Восставший против неба.

Глава 866. Сообщение Жасмин (часть 2).

 

Юнь Чэ быстро собрался, нашёл фрагмент воспоминаний оставленный Жасмин в его сознании, и коснулся его. Мгновенно в глубине его сердца раздался голос:

- Юнь Чэ…

Эти два слова были совершено бесчувственны, но они заставили Юнь Чэ онеметь, а его глаза мгновенно увлажнились. Его душа, будучи пустой, мгновенно наполнилась теплотой – потому что это был голос Жасмин.

За последние семь лет этот голос он слышал практически каждый день. За свою жизнь…. И, возможно, даже считая прошлую жизнь, чаще всего он слышал голос Жасмин. Сейчас, хотя прошло только три месяца, услышав голос Жасмин снова, его душа яростно затрепетала, будто с тех пор прошли столетия.

- … После нашего расставания, в этот раз мы больше не встретимся. В нашей семилетней судьбе ты спас мою жизнь, а я слепила твою. После расставания наши долги уплачены, и наши взаимоотношения следует завершить. С этого дня я больше не буду твоим мастером. Тебе не нужно по мне скучать, просто относись к этому, будто я никогда и не появлялась… Я поступлю так же.

Голос Жасмин был ледяным и бессердечным, точно таким же, как и в тот день, когда она его покинула.

- Единственная причина того, что я оставила этот фрагмент воспоминаний, в том, что я хотела тебе рассказать некоторые вещи, которые не могла сказать тебе лицом к лицу… Есть две вещи, о которых я тебе соврала. Во-первых, то, как я тебе представилась, не моё настоящее имя. Я – старшая принцесса Обители Звёздного Бога. "Жасмин" не моё имя, а титул.

Юнь Чэ:

- …

"Жасмин" - просто её титул принцессы, а неё её имя. Но это всё, что она сказала; она не назвала своего настоящего имени.

Однако для Юнь Чэ это было неважно. Потому что не важно, каким было её настоящее имя, она всё равно будет Жасмин.

- Во-вторых… - голос Жасмин надолго утих, будто даже таким образом ей было сложно произнести то, что она собиралась сказать. - … Касательно Чу Юэ Чань.

Сердце Юнь Чэ внезапно сжалось.

- В тот день, после полного избавления от дьявольского яда, я исполнила своё обещание и искала Чу Юэ Чань на Континенте Бездонного Неба.

- На Континенте Бездонного Неба много жизни, и даже с моими силами вести поиски среди всего не было возможным. Однако всё ещё могло сработать при поиске аур Императорской Ступени и выше… Однако среди них не было Чу Юэ Чань.

Голос Жасмин был очень спокоен, но темп её разговора был явно медленнее обычного.

Что до Юнь Чэ, его сердце поникло, и ледяной холод распространился в груди, удушая его.

В тот день Жасмин сказала ему, что… несмотря на то, что она избавилась от дьявольского яда, силы её души недостаточно, чтобы найти Чу Юэ Чань в месте вроде Континента Бездонного Неба, и ей нужно дождаться, пока её тело не будет воссоздано.

- Чу Юэ Чань – твоя величайшая боль и волнение в сердце. После долгих размышлений я решила тебе соврать. Когда я воссоздала своё тело, хотя я не сильно надеялась, я ещё раз пыталась найти ауру Чу Юэ Чань. В этот раз я искала ауру - не Императорскую Ступень и выше, я также исследовала Небесную и Земную Ступени. Однако я всё равно не нашла её ауры.

- Хотя духовные искусства Чу Юэ Чань были ею искалечены, её сила Императора должна была остаться. Даже если её внутренняя сила не улучшалась, а ухудшалась, её внутренняя сила не должна была упасть больше, чем на одну ступень… Если только она не была искалечена кем-то другим.

- Поэтому она либо мертва, либо её внутренняя сила искалечена. Учитывая её внешность, если случилось последнее, то последствия будут хуже смерти. С характером Чу Юэ Чань, она несомненно покончила бы с жизнью.

Юнь Чэ:

- !!!!!!

- Когда ты об этом узнаешь, то будешь опустошен. Однако помни, это не твоя вина. Рядом с тобой люди одной с тобой родословной, друзья, которые умрут за тебя… и огромная толпа женщин. Не позволяй смерти одной из них на всё это повлиять. Я дам тебе три дня на скорбь, но через три дня ты должен обо всём забыть. Считай, что ни меня, ни Чу Юэ Чань в твоей жизни не было.

- …

В фрагменте все голоса воспоминаний прозвучали, и голос Жасмин наконец умолк.

*Бах!!!*

Вся сила Юнь Чэ покинула тело, и он ослаблено рухнул вниз, затылком ударившись в стену.

Он закрыл глаза, лицо дрожало от боли. Его руки дрожали, он крепко схватился за грудь. Со звуком рвущейся плоти его пальцы глубоко погрузились в плоть, оставляя полосы крови.

Однако он совершенно не чувствовал боли, его сознание и душу давно поглотила несоизмеримая печаль.

- Это не… правда… этого не может быть…

Его тело дрожало и содрогалось, его аура пришла в беспорядок, беспокоя внутренние раны. Его тело рухнуло, он упал с кровати…

*Тук! Тук-тук…*

Снаружи раздался стук по двери, после чего раздался голос Цан Юэ:

- Муж, могу я войти?

Цан Юэ стояла перед дверью и держала чашу с десертом, который только что приготовила. Постучав и не получив ответа, она подняла руку ещё раз, но остановила её на пол пути. После недолгих раздумий она опустила руку, развернулась и приготовилась уйти.

Однако, сделав два шага, на сердце она внезапно ощутила невероятно чувство беспокойства. Она быстро развернулась и толкнула дверь в комнату… Происходящее перед её глазами заставило её оцепенеть.

Полосы крови шли от кровати по стене. Юнь Чэ сидел в углу, голова была между коленей, а правая рука вцепилась в грудь. Все пять пальцев были глубоко в плоти, истекая кровью.

Всё его тело источало мрачную ауру отчаяния.

- Му… Муж!!!

Цан Юэ потеряла самообладание, десерт рухнул на землю, она, крича от шока, побежала к Юнь Чэ и крепко его обняла. В миг, когда она открыла рот, она начала кричать:

- Муж… Муж, что случилось… Не пугай меня… Муж…

Голос Цан Юэ, казалось, пробудил душу Юнь Чэ, пойманную в бездну отчаяния. Он медленно поднял взгляд… Уголки его рта, нос, глаза и уши… из всех отверстий шла кровь.

- Юэ’эр… - из его уст вырвался хриплый голос, полный невыносимой болью.

- Муж… Что… с тобой случилось... - Цан Юэ была так напугана, что начала громко всхлипывать. - Я… Я… Я позову Отца и Маму…

Юнь Чэ остановил Цан Юэ, покачав головой:

- Я в порядке… Просто дай мне тебя обнять… И я буду в порядке…

Он обнял Цан Юэ и положил голову ей на грудь. Изначально он держал её осторожно. Однако он неосознанной начал сжимать её всё сильней и сильней, будто он был ребёнком, потерявшим чувство безопасности.

Чувствуя, что беспорядочная аура Юнь Чэ начала медленно успокаиваться, паникующее сердца Цан Юэ начало успокаиваться. Она прижалась к нему ещё ближе и положила свою руку ему на спину, поддерживая его.

В их многочисленные объятия она всегда лежала на его груди, чувствуя себя в безопасности и очень довольной. Впервые Юнь Чэ лежал на её груди, выглядя как слабый, раненый ребёнок.

- Муж, не важно, что случилось. Я всегда буду рядом, - Цан Юэ пробормотала. - Даже если ты потеряешь всё, меня ты не потеряешь никогда.

- … - Юнь Чэ обнял Цан Юэ ещё крепче.

Великий Зал Семьи Юнь. Разговор Му Юй Жоу с Фэн Сюэ'эр.

С точки зрения внешности, Му Юй Жоу всегда была твёрдо уверена, что Малая Императрица-Демон – самая идеальная женщина в мире, и что никогда не будет женщины, которую можно было бы поставить с ней на один уровень. Однако теперь, когда она встретила Фэн Сюэ’эр, даже как женщина, она чувствовала себя будто в трансе от встречи с божеством. Не только это, даже её развитие не уступало в сравнении с Малой Императрицей-Демоном. Что ещё важней, она была чрезвычайно предана Юнь Чэ.

Хотя это была только первая их встреча, она чувствовала неописуемую симпатию к Фэн Сюэ’эр. Она держала её руку и всё ещё не отпускала.

Ведомые ледяной аурой, Му Жун Цян Сюе и Чу Юэ Ли вошли и выказали уважение Му Юй Жоу:

- Мадам Юнь, мы слышали, что вернулся Хозяин Дворца. Ничего, если мы… Мы, сёстры, хотели бы его поприветствовать.

- Старший Мастер Му Жун, Старший Мастер Чу, вам не нужно волноваться. Старший Брат Юнь в порядке и сейчас отдыхает. Он полностью восстановится через несколько дней, - успокаивая, улыбнулась Фэн Сюэ’эр.

- Это хорошо, - Му Жун Цян Сюэ и Чу Юэ Ли вздохнули с облегчением.

Волнение на их ледяных лицах, казалось, наконец смягчилось.

Му Юй Жоу посмотрела на них и улыбнулась:

- Вы связали себя с Чэ’эр, бросили свои исконные земли и прибыли в эти чуждые земли. Но вы всё ещё проявляете к нему такую заботу. Для Чэ'эр получить подобную заботу от вас – удача.

Слова Му Юй Жоу заставили их немного испугаться:

- Мадам Юнь, прошу, не говорите так. Хозяин Дворца однажды спас наш Дворец Ледяного Облака. Если бы не он, то наш Дворце давным-давно бы перестал существовать.

- Верно, - Му Жун Цян Сюэ согласилась. - Хозяин Дворца спас нас множество раз от гибели, и мы перед ним в неоплатном долгу. Если бы не Хозяин Дворца, мы, сёстры, и другие ученицы уже давно погибли бы на Континенте Бездонного Неба. Кроме того, тогда… мы не защитили нашу старшую сестру и не защитили ребёнка Хозяина Дворца и нашей старшей сестры. Однако Хозяин Дворца не винил нас и хорошо к нам относился. Он не только спасал нас множество раз, он даже никогда не считал нас бременем, и даже когда его жизнь была под угрозой, он никогда нас не бросал. Наш долг перед Хозяином Дворца - это то, что мы не сможем отплатить в этой жизни…

Голос Му Жун Цян Сюэ постепенно стихал. Из-за того, что она увидела, как улыбка на лиц Му Юй Жоу внезапно напряглась, а выражение на её лице застыло.

Му Юй Жоу вцепилась в стул и медленно встала. Её глаза опустело смотрели на Му Жун Цян Сюэ.

- Что… Что ты только что сказала… ребёнок… Чэ’эр?

Реакция Му Юй Жоу заставила Му Жун Цян Сюэ и Чу Юэ Ли одновременно опешить:

- Мадам Юнь, об этом… Неужели Хозяин Дворца никогда раньше об этом не упоминал?

- Это… это действительно ребёнок Чэ’эр? У Чэ’эр есть ребёнок? - Му Юй Жоу разволновалась, схватив руку Му Жун Цян Сюэ и взволнованно произнося. - Почему Чэ'эр не упоминал об этом? Что значит, не защитили? Кто ваша старшая сестра… Что случилось?

- … - рот Му Жун Цян Сюэ оставался полураскрыт.

Она поняла, что только что влипла, и сказала то, о чём не следовало. Однако, раз она уже об этом заговорила, то она просто не могла на этом остановиться перед Му Юй Жоу. Она могла лишь стиснуть зубы и отвечать на вопросы Му Юй Жоу о Чу Юэ Чань.

Му Юй Жоу медленно села, с ошеломлением на лице она некоторое время не могла сосредоточиться.

- Мадам Юнь, не волнуйтесь. Несмотря на то, что старшая сестра рассталась со своими духовными искусствами, в Империи Голубого Ветра нет никого, кто мог бы ей навредить. Хороший человек вроде неё несомненно в безопасности, и она определённо ведёт безопасную жизнь и никто её не беспокоит. Никаких проблем, - успокоила Му Жун Цян Сюэ.

Чу Юэ Ли закусила губы, на лице была задумчивость.

- Шесть лет назад… - Му Юй Жоу растерянно пробормотала. - Целых шесть лет… Ребёнку уже пять… Ребёнок Чэ’эр…

- Тётушка, не волнуйтесь, - тихо успокоила Фэн Сюэ’эр. - Старший Брат Юнь определённо найдёт... Ах, Старший Брат Юнь.

Юнь Чэ появился у входа, рядом за руку держалась Цан Юэ.

- Хозяин Дворца, - Му Жун Цян Сюэ и Чу Юэ Ли поспешили вперёд.

Му Жун Цян Сюэ с беспокойством произнесла:

- Хозяин Дворца, я…

- Старший Мастер, не волнуйся, - Юнь Чэ выглядел бледно, но улыбался. - Когда я был снаружи, я уже кое-что слышал. Относительно этого вопроса, я совершенно не знал, как рассказать об этом родителям. Теперь, когда Старший Мастер об этом рассказала, одной вещью меньше.

- Чэ’эр!!! - Му Юй Жоу встала и подошла к нему, в её глазах были слёзы.

Она серьёзно ему сказала:

- Несмотря на то, что мама никогда не видела эту девушек, Чу Юэ Чань прежде, она была готова лишить себя духовных искусств, была вышвырнута из своей секты и порушила своё доброе имя в обмен на нищую жизнь… Ты обязан её отыскать, и никогда в жизни её не обижать!

- … - Юнь Чэ поднял взгляд.

Миллион эмоций наполнили его сердце. Как только он собрался ответить, снаружи внезапно раздались торопливые шаги.

*Бах!!!*

- Мама!!! - в панике ворвался Сяо Юнь.

Он споткнулся, и прежде чем смог встать, растерянно закричал:

- Мама… Быстрей… Седьмая Сестра… Седьмая Сестра, она…