Восставший против неба.

Глава 807. Жасмин в Крови (часть 3).

 

 - … Это так, Зеркало Сансары действительно у него, - основываясь на том, как развивались события, у Сюань ЮаньВьень Тяна больше не было причин это скрывать.

Он не предполагал, что план, который он так кропотливо создал, рухнет в самый последний момент. Кроме того, он совершенно не предполагал, что причиной его провала станет то, что Юнь Чэ сам обнародует этот факт!

Его сердце было наполнено невероятной ненавистью… Но, он не знал, должен ли он ненавидеть Юнь Чэ, предавшего человеческую природу, или себя за то, что неправильно понимал Юнь Чэ.

- И эти двадцать с лишним лет оно всегда было с ним, - с ненавистью произнёс Сюань Юань Вьень Тянь, нахмурив брови. - Никто не мог бы предположить, что двадцать три года назад, прежде чем Юнь Цин Хун сбежал в Империю Иллюзорного Демона, действительно оставит Зеркало Сансары с Юнь Чэ, который был лишь ребёнком. Когда Юнь Чэ вернулся в Империю Иллюзорного Демона и женился на Малой Императрице-Демоне, императрица не попросила его обратно, она отдала его ему в качестве обручального подарка… Теперь оно всегда остаётся с ним.

Взгляды людей из Четырёх Великих Священных Обителей на Юнь Чэ полностью изменились. Даже Хуан Цзи Уюй и Цюй Фэн И, которые старались не смотреть прямо на Юнь Чэ, сейчас их взгляды и ауры были зафиксированы на Юнь Чэ.

- Если это так, то это действительно великолепно, - усмехнулся Е Мэй Се, после чего медленно подошёл к Юнь Чэ.

Его действия заставили выражения лиц людей из трёх других Священных Обителей одновременно измениться, но, к счастью, Е Мэй Се сделал лишь четыре шага, после чего остановился и обернулся к Сюань Юань Вьень Тяню, невыразительно говоря:

- Мастер Меча Сюань Юань, касательно передачи Юнь Чэ, я передумал. Кроме того, что Юнь Чэ действительно демон, у него, кажется, нет никакой вражды с вашим Небесным Регионом Могущественного Меча. Тем не менее у него, у Божественных Чертог Солнца и Луны имеется ненависть, которую нельзя унять! Возможно, будет лучше, если я заберу его в Божественные Чертоги Солнца и Луны.

- Ошибаешься!

Владыка Морей, Цюй Фэн И, которая хранила молчание и редко говорила, постепенно вышла вперёд. Её лицо было ледяным. Она подошла к Юнь Чэ и неспешно остановилась, когда была примерно на том же расстоянии, что и Е Мэй Се.

- Е Мэй Се, может ты уже забыл, чья это территория? Раз он был пойман в Океаническом Дворце, то он должен остаться в распоряжении моего Океанического Дворца. Зачем тратить силы на то, чтобы доставить его в Регион Меча или Божественный Чертог?!

- …

Хуан Цзи Уюй улыбнулся, но не стал ничего говорить. Однако он уже молча оказался в тридцати шагах позади Юнь Чэ, и его аура, которая была туманной, словно дым, плотно сосредоточилась на Юнь Чэ.

Четыре фигуры, все великие Священные Мастера, что находились на вершине Бездонного Неба, одновременно окружили Юнь Чэ, мальчишку, которому едва стало двадцать.

Кроме того, все четверо находились по разные стороны от него, но расстояние до Юнь Чэ было совершенно одинаковым, будто они заранее его отмерили… Если один из них сделает свой ход, то остальные трое тоже мгновенно отреагируют.

- Хахахаха! - будучи окруженный четырьмя Священными Мастерами, возможно, во всей истории Континента Бездонного Неба, Юнь Чэ был единственным человеком, который получил подобное отношение. Однако он совершенно не показывал страха и начал саркастично смеяться. - Как и ожидалось от Четырёх Великих Священных Обителей! Лишь из-за Зеркала Сансары ваши серьёзные выражения лиц мгновенно стали отвратительными!

Четыре Священных Мастера оставались равнодушными. Им было по одной-две тысячи лет; их лица не покраснели от пары саркастичных замечаний Юнь Чэ. Их сосредоточие и внимание было полностью сконцентрировано на трёх других.

Выражение лица Сюань Юань Вьень Тяня изменилось, но, в конце концов, он вздохнул, после чего выражение его лица внезапно расслабилось:

- Вы не должны меня винить в том, что я это скрывал. Вещь, вроде Зеркала Сансары, само собой желанно каждым. Если бы это были вы, то сделали бы то же самое. Однако теперь, когда всё обернулось подобным образом, если мы позволим простому Зеркалу Сансары испортить наши отношения, разве мы не станем посмешищем для всего мира?

- И что? У Мастера Меча Сюань Юаня есть другие подходящие варианты? - отрезал Е Мэй Се недружественным тоном.

Выражение лица Сюань Юань Вьень Тяня не изменилось, когда он ответил:

- А насчёт этого, раз это Высший Океанический Дворец, то мы задержим Юнь Чэ здесь, получим от Юнь Чэ Зеркало Сансары, после чего раскроем его секреты вместе.

Хуан Цзи Уюй, Цюй Фэн И и Е Мэй Се переглянулись и обдумали некоторое время, после чего одновременно кивнули:

- Тогда временно согласимся с этим. Однако, если у кого-либо из нас есть скрытые мотивы, и он попытается украсть Зеркало Сансары для себя, то не вините меня за то, что не проявлю должного уважения.

Их голоса были очень тихими, и окружающим людям было сложно их услышать. Однако Юнь Чэ, который был между ними, слышал всё отчётливо и в результате начал холодно смеяться:

- Какая великолепная идея! Хотя вы, очевидно, нацелены на собственность другого человека, все вы делаете так, чтобы это звучало нравственно, естественно, будто эта вещь изначально принадлежала всем вам. Так называемые четыре великих Священных Обители - на самом деле люди, у которых совершенно нет стыда.

- Хахахаха, - Е Мэй Се громко рассмеялся. - Ёрзай сколько хочешь. После сегодняшнего дня у тебя больше не будет возможности говорить всё, что вздумается!

Как только Юнь Чэ хотел ответить, он внезапно почувствовал невероятно знакомую ауру, в которой был намёк на чуждость. Эта аура заставила его сердце дрожать, но в тоже время весь гнев, ненависть, волнения, равновесие и расчёты в сердце исчезли.

Все в мире, казалось, исчезло.

Его больше не заботил Е Мэй Се, обернувшись к Хуан Цзи Уюй и Цюй Фэн И, его голос стал исключительно ясным:

- Небесный Регион Могущественного Меча стал причиной смерти моего деда, и практически стал причиной смерти моих родителей. Кроме того, семья Сяо Юаня практически прекратила существование! В этом вопросе Божественный Чертог Солнца и Луны тоже участвовали в этом, а их Е Син Хань множество раз пытался нанести мне вред, и его я обязан убить. Поэтому я уже ненавижу обоих, и Небесный Регион Могущественного Меча и Божественный Чертог Солнца и Луны, с самого начала.

- Святой Император Абсолютного Святилища Монарха, вы очень хорошо относитесь к Юань Ба и даже позволили ему воспользоваться вашим Небесным Священным Божественным Ковчегом. Поэтому к вам я ещё обладаю некоторым уважением и благодарностью. Что до Владыки Морей Высшего Океанического Дворца, вы охраняли Дьявольское Гнездо Лунной Погибели поколениями, и это похвально. Кроме того, вы позволили мне войти в Дьявольское Гнездо Лунной Погибели. Поэтому к вам я тоже испытываю некоторую благодарность…

Выражение лица Цюй Фэн И напряглось, на нём не осталось ни капли эмоций.

- Юнь Чэ, неужто ты глупо надеешься, что владыка тебя простит?

- Простишь? Хех… - Юнь Чэ был холоден и жесток. - У меня нет вражды с вашим Высшим Океаническим Дворцом, так за что вы должны меня простить? Когда я впервые вошёл в Океанический Дворец, Владыка Морей, которую я увидел, была величественной. Сегодня я вижу лишь бессердечное и отвратительное лицо, полное жадности. Если здесь и есть за что простить, то это я должен простить только тебя!

- Ты смерти ищешь! - Цюй Фэн И стала угрюмой, пространство перед ней исказилось.

- Зачем так злиться? - Хуан Цзи Уюй поднял руку и рассмеялся. - Юнь Чэ, раз ты принёс Зеркало Сансары обратно на Континент Бездонного Неба, то мы обязаны получить его, несмотря ни на что. В руках твоих демонов это просто трата небесного предмета. Однако тебе не нужно слишком волноваться. После того как ты отдашь Зеркало Сансары, и мы искалечим твоё культивирование… Я гарантирую твою безопасность ради Юань Ба.

- Даже так? Тогда я действительно должен сердечно поблагодарить вас за ваше великодушие! - пробормотал Юнь Чэ, его сердце полностью похолодело.

У него больше не было надежды на Хуан Цзи Уюя и Цюй Фэн И. Он ещё раз оглядел их обоих, после чего сказал в несколько раз холоднее, чем до этого:

- Хуан Цзи Уюй, Цюй Фэн И, запомните каждое предложение и каждое слово, что вы сегодня произнесли!

Перед этим он обращался к ним, как к Святому Императору и Владыке Морей. Но теперь он звал их прямо по именам.

- Ах да, Сюань Юань Вьень Тянь и Е Мэй Се! Я, Юнь Чэ, всегда плачу за добро и всегда мщу за зло! Я надеюсь, что вы никогда об этом не пожалеете!

- Хахахахаха… - Е Мэй Се истерически смеялся. - Будучи в ловушке, ты всё равно говоришь с таким высокомерием. Я, Е Мэй Се, прожил почти две тысячи лет и ещё никогда не видел подобного высокомерия раньше. Юнь Чэ, за свою жизнь я никогда не знал, как пишется слово "сожаление". Мне бы действительно хотелось об этом узнать. Как ты собираешься заставить меня сожалеть? Своим мастером Стариком До Тянем? Хахахаха!

Юнь Чэ небрежно ответил:

- Мой мастер – действительно не какой-то Старик До Тянь. Однако вы всё ещё не выяснили, кто именно мой мастер. Вы не боитесь, что… мой мастер намного сильнее Старика До Тяня?

- Хехехе… - Сюань Юань Вьень Тянь тоже начал смеяться. - Юнь Чэ, я всегда считал, что ты особенно хитёр. Но я совершенно не знал, что твоя самая большая сила – нести смехотворный бред. Хотя я не знаю, кто сейчас твой мастер,но если я однажды его встречу, основываясь на том, что его ученик вернул Зеркало Сансары, я подумаю… позволить ли ему умереть от клинка этого мастера.

- Хмф, ты то?!

Раздался ледяной голос юной девушки, сопровождаемый фырканьем. Это было лишь два коротких слова, но они словно молния раздались в ушах четырёх великих Владык.

Несмотря на то, что этот голос раздался в их ушах и пронзил до глубин самого сердца, они не могли обнаружить, откуда шёл звук, и не могли обнаружить ни толики ауры владельца голоса… Будто говорил призрак, и все четыре Священных Мастера почувствовали себя напуганными как никогда!

- Кто? Кто это?!

- Кто говорит!?

Четыре Священных Мастера закричали одновременно. Внутренняя аура в их телах вспыхнула, мгновенно выпуская духовное восприятие. Их внезапная реакция внезапно шокировала окружающих людей.

- Кто пытается тут шутки шутить?! - духовное восприятие Сюань Юань Вьень Тяня охватило несколько километров, но он не заметил ни одной необычной ауры.

Как высшее существо в пути меча и фигура на вершине Континента Бездонного Неба, никто не мог скрыться от его духовного восприятия или шутить перед ним. Однако, когда раздался этот девчачий голос, он почувствовал, как все волосы на его теле встали дыбом.

- Выходи!

Сюань Юань Вьень Тянь громко кричал, вокруг всё мгновенно покрыла вспыхивающая аура меча. Она пронзила тысячи отверстий в воздухе. В это время они четверо, казалось, что-то заметили и посмотрели на Юнь Чэ. Выражения их лиц мгновенно напряглись.

Перед Юнь Чэ постепенно появилась миниатюрная красная фигура… Нет, они отчётливо видели, что эта красная фигура появилась из неоткуда… и медленно вышла. Огромное красное платье нежно трепетало, будто парящие лепестки.

После её появления вся Арена Морского Бога погрузилась в молчание. Даже дыхание каждого было полностью подавлено. Будто все в мире было полностью запечатано в тот миг, когда она появилась.

Она была миниатюрной и не выглядела старше двенадцати или тринадцати лет. Однако она выглядела невероятно прекрасно… гладкой и прекрасной, исключительно изысканной, заставляя людей быть не в силах отвести от неё взгляд. Кроме того, они не могли поверить в то, что видели перед собой.

Её красота была не похожа на потрясающую ошеломительную красоту Фэн Сюэ’эр. Наоборот, она была будто чары, крадущие душу. Она была одетая в красное платье с тёмно-красными волосами до талии, которые заставляли это уникальное волшебство казаться ещё загадочнее и привлекательнее.

Все присутствующие были сильнейшими практиками на Континенте Бледноногого Неба, и все они обладали непоколебимой, крепкой, ментальной силой. Они также никогда не жаждали маленьких детей. Однако, тупо уставившись на эту девчушку в красном, которая появилась из воздуха, сильная страсть зажглась в их сердцах, а так же ниже пояса. Их без сомнения сильная решимость была полностью разрушена звериными позывами… Некоторые из них, обладавшие волей послабее, не могли не двинуться вперёд, в их глазах была нескрываемая похоть. Если они смогут опорочить эту прекрасную девушку, которая была настолько привлекательной, что люди теряли над собой контроль, то даже потеряй они всю свою репутацию и умри прямо здесь и сейчас, они бы всё равно были бы готовы это сделать.

Однако, как только их взгляды встречались с её взглядом, вся страсть, которой они обладали, казалось, была мгновенно смыта самой холодной пронизывающей до костей водой, исчезала и оставляла после себя шок и ужас.

Эта пара красных глаз… была красной, как кровь.

До встречи с ней никто бы и думать не смел, что девочка двенадцати или тринадцати лет на вид будет обладать столь невероятным очарованием.

Они также не могли поверить, что девочка двенадцати или тринадцати лет заставит их ощутить столь сильные пронизывающие душу холод и опасность.

- Жасмин, тебе… удалось? - взволновано закричал Юнь Чэ.

Как объяснила Жасмин, её тело рождено из её души. Жасмин перед ним была точно такой же, как Жасмин, с которой он был знаком. С точки зрения внешности, между ней и душой за эти семь лет не было различий.

Единственным различием была их ментальная связь. Связь между их жизнями была разорваны и он больше не мог ощутить её присутствие и эмоции.

Хотя он был немного разочарован, Жасмин обрела свободу, и новая жизнь для него была куда радостнее.

Ей не только удалось, но и количество потребовавшегося времени оказалось меньше, чем ожидалось.

- Когда Конференция Дьявольского Меча началась, я уже была здесь, - сказала холодно Жасмин. - Из-за тела Бога Дракона и силы Бога Ярости вместе твоя жизненна сила намного превосходит любого из обычных людей, это уменьшило количество требуемого времени на воссоздание тела практически в половину… Иначе я бы пропустила это исключительно восхитительное шоу!

Произнося последнее, Жасмин прищурилась и испустила убийственное намерение, которое, казалось, поднималось из самых глубин ада. Она подняла руку и посмотрела на свои белоснежные тонкие пальцы, после чего тихо пробормотала:

- Прошло семь лет… Я так давно не была окрашена кровью.