Восставший против неба.

Глава 824. Луноцвет из Ада (часть 2).

 

Настало время. Гости заполнили весь зал. Главный Зал Феникса и залы рядом были заполнены гостями со всего Континента Бездонного Неба, и любой из них был хорошо узнаваемым человеком на Континенте Бездонного Неба. Места, установленные за пределами залов, заняли практически половину Города Феникса. Хотя они могли сидеть лишь снаружи, любой, кто мог войти в Город Феникса, уже несомненно был правителем каких-нибудь земель или обладал какой-то властью.

Этот банкет, который был назван самым престижным в истории Континента Бездонного Неба, был организован лично Фэн Хэн Куном. Даже Фэн Цзу Куй, которого больше на заботили такие дела, присутствовал. Фэн Тянь Вей вместе с остальными великими старейшинами, которые редко показывались и обычно оставались в уединении, также все присутствовали… Они все хотели лично засвидетельствовать самый славный момент Секты Божественного Феникса.

Стоя в центре главного зала, Фэн Хэн Кун, что был императором уже сотню лет, не мог сдержать волнения. Все силы в мире собрались, и присутствовали даже Четыре Великие Священные Обители… и Четыре Священных Мастера присутствовали лично и подготовили могущественные дары, что являлось самым важным жестом в дань уважения. Подобной сцены он не осмеливался даже вообразить, и произошедшее было в несколько раз величественнее, чем его церемония восхождения на трон.

Целью Секты Божественного Феникса всегда было встать на одну ступень с Четырьмя Великими Священными Обителями. Однако с текущим положением Секты Божественного Феникса, даже если сохранять свой прогресс, достижение подобной цели потребовало бы несколько тысяч лет. Кроме того, со смертью Бога Феникса Секта Божественного Феникса всегда была в миге от опасности. Их величайшим желанием было полное пробуждение сил Сюэ’эр.

Сегодня ситуация резком изменилась. Появилась фигура, которая могла запугать Четыре Священные Обители, и этой фигурой был мастер Юнь Чэ. Положение Секты Божественного Феникса было возвышено из-за отношений Юнь Чэ с Принцессой Снежкой.

Четыре Великие Священные Обители, очевидно, пришли не из-за Секты Божественного Феникса. Они пришли только из-за Юнь Чэ. До тех пор, пока у их Секты Божественного Феникса остаются хорошие отношения с Юнь Чэ, даже если правда о Боге Фениксе будет раскрыта, у них не будет причин для волнения. Даже если Четыре Священные Обители будут в десять раз смелее, чем у них есть сейчас, они не посмеют причинять вреда Секте Божественного Феникса, потому что человек, который выходит за Юнь Чэ, была не обычным учеником Секты Феникса, но и их будущем мастером секты!

Фэн Хэн Кун тяжело вздохнул от волнения в своём сердце. Он постоянно беспокоился и испытывал боль о том, что было между Сюэ’эр и Юнь Чэ. Это была единственная его причина, по которой он изначальной испытывал к Юнь Чэ убийственное намерение. В итоге у него не осталось выбора, кроме как принять его из-за настойчивости Сюэ’эр. Теперь он узнал, что для Секты Божественного Феникса это не катастрофа, а благословение! Их прошлый конфликт, даже обида за убийство сыновей, всё это меркло на фоне.

- Внимание! - сказал Фэн Хэн Кун, посмотрев вверх, его пронзительный и авторитетный голос распространился в каждый уголок Города Феникса. - Сегодня двадцатый день рождения моей дочери, а также время для выполнения обещания помочь в её выборе брака. Всем присутствующим здесь из-за этого я, Фэн Хэн Кун, благодарен.

Голос Фэн Хэн Куна быстро изменился, и он спокойно продолжил:

- У меня, Фэн Хэн Куна, четырнадцать сыновей, но только одна дочь. Я очень сильно её люблю и отношусь к ней, как к своему сокровищу. Сюэ’эр с самого детства росла рядом с Богом Фениксом, и она первая в истории моей Секты Божественного Феникса, которая на самом деле унаследовала наследие Бога Феникса. Она – моя любимая дочь, а также будущее моей секты. Поэтому, как отец Сюэ’эр и Мастер Секты Божественного Феникса, я никогда не думал, что выдам её замуж за человека, не принадлежащего секте.

- Однако пару лет назад Сюэ’эр и Юнь Чэ встретились с Богом Фениксом, прошли вместе через трудности и разделили жизнь и смерть вместе. Хотя у моей Секты Божественного Феникса есть несколько недомолвок с Юнь Чэ, их отношения совершенно не дрогнули, а вместо этого становились сильней и сильней настолько, что они не разделятся даже из-за смерти. В итоге это стало шансом на то, чтобы уладить наши разногласия… Думая в этом ключе, не кажется ли, что этот брак был заключён на небесах?

Слова Фэн Хэн Куна были и трогательными и изобретательными. Он слегка повернулся и с улыбкой сказал:

- Сюэ’эр, Чэ’эр, быстрее поприветствуйте гостей.

Юнь Чэ и Фэн Сюэ’эр держась за руки вышли в зал и встали рядом с Фэн Хэн Куном. Юнь Чэ был одет как обычно, в то время как Фэн Сюэ’эр была облачена в одеяния феникса, которые она носила, когда впервые встретила Юнь Чэ. В миг, когда они появились, весь мир, казалось, охватил сияющий свет, свет настолько ослепительный, что открыть глаза было практически невозможно.

Потому что Фэн Сюэ’эр сегодня не одела своей снежной вуали, и её лицо было полностью обнажено перед всеми. Сияние её красоты, казалось, заставило мир потерять свой блеск.

Люди, которые слышали о Фэн Сюэ’эр, были многочисленны, но очень немногие видели, как она выглядит. Все тупо уставились на красавицу, которая, как говорилось, была самой прекрасной женщиной на Континенте Бездонного Неба. Их внимание были крепко приковано к ней, не в силах отвести… Красота женщины, на которую они смотрели, просто не может быть описана словами. Даже лучший в мире художник не сможет повторить и толики её красоты, даже в своих мечтах они не смогут представить столь непревзойдённую красоту.

Шокированные, ошеломлённые, завистливые и затаившие дыхание… Ни один из тех, кто видел красоту Фэн Сюэ’эр, не поставил под сомнение то, что она была первой красавицей на всём Континенте Бездонного Неба. Однако, когда они подумали о Юнь Чэ, который был с ней рядом, всё их воображение и ревность тут же исчезали. Несколько людей вернулись обратно к реальности с огромным трудом, поспешно склонив головы, не смея больше смотреть и боясь, что могут потерять над собой контроль.

Как старший брат Фэн Сюэ’эр, даже Фэн Си Мин редко видел её без вуали. Он внимательно смотрел на неё с невероятно широко раскрытыми глазами, он выглядел невероятно похотливо. Однако он стиснул руки, и его сердце сжалось от боли. Если бы это произошло до Конференции Дьявольского Меча, он бы впал в ярость, не заботясь о последствиях. Однако, столкнувшись с Юнь Чэ сейчас, его оставшееся здравомыслие заставило его остановиться. Будто он был прикован к кресту и испытывал мучительную боль и ревность, не в силах больше двигаться.

После появления Юнь Чэ и Фэн Сюэ’эр последовала серия стандартных процедур. Хотя Юнь Чэ ненавидел подобное, но он старался следовать им изо всех сил – он не хотел, чтобы Фен Сюэ’эр ощутила даже каплю сожаления.

- Чэ’эр, мать Сюэ’эр рано умерла. Эта лента досталась от неё, когда она всё ещё была жива. Она хотела, чтобы я лично передал её партнёру Сюэ’эр. Все эти годы я всегда хранил её у себя и никогда не оставлял без присмотра.

Фэн Хэн Кун осторожно держал золотую ленту какое-то время, после чего неохотно передал её Юнь Чэ.

- С момента, когда Сюэ’эр было тринадцать, она уже начала думать о своей свадьбе. Тем не менее, несмотря ни на какие мысли, самым важным критерием было то, что она должна жениться в нашей секте, так как мы определённо не можем позволить отдать кому-то Сюэ’эр. Теперь я собираюсь официально передать эту ленту и Сюэ’эр тебе. Однако… Я не хочу, чтобы ты входил в нашу секту, и не стану просить тебя сделать что-то другое для Секты Божественного Феникса. Всё, чего я прошу у тебя, это хорошо относиться к Сюэ’эр и никогда не позволять моей дочери страдать… Этого будет достаточно. Почившая мать Сюэ’эр несомненно будет этим довольна.

Фэн Хэн Кун, организовывая этот банкет, который шокировал небеса, безусловно считал, что может опираться на силу Юнь Чэ, чтобы построить мощь Божественного Феникса, а также устранить огромную опасность, что присутствовала всегда. Однако Юнь Чэ мог сказать, что слова Фэн Хэн Куна, сказанные им только что, шли от его сердца, в этот момент он был лишь отцом Фэн Сюэ’эр.

- Не волнуйся, даже если мне придётся рисковать своей жизнью, я не позволю Сюэ’эр страдать, - сказал Юнь Чэ, серьёзно относясь к ленте в его руках.

Фэн Хэн Кун слегка кивнул. Только что сказанного Юнь Чэ было для него достаточно.

В зале Цзы Цзи вздохнул:

- Принцесса Снежка и Хозяин Дворца, Юнь - два самых выдающихся человека этого молодого поколения. Независимо от того, внешность, умения или развитие, нет никого, кто смог бы с ними сравниться. Они действительно созданы друг для друга небесами.

Когда заговорил Цзы Цзи, эхо согласия зазвучало одно за другим.

- В этом мире только Принцесса Снежка подходит Хозяину Дворца, Юнь. Так же, как и единственный человек, что подходит положению и привлекательности Принцессы Снежки, без сомнений Хозяин Дворца, Юнь.

- Это действительно заставляет людей вздыхать от зависти.

- Мастер Секты Феникса, почему бы не назначить сегодня дату свадьбы, чтобы мы могли начать готовиться в этому большому дню пораньше? - закричал один из сильнейших мастеров в Империи Божественного Феникса.

Назначение даты свадьбы во время помолвки было обычным и логичным. Однако это было для Фэн Хэн Куна чувствительной точкой. Раз он не заставлял Юнь Чэ входить после брака в Секту Божественного Феникса, то и дата свадьбы, естественно, будет устанавливаться стороной жениха. Однако здесь не только не присутствовали родители Юнь Чэ, они вообще были негласным табу…

Фэн Хэн Кун мгновенно рассмеялся, пропустив мимо ушей сказанное, поднял руку и закричал:

- Все присутствующие сегодня, почтенные гости моей Секты Божественного Феникса. Прошу, не сдерживайтесь и наслаждайтесь в полной мере.

*Птичий крик*

*Птичий крик*

Крики феникса раздавались в небе над Городом Феникса. Некоторые были тихими и тёплыми, в то время как другие были громкими. Когда люди посмотрели вверх, то увидели тысячи учеников Секты Феникса, что объятые пламенем феникса ринулись в небо. Они образовали девяносто девять фигур фениксов и танцевали в небе, рассеивая свет пламени и мощь феникса по всему Городу Феникса.

- Хахахаха, - от души смеялся Фэн Хэн Кун. - Небесный Танец Силуэта Феникса уже начался. Прошу, наслаждайтесь и начинайте пить. Никому не позволено оставаться трезвым!

И внутри и снаружи зала ответили в унисон. Оба места оживились, смеялись, и шум разговоров превратился в волны, затопившие город.

Глядя на оживлённый и возбуждённый зал, сердце Фэн Хэн Куна не могло успокоиться. Хотя он не полностью оправился от убийства Юнь Чэ его сыновей, он верил, что с личностью Юнь Чэ тот определённо не станет плохо относиться к Сюэ’эр.

Дочь, которую он считал своей жизнью, нашла лучшего человека и сильно стремилась к нему, и тот в свою очередь позволил положению Секты Божественного Феникса взмыть до небес, из-за чего Четыре Великие Священные Обители совершенно не смели их трогать…. И даже Небесный Регион Могущественного Меча попросил его об услуге.

Возможно, это благословение Древнего Бога Феникса, что позволило им мгновенно избавиться от опасностей, которых они опасались каждый день.

Спустя несколько тостов атмосфера на банкете стала ещё оживлённее. Небесный Танец Силуэта Феникса также достиг своего апогея, и небо наполнилось криками феникса. Будто оно всё пылало огнём. Фэн Хен Кун подошёл к Юнь Чэ и Фэн Сюэ’эр.

- Чэ’эр, Сюэ’эр, становится поздно. Пойдёмте со мной, чтобы произнести тосты. Что до даты свадьбы… Чэ’эр, нам всё ещё нужно узнать мнение твоих родителей. Не нужно торопиться. Подождём…

*БУУМ!!!*

Необычайный взрыв внезапно раздался в небе, после чего в пространстве произошёл сильный толчок. Изначально оживлённый зал внезапно померк. В это же самое время раздавались жалобные крики учеников феникса, танцевавшие в небе падали на землю с затухающим пламенем.

- Кто это! Как ты смеешь вваливаться в Город Феникса! - несколько учеников Феникса оглушительно закричали.

- Что случилось? - спешно спросила Сюэ’эр.

- Я посмотрю.

Как только Фэн Хэн Кун собрался выбежать из зала, вокруг стало ярче. Опаляющая волна хлынула сверху. Все инстинктивно подняли взгляды вверх и были шокированы.

Когда они взглянули наверх, то увидели небо, наполненное рассеивающимся пламенем… крыша Главного Зала Феникса исчезла!

Фэн Хэн Кун оставался на месте. Юнь Чэ и Фэн Сюэ’эр тоже были шокированы… Те, кто был способен войти в Главный Зал Феникса, без сомнения были личностями с необычайно высоким положением. Четыре Священных Мастера, двенадцать духовных Наставников Святилища, Семь Преподобных Высшего Океанического Дворца и пять Божественных Посланников Божественного Чертога - все они были здесь, но никто не мог сказать, как именно исчезла крыша.

Будто её незаметно мгновенно поглотил воздух.

- Это… что случилось? Да что же произошло! - атмосфера в Городе Феникса резко изменилась.

Сильное ощущение беспорядка, казалось, опустилось с неба и захватило мысли каждого. Ученики феникса, которые отвечали за безопасность, - все были в готовности, в полной сосредоточенности смотря в небо.

Подул холодный бриз. Звук ветра был настолько спокоен, что его почти не было слышно. Однако остаточное пламя феникса, казалось, было сдуто неистовым штормом и исчезло без следа.

После рассеивания пламени высоко в небе над Городом Феникса появилась фигура женщины, сопровождаемая едва заметным странным ароматом.