Восставший против неба.

Глава 914. Две Жизни Фэнь Цзюе Чэня

 

*Свист!!*

*БУМ!*

Несметное множество огромных волн взмыли в небо и распространились по безбрежному синему океану. Самые высокие из этих волн возвышались на десятки тысяч метров, яростно ударяя о Высший Океанический Дворец.

Сила этих огромных волн была удивительной. Высший Океанический Дворец, который плавал на поверхности океана в течение десятков тысяч лет, сильно качался. От жестоких ударов он сместился на расстоянии почти в триста метров, вызвав волну тревожных криков, которые раздавались по всему Высшему Океаническому Дворцу.

После огромные волны постепенно утихли, и поверхность океана очень быстро снова стала спокойной. Не было больше ни следа этих волн, и даже прежняя водяная рябь на поверхности океана и приглушенный грохот из-под воды полностью исчезли.

Прошло довольно много времени, но никакой дальнейшей активности не происходило.

Фэн Сюэ’ер все это время не отрываясь смотрела на поверхность океана. Длительное молчание, которое хранила поверхность океана, вызывало все более тяжелое чувство беспокойства, которое родилось в ее сердце. Она продолжала кусать губы, прежде чем, наконец, не смогла больше ждать. Она обернулась, взглянув на членов Божественного Чертога Солнца и Луны, и Небесного Региона Могущественного Меча, которые все спрятались на большом расстоянии. Внезапно вытянула руку, ярко-алое Пламя Феникса выстрелило вверх, создав гигантский барьер из огня, охвативший всех присутствующих.

- Сюэ’ер, что ты собираешься делать? - спросил в панике Фэн Хэн Кун, смутно догадываясь о чем-то.

- Я собираюсь поискать Старшего Брата Юнь.

- Ты не можешь! Это слишком опасно... Сюэ!

Фэн Хэн Кун не смог среагировать достаточно быстро, чтобы попытаться остановить Фэн Сюэ’ер. Он с тревогой сделал лишь один шаг, наблюдая, как она уже решительно прыгает с Высшего Океанического Дворца к поверхности ужасно спокойного синего океана.

***

В глубине океана, после того как пепел от тела Сюань Юань Вэнь Тяня рассеялся, последние оставшиеся части его дьявольской силы становились все более тусклыми и прозрачными, вплоть до полного исчезновения.

У Юнь Чэ не было выбора, кроме как признать, что Сюань Юань Вэнь Тянь был чрезвычайно страшным человеком, и его можно было даже назвать самым страшным противником, который когда-либо встречался Юнь Чэ в этой жизни. Независимо от того, было ли это в Империи Иллюзорного Демона или на Континенте Бездонного Неба, он включал каждого человека в свои расчеты, и все, чего он достиг, было сделано, опираясь на его стратегию и планы. Если бы не тот факт, что Юнь Чэ случайно получил Семя Тьмы Злого Бога на Континенте Лазурного Облака, то кроме Фен Сюэ’ер, которой понадобилось бы еще много лет, чтобы полностью пробудить свою силу Божественного Феникса, больше никто в этом мире не смог бы противостоять ему, как Континенте Бездонного Неба, так и Империи Иллюзорного Демона, все пали бы под его тенью.

После того как он некоторое время отдохнул на дне моря, Юнь Чэ, наконец, удалось восстановить часть жизненных сил. Он стабилизировал положение своего тела, вытянул руку и направил ее к темной глубине.

Сразу же из темноты вылетела черная тень, которая быстро приземлилась в руку Юнь Чэ.

Дьявольский Меч Вечной Ночи!

В безупречном эфесе черного меча больше не было этой пары злых, дьявольских глаз. Даже если душа дьявола внутри меча не была поглощена Сюань Юань Вэнь Тянем, она встретила свою смерть в тот момент, когда Сюань Юань Вэнь Тянь умер.

Несмотря на то, что Демон – Правитель Кровавой Луны избежал печати Злого Бога, он не мог вынести свет солнца или луны, поэтому он мог находиться в спячке в Дьявольском Гнезде Лунной Погибели; он не мог поразить человечество, даже если бы пожелал. Но этот меч, который остался от него, вызвал огромные бедствия как на Континенте Бездонного Неба, так и на Империи Иллюзорного Демона. Это помогло найти Королевскую Семью Вечной Ночи, но он также разрушил Королевскую Семью Вечной Ночи. Это привело Сюань Юань Вэнь Тяня к успеху, но это также вызвало падение Сюань Юань Вэнь Тяня.

В то же время он также породил личную трагедию, которая охватывала две жизни.

*Бзззз...*

Дьявольский Меч Вечной Ночи в его руке внезапно начал трястись. Хотя вибрация была очень легкой, но Юнь Чэ почувствовал ее очень четко. Его брови нахмурились, когда он быстро отпустил Дьявольский Меч Вечной Ночи и медленно отступил на несколько шагов.

В этот момент в воздухе перед Дьявольским Мечом Вечной Ночи медленно появлялось размытое изображение.

Или, можно было бы сказать, что этот след души уже нельзя было назвать «размытым», поскольку он был таким же тонким, как утренний туман, настолько тонкий, что его было почти невозможно ощутить. Даже со зрением Юнь Чэ он едва мог видеть внешний вид следа души.

- Фэнь… Цзюе… Чэнь... - когда он рассмотрел этот невероятно тонкий след души, Юнь Чэ пробормотал имя, от чего в его сердце родились сложные чувства.

- ... - тонкий и незаметный след души молча смотрел на него.

Он не издал ни единого звука, и не показал никаких эмоций.

Юнь Чэ сказал:

- Когда мы в последний раз говорили в Империи Иллюзорного Демона, я обещал тебе, что, пока я жив, наступит день, когда я убью Сюань Юань Вэнь Тяня. Так что сегодня мне удалось оправдать эти слова.

- ... наконец, я могу умереть... - тихо пробормотал Фэнь Цзюе Чэнь.

- ... - губы Юнь Чэ зашевелились, но он долго не смог ничего произнести.

Эти четыре коротких слова не содержали ни малейшего следа эмоций, но Юнь Чэ мог ясно ощущать всю боль и скорбь, что крылись за ними.

Для Фэнь Цзюе Чэнь смерть была бы замечательным выходом. Но после того, как Сюань Юань Вэнь Тянь украл его тело, Фэнь Цзюе Чэнь, который все потерял, отчаянно стремился «жить», поскольку он отчаянно желал, чтобы его сознание продолжало существовать. Даже если были несравненная боль и негодование. Даже если каждый момент этой «жизни» был сродни нахождению в чистилище, он упрямо отказывался позволить последним остаткам его сознания исчезнуть.

Потому что он был не доволен тем, как все получилось.

Но сегодня он лично стал свидетелем смерти Сюань Юань Вэнь Тяня. Со смертью злого демона, который превратил его жизнь в трагедию, он также смог бы, наконец, умереть... и, наконец, был бы освобожден от этой жизни.

Для него смерть всегда была экстравагантным желанием.

Глубоко вздохнув, Юнь Чэ спокойно сказал:

- Помимо Сюань Юань Вэнь Тяня, человека, которого, ты должен больше всего ненавидеть в своей жизни, есть еще я. Тем не менее, ты все равно спас мою жизнь три раза. Вне Божественного Города Феникса ты заблокировал Сюань Юань Вэнь Тяня, давая Сюэ’ер и мне время сбежать. В Заснеженных Землях Бескрайних Льдов ты вынудил Сюань Юань Вэнь Тяня отступить. И в Империи Иллюзорного Демона ты был единственной причиной, по которой мы смогли пережить это бедствие…

- Я совершил это не ради тебя, - в голосе Фэнь Цзюе Чэня, наконец, проявились эмоции. - Я сделал это для Сяо Лин Си. Ранее она сказала мне, что если ты умрешь, она умрет вслед за тобой.

- ...у тебя есть что сказать, чтобы я передал ей? - спросил Юнь Чэ.

Его грудь сильно вздымалась и опускалась.

- Помоги мне отблагодарить ее, - произнес Фэнь Цзюе Чэнь, его голос стал очень мягким. - Именно она помогла мне почувствовать, что этот мир не был таким уж жестоким местом. Именно она позволила мне почувствовать, что я все еще живой...

- Я понимаю, - сказал Юнь Чэ, слегка качнув головой.

Он понимал, что слово «жестокий», используемое Фэнь Цзюе Чэнем, содержало невероятно жестокий скрытый смысл.

- Я все равно останусь в Городе Плывущих Облаков. Я останусь там ради тебя... В конце концов, Город Плывущих Облаков можно считать последним домом.

- Домом... - Фэнь Цзюе Чэнь тихо пробормотал это слово.

Юнь Чэ некоторое время колебался, прежде чем, наконец, сказал:

- У тебя... все еще есть желания, которые ты должен выполнить? Возможно, я могу помочь с ними.

Учитывая заносчивый характер Фэнь Цзюе Чэня, Юнь Чэ подумал, что эти слова могут нанести ущерб его гордости. Но, к его удивлению, Фэнь Цзюе Чэнь посмотрел Юнь Чэ прямо в глаза, прежде чем произнести медленным и искренним голосом:

- В течение месяца возьми Сяо Лин Си в жены!

- ... - Юнь Чэ был ошеломлен.

- Она плачет из-за тебя. Она улыбается из-за тебя. Когда она мечтает, то только о тебе. Слова, которые она говорит, исходят от тебя. Причина, по которой она спасла меня, была также из-за тебя. Но ты... Ты только возвращаешься в Город Плывущих Облаков три раза в месяц, и все больше женщин продолжает появляться рядом с тобой, но то... - слова Фэнь Цзюе Чэня не содержали ярости, но после этого его голос снова стал спокойным. - Но только ты достоин ее. Никто другой.

Юнь Чэ долгое время стоял ошеломленным. После этого слабая улыбка появилась в углах его губ, когда он заговорил:

- Так это значит, что... это твое признание за нее?

Фэнь Цзюе Чэнь промолчал.

- Твои слова совершенно лишние, - сказал Юнь Чэ с легкой улыбкой. - Когда она все еще была моей родной маленькой тетей, она была только моей маленькой тетей. Когда я узнал, что она не моя родная маленькая тетя, тогда у меня стало еще меньше причин отдавать ее кому-либо. Кроме того, теперь, когда этот день, наконец, настал...

Говорил Юнь Чэ, подняв голову вверх, и теплый свет загорелся в его глазах:

- Обещание, которое мы дали друг другу, наконец, будет выполнено.

- ... - Фэнь Цзюе Чэнь молча наблюдал за ним какое-то время.

После этого он медленно обернулся, и его тонкий и слабый след души начал дрожать.

Юнь Чэ сделал шаг вперед:

- Фэнь Цзюе Чэнь, ты...

- Я больше не... ненавижу тебя...

Эти пять мягких слов были последними пятью словами, которые Фэнь Цзюе Чэнь произнес в своей жизни. Его след души медленно рассеивался в воздухе, как тонкий дымок, под действием нежного ветра.

- ... - Юнь Чэ почувствовал сильную боль в сердце.

Стоя на месте, он размышлял над этим чувством. Тяжесть на сердце? Горечь в душе? Успокаивающее ощущение? Чувства, которые были настолько сложным, что Юнь Чэ не мог внятно описать хаос в своем сердце. Его губы зашевелились, и последние слова для Фэнь Цзюе Чэня, исходящие из глубины его сердца и души, прозвучали...

- Спасибо, и... я... я… прошу тебя простить меня...

Океаническая вода слегка заколебались, и именно в этот момент образ души Фэнь Цзюе Чэня исчез, не оставив ни единого следа.

Его тело, его душа, его ненависть, печаль, заботы... Все, что у него было и было создано, исчезло навсегда.

Возможно, в самом конце своей жизни он услышал слова сожаления из уст Юнь Чэ.

Сердце Юнь Чэ чувствовало острую боль, которая не исчезла очень долго.

Фэнь Цзюе Чэнь был таким же, как и он. Они оба были людьми, которые прожили две жизни. Но независимо от метода или судьбы, существовало множество различий между ними. Его жизни были сродни удивительным сагам, рожденным из легенд, в то время как жизни Фэнь Цзюе Чэня были одной длинной и жестокой трагедией. Семьи, которые у него были в обеих жизнях, были полностью уничтожены, он каждый раз терял всех родственников... В первый раз семья Фэнь Цзюе Чэня была убита из-за гнусного и злого плана Сюань Юань Вэнь Тяня. Во второй раз они были убиты во время его припадка бесконтрольной ярости.

После этого Фэнь Цзюе Чэнь нашел останки души Е Му Фена и восстановил воспоминания о своей прошлой жизни. Сначала он подумал, что наконец нашел своего последнего родственника. Но он никогда не ожидал, что искалеченная душа Е Му Фена подарит ему лишь ненависть и месть, вместо отеческой любви.

Все эти годы назад Е Му Фен и его жена не пожалели затрат или усилий, чтобы использовать Запретное Искусство Вечной Ночи, чтобы позволить Фэнь Цзюе Чэню снова возродиться в мире. Это было нужно не только для сохранения родословной Королевской Семьи Вечной Ночи, но и для того, чтобы их сын продолжил жить дальше. Но когда отец и сын наконец воссоединились, Е Му Фен заставил его стать орудием мести, а также жестоко уничтожил его последнюю надежду на какие-либо семейные отношения.

Он впал в глубокую пропасть мести и ненависти, заставив себя упасть и стать демоном, терпя адскую боль день и ночь, чтобы получить силу... Но с самого начала и до конца он танцевал на ладони Сюань Юань Вэнь Тяня, сила, ради которой он рисковал всем, стала подарком для Сюань Юань Вэнь Тяня, и даже его собственное тело было украдено у него.

Таким образом, никто не смог бы понять или представить ту жестокость и отчаяние, которые он испытал.

Возможно, последней каплей милосердия в этой жизни была его встреча с Сяо Лин Си.

- Я надеюсь, что ты сможешь быть свободным от всех тревог и забот в своей следующей жизни, - пробормотал Юнь Чэ унылым голосом.

После этого его глаза стали темными и тусклыми, потому что он вдруг вспомнил, что Фэнь Цзюе Чэнь был таким же, как Сюань Юань Вэнь Тянь. И их тела, и души были уничтожены, поэтому, даже если бы использовать запретное искусство перерождения, ему не суждено никогда больше перевоплощаться. Он навсегда и полностью исчез из этого мира.

Юнь Чэ поднял Дьявольский Меч Вечной Ночи, положив его в Ковчег Изначальный Эры. В конце концов, это можно было считать тем, что осталось от Фэнь Цзюе Чэня.

Кроме того, это был также настоящий изначальный дьявольский меч. Хотя он больше не содержал душу дьявола и не излучал мощной ауры, он все равно мог скрывать какой-то необычный секрет.