меча от хаоса, принесённого Божественным Фениксом, они решили нарушить обещание, сделанное их предками, совершая предательство доверия, нарушая мораль. Обитель была запечатана, и просьбы о помощи отправленные Императорской Семьёй Голубого Ветра и Дворцом Ледяного Облака были заблокированы. В то время, им и в голову не приходила мысль, что Императорская Семья Голубого Ветра сможет выжить, не говоря уже о том, чтобы конечный результат был диаметрально противоположным от ожидаемого.

И причина этого отличия было возвращение Юнь Чэ.

Юнь Чэ был печально известен своим отношением к мести за любые обиды. Трагическое уничтожение Клана Пылающих Врат Рая в тот год было событием, о котором никто не смел вспоминать. После того, как Юнь Чэ выжил, первое после его возвращения была месть во множество раз разрушительнее, чем уничтожение всего Клана Пылающих Врат Рая… по отношению к Секте Божественного Феникса, что держала Семь Империй Бездонного Неба под большим пальцем. Он заставил её понести сокрушительное поражение, и погрузить их в состояние хаоса и беспорядков. Очевидно, они были вынуждены и даже принесли извинения, и огромную компенсацию Империи Голубого Ветра… Более того, по слухам, это были последствия помилования Цан Юэ. Иначе, Секта Божественного Феникса могла бы заплатить куда более трагическую цену.

С характером Юнь Чэ, было невозможно забыть «грех» Обители Небесного Меча, после войны. В конце концов, Обитель Небесного Меча отличалась от остальных сил культиваторов… В тоже самое время, были слухи, что он спас Дворец Ледяного Облака от неминуемой гибели. Он принял своё назначение в качестве Хозяина Дворца, когда обе прошлые Хозяйки Дворца, Гун Юй Сянь, и Гранд-Хозяйка Дворца, Фен Цянь Хуэй, погибли…

В руках Юнь Чэ, Секта Божественного Феникса была лишена надежды; У Обители Небесного Меча не будет даже шанса.

Сейчас Юнь Чэ был совершенно не таким, как три года назад.

Взгляд Лин Юэ Фена был направлен на Юнь Чэ, он слегка опешил. Молодая девушка рядом с Юнь Чэ была облачена в белоснежные одеяния, её талию окутывал тонкий нефритовый шёлк, означавший, что это одеяния Дворца Ледяного Облака. Её лицо было скрыто за вуалью, и её прекрасные глаза было видно лишь смутно.

Хотя её лица не было видно, всё её тело излучало эфемерную, сказочную ауру. Лишь взгляд на неё вызывал смущение и незначительность, и многие постыдились бы отнестись к ней неуважительно.

Это чувство, было именно таким же, как тогда, когда он впервые встретил Чу Юэ Чань… В этот момент, его сердце бешено стучало, он не забудет этого никогда, даже на смертном одре.

«Ах…» Юнь Чэ издал пронзительный смешок, который вернул его из прострации, «Разве это не впечатляющий Мастер Обители Лин Юэ Фэн, предполагаемо, секты номер один в Империи Голубого Ветра, прославленной Обители Небесного Меча? Нанеся визит без предупреждения, и побеспокоить известного Мастера Обители Лин чтобы лично меня встретить, я беспокоюсь о вашем благоразумии.»

Любой, кто не был глухим, мог слышать ледяной тон Юнь Чэ и его насмешливый сарказм. Ближайший Старейшина Небесного Меча в ярости воскликнул, «Юнь Чэ, не забывай о своём положении! В нашей Обители Небесного Меча, у тебя нет права вести себя так дерзко!!»

«Назад!» Грудь Лин Юэ Фена поднялась, когда он с тяжестью произнёс.

«Мастер Обители…» Окружающие старейшины и мастера павильонов Небесного Меча шокировано смотрели на Лин Юэ Фэна, в рассеянности и в замешательстве.

«Отступить, всем!» Тон Лин Юэ Фэна потяжелел. «Без моего приказа, никому не позволено приближаться!»

Под строгим приказом Лин Юэ Фэна, все старейшины и мастера павильонов Небесного Меча постепенно отступили, с тревогой смотря на Юнь Чэ, до тех пор, пока все не отдалились. Они хорошо осознавали, что если Юнь Чэ решит нанести удар, то с его силой, что оставила Секту Божественного Феникса в хаосе, даже если их сила была бы в десять раз больше, это было бы под большим вопросом.

Как только все отступили, Лин Юэ Фэн посмотрел на Юнь Чэ и глубоко вдохнул. Последний раз он встретил Юнь Чэ пять или шесть лет назад, и в то время, Юнь Чэ был лишь юнцом, что едва привлекал внимание. Сегодня, хотя Юнь Чэ перед ним не сильно изменился внешне, кроме того, что стал немного выше. Однако, когда он с ним столкнулся, ощущаемое давление было похожим на столкновение с горой.

У него были исключительно сложные чувства к Юнь Чэ… Это возможно была глубокая зависть и ревность, вытекающая из неразделённой любви к Чу Юэ Чань, что даже не удостоила его взгляда, но к этому пареньку, в двадцать с чем-то лет…

В тоже самое время, было чувство неизбежной обиды, хотя ему было ясно, что он этого сделать был не в состоянии.

«Юнь Чэ» Спокойно сказал Лин Юэ Фэнь, «Я не покидал обитель последние два месяца, ожидая твоего визита, или кого-нибудь из Империи Голубого Ветра. Мы запечатали обитель на последние пару лет, так как были не в силах помочь, но нам стыдно. У меня больше не чего сказать, раз ты здесь, чтобы нас осудить»

Юнь Чэ поднял брови и собирался сказать, когда издалека раздался престарелый, величественный голос, «Решение запечатать обитель было сделано мной. Решение отказать в помощи Дворцу Ледяного Облака так же принято мной.»

Как только голос был услышан, старейшина одетый в пепельные одеяния появился рядом с Лин Юэ Фэном. Он взглянул на Юнь Чэ и медленно закрыл свои глаза, «Раз ты сегодня здесь… Тогда, я естественно дам объяснение.»

«Отец, эти решения принял я… Ты не имеешь к ним ничего общего!» Появление Лин Тянь Ни и его слова заставили Лин Юэ Фэна мгновенно потерять ход мыслей, и он быстро добавил, «Юнь Чэ, мой отец сказал это всё, чтобы меня защитить. Как действующий мастер Обители Небесного Меча, все решения были приняты мной и с моим отцом не имеют ничего общего. Если у тебя есть какие-либо жалобы, то ты должен высказывать их мне!»

«Хаха, как замечательно, сын и отец защищают друг друга, так трогательно, что способно изменить мир!» Усмехнулся Юнь Чэ и посмотрел на Лин Тянь Ни пронзительным взглядом, «Лин Тянь Ни, у тебя со мной нет никаких отношений, но ты преодолел тысячи миль в Столицу Империи Голубого Ветра чтобы убить меня под предлогом избавления от зла, чтобы под видом справедливости очистить от опасности Империю Голубого Ветра! Хотя я и был серьёзно ранен и практически погиб от твоих рук, я всё ещё сохранил к тебе каплю уважения, потому что верил, что твои намерения ко мне возникли из-за недопонимания, с мыслями о том, что я злобный и кровожадный человек. Я думал, что ты – прямолинейный и принципиальный человек, что ненавидел зло, надежный и честный человек!»

«Но когда империя столкнулась с настоящей угрозой. Даже если бы не были клятвы предков в Дворце Голубого Ветра, Обитель Небесного Меча должна была вступиться, как основная сила. В конце, под руководством Лин Тянь Ни, Обитель Небесного Меча стала самыми большими трусами Империи Голубого Ветра!» Юнь Чэ безоговорочно критиковал, «Когда Империю Голубого Ветра обволокло пламенем войны и пролились реки крови, Обитель Небесного Меча не понесла ни одной потери за прошедшие три года. Не дрогнула ни одним мускулом, и не было видно даже тени. Воспоминая, как вы использовали те достойные слова, меня тошнит!»

«… Юнь Чэ!» Лицо Лин Юэ Фэна слегка потемнело, «Обитель Небесного Меча подтвердила это и нам действительно стыдно! Но это решение было принято с учётом сложных обстоятельств. Если ты хочешь отомстить, то я, Лин Юэ Фэн, буду нести ответственность… Воздержись от унижений моего отца!»

«Достаточно, Юэ Фэн. То, что он сказал – правда, не нужно меня ограждать.» Линь Тянь Ни поднял руку и слабо произнёс. Всего за пару лет, он быстро состарился. Возможно, за прошедшие пару лет, он в своём сердце нёс огромную вину. «Юнь Чэ, я уже сказал, что естественно дам тебе и Императорской Семье Голубого Ветра объяснения по этому вопросу.»

«Объяснения?» Юнь Чэ повернулся и холодно сказал, «Хах, я не говорил, что мне нужны от вас какие-то объяснения!»

«Изначально, я хотел сравнять Обитель Небесного Меча» Ледяной тон и слова Юнь Чэ заставили всех слушающих содрогнуться от страха, «Не думайте, что я не смогу этого сделать лишь потому, что вас поддерживает Небесная Обитель Могущественного Меча! Три месяца назад, даже Город Феникса Секты Божественного Феникса был практически стёрт моими руками с лица земли. Мне, уничтожить какую-то Обитель Небесного Меча просто, как два пальца!»

Дыхание Линь Тянь Ни и Лин Юэ Фэна одновременно стало грубее и тяжелее. Если бы эти слова произнёс кто-то другой, то это было бы отметено как шутка, но из-за того, что они шли от Юнь Чэ, по их спинам прошёлся холодок, и они едва могли улыбнуться.

«Тем не менее, прежде чем я сегодня покинул Столицу Империи Голубого Ветра, моя жена-императрица остановила меня и сказала следующее: Обитель Небесного Меча может и нарушила клятву основателя, но Императорская Семья Голубого Ветра не будет как они! Основатели Голубого Ветра и Небесного Меча обязались поддерживать друг друга, как столпы силы в Голубом Ветре, чтобы выжить и погибнуть вместе, как братья, и все потомки были обязаны поддерживать тесную связь с Обителью Небесного Меча! Сегодня, даже если Обитель Небесного Меча равнодушна и черства, все потомки Основателя Голубого Ветра, будут следовать инструкциям основателя, и не уничтожат наследие Основателя Небесного Меча.»

«Три года, она печалилась от боли из-за гибели отца и мужа. Она несла бремя кризиса Империи Голубого Ветра и защищала величие Империи Голубого Ветра и императорской семьи. Тем не менее, она отбросила своё собственное величие и просила у вас помощи девять раз! Но что она от этого получила?» Юнь Чэ вдохнул, его голос стал страшнее и более горьким, «Поэтому, она должно быть единственная кто испытывает самую большую ненависть в этом мире, и человек, имеющий больше всего права искать отмщения. Но так же, она хотела, чтобы я вас простил. По меньшей мере, чтобы не уничтожал Обитель Небесного Меча… Но Обители Небесного Меча не существует!»

Со словами Юнь Чэ, взгляды Лин Тянь Ни и Лин Юэ Фэна поплыли… Они вспомнили девять писем Цан Юэ, исписанные её слезами и кровью, горечь хлынула в их сердцах, выражения их лиц мгновенно стали сокрушёнными.