Восставший против неба.

Глава 916. Новый Император Святилища Абсолютного Монарха

 

Когда Дунфан Сю и Цинь Ву Шан, прятавшиеся в самом дальнем и уединенном углу, вдруг услышали слова Юнь Чэ, они чуть не подпрыгнули от удивления.

Чем же была Гильдия торговцев Черной Луны?

Если объединить богатство всех государств на Континенте Бездонного Неба, то кроме Государства Божественного Феникса, никто не сможет сравниться Гильдией торговцев Черной Луны.

Сколько же составляли тридцать процентов от общей суммы прибыли Гильдии торговцев Черной Луны? Это была астрономическая сумма, которую Дунфан Сю и Цинь Ву Шан не могли себе представить.

Кроме того, взимание такой крупной суммы было настоящей данью. Императорской Семье Голубого Ветра не нужно было быть связанной какими-либо обстоятельствами, участвовать в управлении денежным оборотом, они просто будут забирать деньги и все! Помимо этого, они будут забирать тридцать процентов… Это еще хуже, чем ободрать как липку Гильдию торговцев Черной Луны, это все равно, что оторвать у них кусок. И так будет повторяться каждый год.

Это определенно самая безжалостная тирания за всю историю существования Континента Бездонного Неба.

Если Империя Голубого Ветра будет получать такую прибыль каждый год, то ее мощь стремительно усилится.

- Это… Это…

Гильдия торговцев Черной Луны была плодом упорной работы Цзы Цзи, которую он проделал за всю жизнь. Она фактически была частью его жизни. В то же время она была спасательным кругом, благодаря которому Высший Океанический Дворец держался на плаву. Если у них отберут тридцать процентов, то для Цзы Цзи это будет то же самое, что отрезать кусок собственной плоти. И то же самое, что урезать финансовую поддержку Высшего Океанического Дворца.

- Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, это… Мы можем это еще обсудить? Двадцать процентов… Как Вам такое предложение?

Цзы Цзи мучился от нестерпимой боли, но он не знал ее причины: то ли это был дьявольский яд, то ли жалость от потери самого ценного в его жизни. Но как деловой человек он не мог удержаться от того, чтобы не попытаться уменьшить потери.

- О… Похоже, мистер Цзи не доволен условиями сделки, - сказал Юнь Чэ с насмешкой. - Ну что ж, я согласен на переговоры. Так что… предлагаете сорок процентов каждый год!?

- Ч…Что? - Цзы Цзи невольно вздрогнул.

Дунфан Сю и Цинь Ву Шан тоже судорожно вздрогнули.

- О, неужели мистера Цзи все еще не устраивают условия? - спросил Юнь Чэ с улыбкой.

- Нет…Нет, НЕТ! - отчаянно и тревожно замахал рукой. - Сорок процентов! Сорок процентов!

Сердце Цзы Цзи обливалось кровью. Он ощущал отвращение к себе и ненавидел себя за то, что его первой порывом было желание заключить сделку. Он в самом деле считал, что может попытаться заключить с Юнь Чэ сделку!

- Очень хорошо, - Юнь Чэ удовлетворенно кивнул. - Это всего лишь сорок процентов. Я ведь не прошу семьдесят или восемьдесят процентов. В конце концов, я, Юнь Чэ, не тот человек, который станет пользоваться силой для того, чтобы вымогать у других деньги. Я даю тебе слово, и можно считать, что сделка заключена.

Цзы Цзи:

 - !~@#¥%…” (MMP)

После того как Юнь Чэ закончил речь, он протянул левую руку, в которой загорелся изумрудно-зеленый очищающий свет. Свет охватил всех членов Высшего Океанического Дворца, которые были отравлены дьявольским ядом. В одно мгновение все они очистились от яда.

Сначала они почувствовали невыносимую боль, будто что-то их пожирало заживо, а затем боль постепенно утихла. Тела этих несчастных так долго отравлялись ядом, что им нужно было некоторое время для того, чтобы прийти в себя.

- Мы благодарим Мастера Дворца Ледяного Облака Юнь за спасение, - несколько Преподобных, возглавлявших Высший Океанический Дворец, поднялись и поклонились Юнь Чэ.

Несмотря на то, что они заплатили огромную цену, по крайней мере, они избавились от мучительной агонии и спаслись от смерти. И теперь Высший Океанический Дворец можно спасти.

Кроме того, в отличие от Цзы Цзи, они не понимали, что означало отдавать каждый год сорок процентов прибыли Гильдии Торговцев Черной Луны.

- Ужасная катастрофа, постигшая Океанический Дворец, должно быть, нанесла огромный урон, - сказал Юнь Чэ. - Если вы все еще хотите держаться на поверхности синего океана, тогда вы постепенно почините его. Если вы не хотите… Источник черной энергии в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели к югу отсюда, уже иссяк, поэтому защитный барьер уже давно не нужен, и у вас больше нет причин охранять это место.

Несколько Преподобных обменялись взглядами. Затем их лидер, Преподобный Фиолетовый, протянул руки к Юнь Чэ со словами:

- Благодарю Мастера Дворца Ледяного Облака Юнь за то, что рассказал нам об этом.

Цзы Цзи, наконец избавившийся от яда, тяжело и медленно вздохнул несколько раз, обнял умирающую Цюй Фэн Юи и поднялся. Его сердце переполняли горе и печаль. Он заговорил:

- Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, я знаю, что мне не хватит смелости просить вас забыть ошибки, которые Владыка Морей совершила, но ее… жизнь висит на волоске, она вот-вот умрет. Поэтому я прошу Мастера Дворца Ледяного Облака Юнь разрешить мне на некоторое время покинуть вас и отнести ее в спокойное место…

Цюй Фэн Юи свернулась калачиком в руках Цзы Цзи, ее одежда была пропитана кровью, а ее аура невероятно ослабла. Она утратила силу и авторитет. Больше она не обладала силой, заставлявшей людей трепетать. Более того, Юнь Чэ даже не ощущал ее внутреннюю энергию…

Ядовитая и злобная энергия Сюань Юань Вэнь Тяня почти полностью лишила Цюй Фэн Юи сил.

Впервые за всю жизнь Цюй Фэн Юи была такой слабой и беспомощной… Но у нее был человек, который все так же крепко ее обнимал. Несмотря на то, что он сам прошел испытание, был заражен дьявольским ядом и мучился от невыносимой боли, он не оставлял ее.

Даже члены Высшего Океанического Дворца только сейчас вспомнили, что Цзы Цзи и Цюй Фэн Юи были мужем и женой.

Цзы Цзи обнял Цюй Фэн Юи. С мрачным видом он стал медленно удаляться от места. Юнь Чэ обернулся, вспомнив, как годы назад он также, полный отчаяния, держал Су Лин’ер в руках. Он сделал глубокий вздох и заговорил:

- Если я спасу ее, что ты мне дашь взамен?

Цзы Цзи вдруг остановился как вкопанный. Затем он резко обернулся к Юнь Чэ и упал на колени. Дрожащим голосом он сказал:

- Жизнь… Моя жизнь! Ради ее спасения, я готов отдать все… Свою жизнь… Все, что у меня есть… Я согласен на все… Умоляю… Я прошу, Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, смилуйтесь и окажите мне услугу. Если я не смогу отдать вам долг в этой жизни, то я потрачу всю следующую жизнь на то, чтобы отплатить вам за вашу доброту… Умоляю, Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, будьте милостивы, спасите ее…

Губы Цюй Фэн Юи разомкнулись, и два ручейка слез заструились по ее щекам.

- … - Юнь Чэ отвернулся, глубоко вздохнув.

Если бы годы назад кто-то ему сказал, что он сможет спасти Су Лин’ер, то он бы точно пал на колени перед этим человеком и сделал бы все, чтобы спасти ее жизнь…

Он ненавидел Цюй Фэн Юи, но действия Цзы Цзи затронули самые тонкие струны его души. Он сделал несколько шагов вперед и протянул руку Цзы Цзи:

- Пожалуйста, поднимайтесь. Вы слишком учтивы к тому, кто младше вас… Опустите ее, я спасу ее.

Цзы Цзи приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но от удивления не мог вымолвить ни слова. Он лихорадочно задрожал, затем аккуратно положил Цюй Фэн Юи на землю. Юнь Чэ присел рядом с ней, прикоснувшись ладонью к смертельной ране на ее груди. Он сосредоточил свои силы, в его руке появился плотный сгусток чистой энергии неба и земли, который он затем поместил в тело Цюй Фэн Юи.

Юнь Чэ понадобилось совсем немного времени, чтобы вся дьявольская энергия, заключенная в теле Цюй Фэн Юи, испарилась, и ее почти угасшая жизнь начала возрождаться.

Цзы Цзи восторженно наблюдал за процессом. Он не отрывал взгляда от своей жены, отчаянно цепляясь пальцами за землю. Но, несмотря на то, что он был очень взволнован, он не издал ни звука.

Прошло семь минут, наконец, Юнь Чэ убрал руку от груди Цюй Фэн Юи и с облегчением выдохнул. Цюй Фэн Юи была без сознания, но ее некогда мертвенно бледное лицо порозовело.

- Теперь ее жизни не угрожает опасность, - сказал Юнь Чэ тихим голосом. - Имея ресурсы в распоряжении Высшего Океанического Дворца, вам больше не понадобится моя помощь со всем остальным. Ее внутренние каналы серьезно повреждены, и даже если она полностью выздоровеет, то уровень ее внутренней силы упадет до Тиранической ступени или ниже. И если она снова захочет ее восстановить, то прогресс будет двигаться намного медленнее, чем раньше.

Он ощутил, что аура, которую источала Цюй Фэн Юи, в десять раз чище и спокойнее, чем раньше. Цзы Цзи низко поклонился Юнь Чэ, а затем промолвил:

- Спасибо…

- Я не требую благодарности, я ничего не требую от вас, - сказал Юнь Чэ. - Я спас ее не ради вас. И не ради ее самой. Я спас ее ради себя. Вам лучше отнести ее туда, где она сможет отдохнуть и восстановить свои силы.

Цзы Цзи взял Цюй Фэн Юи на руки и ответил Юнь Чэ:

- Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, я благодарен вам за спасение. Я, Цзы Цзи… никогда этого не забуду!

После того, как Цзы Цзи закончил свою речь, он не задержался ни на секунду и поторопился отнести Цюй Фэн Юи подальше от этого места. Вся ярость, которую он испытывал от беспощадного и бесстыдного вымогательства Юнь Чэ, утихла. Теперь его переполняла безграничная благодарность.

Остальные члены Высшего Океанического Дворца разделяли его чувства.

- Он жестоко с ними поступил, но затем он сделал для них благое дело… Юнь Чэ не просто обрел могущественную силу, но и научился манипулировать чувствами людей, - со вздохом сказал Дунфан Сю.

Однако он не знал, что причина, по которой Юнь Чэ решил спасти Цюй Фэн Юи, заключалась в том, что он лишь хотел заполнить пустоту в своем сердце, а не потому, что он хотел манипулировать чувствами других.

Члены Высшего Океанического Дворца были в безопасности, а Юнь Чэ проявил невероятную доброжелательность, спася Цюй Фэн Юи, которая дважды пыталась навредить ему. Однако члены Святилища Абсолютного Монарха все еще были под воздействием дьявольского яда. Когда Цзы Цзи ушел, они обратили свой взор, полный надежды и тревоги, к Юнь Чэ с мольбой:

- Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, мы умоляем вас сжалиться над нами и очистить наши тела от яда.

Юнь Чэ обернулся и ответил холодным и безразличным тоном:

- Высший Океанический Дворец заплатил за спасение высокую цену, и вам тоже придется. Вы все были свидетелями того, что произошло. Если вы хотите, чтобы я очистил ваши тела, то вам нужно заключить со мной сделку, условия которой меня будут устраивать. По крайней мере, вы должны предложить что-то, равнозначное по цене вашим жизням.

Духовный Мастер Девять Ламентаций проговорил хриплым голосом:

- Если Мастеру Дворца Ледяного Облака Юнь однажды в будущем что-то понадобится от Святилища Абсолютного Монарха… То мы никогда… не откажем вам в этом…

- Я в этом не нуждаюсь, - тут же ответил Юнь Чэ. - Что бы вы для меня не делали, я смогу сделать сам намного лучше. Если я не могу чего-то, то Святилище Абсолютного Монарха точно не сможет мне с этим помочь.

Хуан Цзи закашлял. Даже самые простые движения были для него мучением и сопровождались кровавым кашлем. Его аура совсем ослабла. Он заговорил:

- Я, Хуан Цзи, понимаю, что не имею права смотреть на вас, не говоря уже о том, чтобы просить о чем-либо. Но если вы, Мастер Дворца Ледяного Облака Юнь, можете умерить свою ярость и предложить Святилище Абсолютного Монарха какой-либо выход, то я готов отдать свою жизнь.

- Ха, если ты готов отдать свою жизнь, то это твое дело. Делай, как хочешь, - с безразличием сказал Юнь Чэ, отворачиваясь от Хуан Цзи. - Я не понимаю, о каком выходе ты говоришь. Это Сюань Юань Вэнь Тянь отравил вас дьявольским ядом, ко мне это не имеет никакого отношения. А ты говоришь так, будто это сделал я.

- Зять, - Ся Юань Ба подошел к Юнь Чэ и заговорил жалобным голосом. - Даже несмотря на то, что они совершили ошибки, которые тебе сложно простить, в конце концов, они… В конце концов… Они такие же как Мастер праведные люди. По крайней мере, я никогда не видел, чтобы они причиняли кому-то зло. Ради Зеркала Сансары, Святой Император… однажды совершил единственный в своей жизни плохой поступок...

- Достаточно, Юань Ба, - Юнь Чэ погладил его по плечу. - Старейшина Древний Синий – ваш мастер, поэтому вполне естественно, что я его спас. Но эти люди, так же как и ты, принадлежащие Святилищу Абсолютного Монарха, не твои мастера и даже не твои ученики. Кроме того, они однажды чуть не убили меня, поэтому я не обязан их спасать.

- Но… Но… - Ся Юань Ба был настолько встревожен, что не мог подобрать слов.

Взгляд Хуан Цзи заблестел. Он собрался с силами, чтобы подняться на ноги и подозвал Ся Юань Ба к себе:

- Юань Ба, подойди сюда.

Ся Юань Ба послушно подошел к Хуан Цзи. Как только он приблизился к нему, он видел, что выражение лица Хуан Цзи было торжественным и серьезным. Затем Хуан Цзи заговорил громким голосом:

- Ученик Святилища Абсолютного Монарха, Ся Юань Ба, преклони колени, чтобы получить приказ.

- Святой Император, - Ся Юань Ба был совершенно ошеломлен, поспешно опустился на колени, не понимая, зачем ему приходится это делать.

Когда все собравшиеся члены святилища Абсолютного Монарха увидели это, их глаза заблестели, и они сразу поняли, что происходит.

В левой руке Хуан Цзи держал Небесную Линейку Изначального Хаоса, а в правой печать, которая блестела золотом. Странная и древняя аура исходила от этой печати. Он протянул оба предмета Ся Юань Ба. Дьявольский яд все еще причинял ему нестерпимую боль, но он говорил торжественным тоном:

- Тринадцатый Священный Император Святилища Абсолютного Монарха, передаю Священную Печать Императора и Небесную Линейку Изначального Хаоса ученику Священных Земель Ся Юань Ба. С сегодняшнего дня и поныне Ся Юань Ба будет четырнадцатым императором Святилища Абсолютного Монарха.

- Юань Ба, прими печать и линейку!

Ся Юань Ба разинул рот от изумления:

- Я…

Юнь Чэ хлопнул рукой по спине Ся Юань Ба:

- Если они просят принять тебя, то лучше прими!

Ся Юань Ба сделал неуверенный шаг вперед, и взял Священную Печать Императора и Небесную Линейку Изначального Хаоса. Сию же секунду члены Святилища Абсолютного Монарха низко поклонились ему. И даже его мастер, Духовный Мастер Древний Синий, поклонился ему, а затем все прокричали:

- Мы приветствуем Священного Императора!

_________________

MMP – это ругательство, которое используют люди провинции Сычуань, когда называют чую-то мать проституткой.