Восставший против неба.

Глава 754. Странный Божественный Меч Небесного Греха

 

«Окружавшие центр земель Королевской Семьи Вечной Ночи, города были внезапно окутаны чёрным туманом. Все в городах, будь они всемогущими практиками или бессильными женщинами или детьми, были ожесточённо убиты… Достаточно скоро, вся вина пала на Королевскую Семью Вечной Ночи, потому что ключевым искусством Королевской Семьи Вечной Ночи были Хроники Призрачного Бога Вечной Ночи, вызывающим тёмный туман, окутывающий тело. Тела тех, кто пал от Хроник Призрачного Бога Вечной Ночи чернели и окутывались чёрным туманов, что существовал больше нескольких дней.

«… После этого, Небесный Регион Могущественного Меча был первым, кто задал им вопрос. Они назвали Королевскую Семью Вечной Ночи грешным, дьявольским кланом; истребляющим невиновных, чтобы усилить свою дьявольскую силу. Во имя защиты Континента Бездонного Неба, и искоренения зла, они объединили силы с другими тремя Священными Обителями, чтобы уничтожить Королевскую Семью Вечной Ночи…»

Это было то, что Фен Цянь Хуэй рассказала ему о Королевской Семье Вечной Ночи, когда Небесный Регион Могущественного Меча втянул в это Королевскую Семью Вечной Ночи.

Название ‘Том Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи’ можно было изменить, но атрибут ‘тьмы’ изменить было нельзя, потому, аура Королевской Семьи Вечной Ночи всегда была бы чёрной…

Пользуясь заговором, Небесный Регион Могущественного Меча заклеймил Королевскую Семью Вечной Ночи как ‘Злобный Дьявольский Клан’.

Тем не менее, Небесный Регион Могущественного Меча совершенно не думал, что Королевская Семья Вечной Ночи, что носила душу и кровь дьявола, и развивала ‘Том Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи' действительно могла быть названа дьявольским кланом!

По факту, они были исконным дьявольским кланом.

«Жасмин, ты говорила, что причина увеличения силы Фен Цзюе Ченя произошло из-за слияния с дьявольской душой. Может ли быть, что дьявольская душа – остатки души Е Му Фэна, запечатанного в Запечатывающем Гробу Души?» В отношении ещё не озвученного Жасмин, Юнь Чэ постепенно понял ситуацию.

«Тогда, после того, как Запечатывающий Гроб Души был открыть Фень Цзуе Ченем, остатки души Е Му Фэна хотели похитить тело Фень Цзюе Ченя, потому что в то время, тело Фень Цзюе Ченя несло в себе невероятно плотное негодование. Можно сказать, что его отрицательные чувства были на своём пике; это было тело дарованное небесами. Однако, сила воли Фень Цзюе Ченя была слишком сильна. Когда тот попытался пожрать душу Фень Цзюе Ченя, то столкнулся с отпором. В то же самое время, он обнаружил, что Фень Цзюе Чень в действительности был Е Хуаном, что переродился и поэтому отказался от борьбы. Он позволил Фень Цзюе Ченю поглотить свою душу и использовал остатки своей силы воли и всю свою мощь, чтобы переместить источник сил, что был запечатан в остатках души, в тело Фень Цзюе Ченя, позволяя ему его медленно поглощать и привыкать.»

«Это поглощения принадлежит исключительно Дьявольскому Клану Вечной Ночи или Тому Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи?» Сразу после спросил Юнь Чэ. Потому что Жасмин явно сказала, что прямая передача внутренней силы и наследий была невероятно сложной задачей.

С привыканием Фень Цзюе Ченя к дьявольскому источнику, оно стало прямо передавать или наследием внутренней энергии. За короткие несколько лет, он прыгнул с Духовной Ступени до Высшей Ступени. Это мифический скачок на пять ступеней!

«Конечно же нет! Если бы это было так, то дьявольская раса не была бы сокрушена божественной расой в Изначальную Эру. Это было возможно и состоялось из-за того, что запретная техника перерождения создала исключительное и странное совпадение.» Сказала Жасмин. Она изначально была шокирована и не могла понять способности Фень Цзюе Ченя прямо поглощать скрытый в его теле дьявольский источник, но сейчас она говорила спокойно; признак того, что правда не слишком сильно отличается от её знаний.

«Совпадения?»

«Как я и сказала, тысячу лет назад, чтобы защитить душу Е Хуана, Королевская Семья Вечной Ночи воспользовалась запретной техникой перерождения, где Е Му Фэн отделил пятую часть души и слил её с душой Е Хуана. Душа Фень Сюаня в эссенции душ Е Хуана и Е Му Фэна слились, с главенством Е Хуана. Хотя этот осколок души Е Му Фэна и душа в гробу происходили от одного человека, между ними была неотъемлемая разница. Последняя – впоследствии поглощённая, как добыча, но первая – его изначальная душа!»

«Раз это две части разных душ вели обратно к Е Му Фэну, они могли идеально слиться с дьявольским источником Е Му Фэна, и позволить душе Фень Цзюе Ченю прямо поглощать энергию в дьявольском источнике, как свою собственную.»

«Эта гармония охватывает лишь малую часть. Так что, несмотря на то, что Фень Цзюе Чень способен поглощать дьявольский источник, скорость поглощения будет медленной. Прошло несколько тел, но он смог поглотить лишь меньше половины, и во время поглощения… боль будет немыслимой, особенно на начальных стадиях. Из-за наличия некоторой несовместимости, с этой силой, его тело и душа испытывали боль, подобную измельчению и разрывам… Подобную боль не каждый сможет вынести.»

«…» Юнь Чэ хранил молчание. Это должно быть упомянутый Фень Цзюе Ченем ‘ад’.

«В то же самое время, внешняя энергия, которая не может полностью слиться – уменьшит продолжительность его жизни. Если он прекратит поглощение и сохранит текущее состояние, он, в лучшем случае, сможет прожить ещё три года. Если он будет упорствовать в поглощении дьявольского источника, продолжительность его жизни уменьшится ещё больше» Хмыкнула Жасмин, «Хмф, как может передача и наследие силы быть настолько простым! Если бы кто-то другой столкнулся с этой ценой, даже ради того, чтобы его сила увеличилась в десять раз, они бы несомненно отказались. Только Фень Цзюе Чень, со столь мрачной историей жизни выберет эту безнадёжную дорогу.»

«Вот почему, несмотря на то, что вы двое прожили две жизней, ты был благословлён Зеркалом Сансары, наслаждаясь невероятной удачей, что может навлечь на себя гнев небес! Но Фень Цзюе Чень… Его можно назвать самым жалким существом на всём Континенте Бездонного Неба. Терпя разрушающуюся жизнь, разрушающуюся душу, бремя двух кланов из двух эпох, и терпя ад боли наяву, с каждым вздохом.»

«Он заплатил подобную цену в обмен на силу, но он был тобой посрамлён, и тобой была продемонстрирована милость… Хмф, дальнейшая несправедливость, унижение и негодования будут укоренены в нём намного глубже, чем ты можешь себе представить.»

«Мысль о его убийстве мелькнула у меня в голове, но из-за того, что он настолько жалок, я решила пощадить его жизнь. У него в любом случае осталось не так много времени и со мной рядом он не сможет тебя убить.» Тон Жасмин слегка изменился, и она продолжила, казалось, более осмысленно, «Даже без меня, он всё равно не смог бы тебя убить. Пусть поддерживает свою жалкую жизнь, чтобы убивать кого он там ещё захочет. В конце концов, ты последний из тех, кому он желает смерти, вопреки всем ожиданиям.»

«Другие, кому он желает смети… Может это кто-то из Четырёх Великих Священных Обителей?» Спросил Юнь Чэ.

«Разумеется! В конечном счёте именно Четыре Великие Священные Обители уничтожили невиновную Королевскую Семью Вечной ночи, и стали виновниками трагедии. Его единственный мотив оставаться в живых, до сегодняшнего дня – месть!»

Со словом «месть», Юнь Чэ не мог не вспомнить свои последние семь лет на Континенте Лазурного Облака…

Единственным мотив оставаться до сегодняшнего дня – месть… Разве не эти слова звенели в его душе практически каждый день, каждую ночь, наполняющие его дыхание и движение…?

Возможно, в этом мире, человеком, кто поистине понимает сейчас Фень Цзюе Ченя… это Юнь Чэ.

Но разница была в том, что в то время, кроме мести у него была Лин’ер…

Только это…

«Когда месть затмевает всё остальное и становится единственной верой, любой совет, любые препятствия становятся бесполезными. Тем не менее, с крохами оставшейся жизни, которая у него была, несмотря на то, как быстро он рос, он никогда не достигнет уровня, обладающего угрозой для Священных Обителей, не говоря уже о мести…» Юнь Чэ остановился, будто внезапно что-то вспомнил. Он сильно нахмурился и сказал, «Тысячу лет назад, силы одного Е Му Фэна не хватало чтобы пересилить любого из мастеров Священных Обителей, но после того, как он высвободил свою дьявольскую кровь, все мастера четырёх Священных Обителей объединили силы чтобы его победить. Фень Цзюе Чень – прямой потомок королевской родословной, так что возможно…»

«Разумеется возможно!» Утвердительно ответила Жасмин, «Хотя тридцать процентов наследной крови было потеряно из-за запретной техники перерождения, около семидесяти процентов всё же сохранилось. К тому же, Фень Цзюе Чень уже знает способ высвободить скрытую в нём дьявольскую кровь»

«И это… Божественный Меч Небесного Греха!»

«… Не удивительно, что он участвует в Конференции Дьявольского Меча, и хочет обладать Божественным Мечом Небесного Греха.» Пробормотал Юнь Чэ, «Это ради высвобождения его дьявольской крови. Раз ключ к высвобождению дьявольской крови лежит в Божественном Мече Небесного Греха, обладает ли он способностью контролировать Божественный Меч Небесного Греха?»

«Он не сможет!» Покачала головой Жасмин. «В это время, Е Му Фэн подавит Фень Цзюе Ченя, не важно, будь то его внутренняя сила или судьба его дьявольской крови. Даже после того, как дьявольская кровь будет высвобождена, он всё равно не сможет контролировать Божественный Меч Небесного Греха. Подумай об этом… Разве не любопытно, почему Божественный Меч Небесного Греха способно высвобождать дьявольскую кровь Королевской Семьи Вечной Ночи?»

«Я думаю… Дьявольская кровь Королевской Семьи Вечной Ночи происходит из Божественного Меча Небесного Греха?» Осторожно спросил Юнь Чэ.

«Хмф, ты угадал!» Жасмин подошла к звуковому барьеру сделанному для Хун’ер. Смотря на спящую Хун’ер, в ледяном взгляде Жасмин блестело блаженство, «Исходя из воспоминаний Е Му Фэна, десять тысяч лет назад, предок основавший Королевскую Семью Вечной Ночи неожиданно нашёл Божественный Меч Небесного Греха в пустынном месте, на юге континента. Когда Основатель Вечной Ночи поднял меч, он не смог ощутить ауру меча, но странную ауру тьмы. Как только он собирался бросить меч, он случайно коснулся капли чёрной жидкости на рукояти… В момент соприкосновения, капля чёрной крови мгновенно была поглощена его телом.»

«Дьявольская… Кровь?» Воскликнул Юнь Чэ.

«Хотя мощь родословной была слаба, она всё ещё на другом и более высоком уровне, и как только дьявольская кровь вошла в его тело, природа его внутренней силы резко изменилась. Даже его душа была затронута, заставляя серьёзно измениться его характер. Хотя его характер стал жестоким и опасным, он не настолько сильно изменился, чтобы он впал в состояние кровожадного существа. По существу, он полностью отверг свою логику и рассудок, явно осознавая, что эти изменения происходили из дьявольской крови.»

«И потому, после того, как он основал Королевскую Семью Вечной Ночи, он объявил, что все его новорождённые, прямые потомки, должны запечатать по меньшей мере девяносто процентов дьявольской родословной, пользуясь возможностью, несмотря на то, что наследная родословная была слаба! До тех пор, пока они не столкнутся с катастрофой, им совершенно запрещено срывать печать. Целых десять тысяч лет все повиновались. Божественный Меч Небесного Греха стало священным, но запретным, предметом клана, и они защищали и следили за ним поколениями. В каждом поколении, кроме Короля Вечной Ночи, никому не было позволено приближаться или касаться его, не говоря уже о том, чтобы тот попал в руки к другим. Название Божественного Меча Небесного Греха было дано Основателем Вечной Ночи, означая: тот, кто беспечно прикоснётся к нему, согрешит и навлечёт божественный гнев небес!»

«Тогда, что с Томом Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи? Откуда он появился?» Спросил Юнь Чэ.

«Тоже из Божественного Меча Небесного Греха!» Слегка нахмурила брови Жасмин, «Том Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи был получен из меча Основателем Вечной Ночи. Просто убрав слово ‘дьявольский’, название изменилось на Хроники Иллюзорного Бога Вечной Ночи. В наследных воспоминаниях Королевской Семьи Вечной Ночи не упоминалось его получение, очевидно, скрывая знание от потомков. Опираясь на разбавленную дьявольскую кровь и Том Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи…, Королевская Семья Вечной Ночи достигла величайшей силы, на высочайшем уровне Континента Бездонного Неба, за короткое время.»

«Дьявольская кровь… Том Иллюзорного Дьявола Вечной Ночи… Оба происходят из Божественного Меча Небесного Греха! Но откуда появился этот меч? Почему в нём была кровь и искусство дьявольского клана, уничтоженного миллион лет назад?» Серьёзно спросил Юнь Чэ. Это, как он опасался, могло стать главной причиной.

Личико Жасмин было столь же серьёзным, «В этом я тоже не уверена. До того, как Основатель Вечной Ночи его получил, Континент Бездонного Неба не обладал какими-либо упоминаниями о Божественном Мече Небесного Греха. Этот меч появился из неоткуда. Королевская Семья Вечной Ночи не знала о его происхождении, как и любой другой. Тем не менее, мы скоро получим ответы…»

«Через два месяца, направимся в Высший Океанический Дворец и посетим Конференцию Дьявольского Меча, в то время как ты исследуешь Дьявольское Гнездо Лунной Погибели! Хочется увидеть, что именно за секрет в этом Божественном Мече Небесного Греха! Могу лишь надеяться на то, что там находится внутри, не рассеялось за эти десять тысяч лет!»

Голос Жасмин стал ниже; для дьявольской крови и искусства появиться через миллион лет, даже если бы это случилось в Обители Богов, это всё равно стало бы потрясающим событием. Однако, выражение её лица всё ещё оставалось спокойным, потому что на Континенте Бездонного Неба, даже если она проявит хоть небольшую часть своей силы, всё выскользнет у неё из под контроля.

«Я понял.» Юнь Чэ кивнул и слегка вздохнул, с одной стороны обдумывая информацию полученную от Жасмин, и с другой стороны, погружаясь в свои размышления.

«О чём ты думаешь? Тебе внезапно показалось, что две твои прошлые жизни были совершенно незначительными?» Жасмин слегка наклонила своё кукольное личико, произнося это покровительственным тоном.

«Я думаю о… Ситуации Фень Цзюе Ченя,» Юнь Чэ поднял свою голову, глядя в белое пространство Ядовитой Небесной Жемчужина, «Он действительно, как ты и описал, невероятно жалок. Самое жалкое в нём… Что хотя у него и ничего нет, даже близких, лишь месть, но его судьба уготовила ему встречу с душой прошлого отца. Однако, этот отец не дал ему семейной теплоты, на которую можно было положиться в жизни, но превратил его в сосуд мести… Можно даже назвать его приспособлением.»

Остатки души Е Му Фэна признали, что Фень Цзюе Чень был Е Хуаном. Ему должно было быть очевидно, что передача своих воспоминаний и дьявольского источника позволит ему получить огромную силу, но в тоже время, он унаследует и будет терпеть непостижимую агонию. Даже продолжительность его будет урезана до пары лет, превращая его в марионетку, чья единственна цель – отмщение…

В то время, они проигнорировали последствия, не подчинились заветам своего основателя и воспользовались запретной техникой перерождения на Е Хуане. Это было совершено с целью позволить ему жить дальше, продолжить родословную Королевской Семьи Вечной Ночи. Но тысячью лет позже, остатки души Е Му Фэна лично всё это уничтожили, полностью уничтожая все вложенные в сохранение сына усилия…

Это совершенно не то, что сделал бы отец.

«Если сейчас Фень Цзюе Чень преуспеет в отмщение, я боюсь, что он больше не будет привязан в смертному миру.» Юнь Чэ довольно эмоционально пробормотал. Как только он произнёс слова, в его глазах мелькнул силуэт Сяо Лин Си.

Возможно, ещё есть…

Жасмин естественно поняла намёк Юнь Чэ и усмехнулась, «Тысяча лет дьявольской крови высвободилось Е Му Фэном, заставляя душу изменить его природу, и его характер естественно подвергся изменениям. Остатки души перенесли тысячу лет страданий; в это время, его сила воли, его отмщения, они оба были намного сильнее, чем у его сына! Это дьявол! Дьявол, искажающий человеческую природу!»

«Дьявол… действительно ужасающая вещь! Фен Цзюе Чень, этот парень…» Юнь Чэ отчаянно вздохнул, «Я правда хочу, чтобы он прожил ещё пару лет. Сердце Маленькой Тёти мягче хлопка – она наверняка будет на долго опечалена.»

«Кроме того, его сердце содержит огромную ненависть к Могучему Региону Небесного Меча. Похоже, что у меня и у него есть общий враг… А так же эти Божественные Чертоги Солнца и Луны.»