Восставший против неба.

Глава 793. Огромное Ледяное Пламя

 

Юнь Чэ оказался прямо перед выходом из Гнезда Дьявола Лунной Погибели. Он стоял перед барьером, из его рук вырвались два потока глубокой энергии. Пламя загорелось вокруг левой руки, а кристалл льда - в правой руке. 

Алый и темный синий свет стремительно собирался между его руками и расширялся наружу. После этого он закрыл глаза и сосредоточил свое внимание, его энергия Злого Бога распространилась, когда он медленно объединил эти две взаимно отталкивающие силы вместе. 

Три дня назад он осознанно остался в Гнезде Дьявола Лунной Погибели, которое было окружено чрезвычайно сильным изолирующим барьером. Несмотря на то, что этот барьер был известен, как самый сильный барьер на Континенте Бездонного Неба, даже силы Четырех Священных Владык не могли разрушить его. Но его ледяные языки пламени были чем-то, что нарушало законы и принципы этого мира. На самом деле, это было нечто, что можно было бы даже назвать небесным существованием! Когда он был еще только на шестой Небесной ступени внутренней силы, он уже смог использовать это ледяное пламя, чтобы растопить стены Изначального Ковчега. Когда он достиг начальных стадий Императорской ступени внутренней силы, эти ледяные огни смогли полностью уничтожить старейшину Ши из Божественного Дворца Солнца и Луны, когда он просто прикоснулся к ним. 

- Жасмин, этот барьер может считаться самым сильным барьером на Континенте Бездонного Неба, но он не должен быть более прочным и упругим, чем Изначальный Ковчег, верно!? Ледяное пламя смогло повредить Изначальный Ковчег, поэтому оно сможет разбить и этот барьер, - с уверенностью сказал Юнь Чэ. 

- Изначальный Ковчег - из Первозданной Эры, так при чем здесь этот запечатывающий барьер? – презрительно ответила Жасмин. 

- Но не забывай, чтобы выйти, тебе понадобилось целых шесть месяцев, чтобы проломить стену Изначального Ковчега, и ты использовал почти тысячу ледяных пламеней в этом процессе.

- Более того, стены Изначального Ковчега не имели возможности самостоятельно восстанавливаться. Не забывай, даже если этот запечатывающий барьер намного слабее, чем Изначальный Ковчег, в тот момент, когда на нем появляются повреждения, он быстро восстанавливает себя! Поэтому, если ты хочешь выбраться, тебе нужно сделать довольно большую дыру!  

- Это я знаю, – сказал Юнь Чэ, слегка кивнув в ответ. - Ты думаешь, что я смогу добиться успеха?

- Я не знаю, - ответила Жасмин, не подумав, но после добавила. - Так называемое «ледяное пламя», которое ты держишь в руках, нарушает все принципы и законы мира! Раньше я даже не слышала о нем. Более того, я всегда была не в состоянии понять, по каким принципам оно действует, и я также не понимаю его мощи... Невозможно с помощью обычных знаний или здравого смысла предсказать, на что оно способно.

- Полгода назад в Божественном Дворце Ледяного Облака старейшина из Божественного Дворца Солнца и Луны просто коснулся ледяного пламени и не смог даже оказать никакого сопротивления, потому что был до такой степени сожжен, что даже его кости рассыпались. Этот результат превзошел мои ожидания. Сегодня я, естественно, не могу сказать ничего конкретного, поэтому тебе стоит просто попробовать. 

- Хорошо, давай сделаем это! 

Юнь Чэ сначала опустил руки, а затем сделал резкое движение вперед. Это действие направило ледяное пламя к запечатывающему барьеру.

Деструктивная мощь ледяного пламени была ужасающей, и Юнь Чэ был убежден, что оно сможет серьезно ранить даже одного из Четырех Мастеров, если они соприкоснутся с ним. Создание ледяного пламени требовало не только полного сосредоточения, но и много времени. Также он должен был быть предельно осторожен в обращении с ними. Он не осмелился использовать слишком много силы, когда бросил его. Поэтому, хотя оно было полезно при убийствах, но оно было непригодным для использования его в качестве биты. 

В противном случае, если бы ледяное пламя можно было бы вызвать так же легко, как и все другое, и выбросить его с полной силой, оно могло бы разрушить Континент Бездонного Неба. 

Ледяное пламя начало беззвучно гореть в тот момент, когда вошло в контакт с барьером. 

Горение ледяного пламени всегда было беззвучным. Данная ситуация не была исключением… Юнь Чэ стал свидетелем того, как ледяное пламя мгновенно прожигает круглое отверстие в этом невероятно мощном барьере, который существовал целые десять тысяч лет... 

Казало, что дыра прожигается в шелковой ткани. 

Пока, эта дыра была размером с его ладонь, ледяное пламя продолжало разъедать барьер, и она становилась все шире и шире. К тому времени, когда ледяное пламя рассеялось, дыра была размером в полфута... Но она была еще не достаточно глубокой, чтобы пробить барьер. 

"Шшшш!!!"

Звук испепеляющей молнии непрерывно звенел в воздухе, синий свет вокруг поврежденного барьера начал мигать. Энергия поднималась со всех сторон, и барьер начинал рябить, как вода. 

Спустя одно дыхание, рябь утихла, и отверстие, прожженное ледяным пламенем, окончательно исчезло. Он даже не смог увидеть ни единого следа от того повреждения, которое было ранее нанесено.  

Юнь Чэ: 

- …

По ту сторону барьера. 

- Сюэ’эр, почему бы тебе не вернуться с Королевским отцом... Королевский отец непременно прикажет людям следить за этим местом двадцать четыре часа в сутки. Если появиться какое-либо движение, я немедленно предупрежу тебя. Хорошо? 

Фэн Хэн Конг с болью смотрел на дочь, пытаясь изо всех сил поговорить с ней. Последние три дня она ела раз в день. Он мог видеть, что Фэн Сюэ’эр с каждым днем становится все слабее. Но, как бы то ни было, Фэн Сюэ'эр отказалась сдвинуться с места. 

Зная свою собственную дочь, она не была упрямым человеком. Напротив, она всегда была послушна по отношению к нему и Богу Феникса. Она всегда слушала, что они говорили. 

Но, как только что-то касалось Юнь Чэ, она на самом деле становилась очень упрямой... или, можно даже сказать, непоколебимой и решительной. 

До этого Юнь Чэ был человеком, которого он ненавидел больше всего, и он едва мог сдержать свое желание, чтобы лично не покончить с ним... Но сейчас изо всех сил он горячо молился, чтобы Юнь Чэ был все еще жив. И он даже молился о том, чтобы тот был абсолютно невредим. Потому что он боялся, что улыбка его дочери навсегда исчезнет, если что-то действительно случится с Юнь Чэ. 

- Королевский Отец, тебе не нужно беспокоиться обо мне. Старший Брат Юнь точно будет в порядке. Более того, он заботится обо мне очень сильно и он определенно не заставит меня долго ждать.  

Фэн Сюэ’эр закрыла глаза, она говорила очень мягко, обе ее руки все еще были прижаты к ее груди.

- Божественный Мастер Феникса, перестаньте пытаться ее убедить. Завтра день Конференции Дьявольского Меча, поэтому ты должен быть занят подготовкой многих вещей. Тебе не нужно беспокоиться о Маленькой сестре Сюэ’эр, оставь ее мне.  

Ся Юань Ба выбрала момент, чтобы высказаться.

Небо потемнело, и на нем были видны звезды. Занавес ночи уже опускался над синим небом и океаном. Как только этот занавес ночи будет пронизан светом солнца, это будет сигналом к началу Конференции Дьявольского Меча. В общем, оставалось всего десять-двенадцать часов до начала. 

В этом чрезвычайно редком случае почти все лучшие практики Континента Бездонного Неба будут собраны в одном месте. Встреча, которая якобы предназначалась для изучения «Божественной тайны», была событием, которое многие из его участников с нетерпением ждали.  

- Ха-ха... 

Губы Фэн Хэн Куна шевельнулись, но, в конце концов, он только вздохнул. Тот факт, что Юнь Чэ был запечатан внутри Гнезда Дьявола Лунной Погибели, уже давно распространился через Верховный Океанический Дворец, поэтому все люди, которые пришли на Конференцию Дьявольского Меча, хорошо знали об этом. Поначалу люди находились в этом месте, чтобы убедиться, что Юнь Чэ действительно сможет убежать из этого места. Но на второй день мало кто пришел.

На третий день все думали, что Юнь Че был мертв. 

Потому что это было Гнездо Дьявола Лунной Погибели!!! 

Даже Четыре Священных Мастера не смогли бы продержаться там и один целый день. 

- Сюэ’эр, если ты действительно веришь, что Юнь Чэ обязательно вернется живым, тогда твой Королевский отец тоже поверит в это... Поэтому твой Королевский отец тоже будет приезжать сюда каждый день. 

Перед отъездом Фэн Хэн Кун слегка похлопал Фэн Сюэ'эр по плечу и тихо вздохнул, подавляя свои эмоции. 

Он начинал все больше понимать, что для Секты Божественного Феникса связаться с этим Юнь Чэ... было величайшим бедствием, которое поразило их за последние пять тысяч лет!!! 

По сравнению с Фэн Сюэ’эр, Ся Юань Ба был гораздо меньше обеспокоен нынешней ситуацией. Когда пробудились Тиранические Императорские Божественные Вены, его темперамент, психическое состояние и воля были затронуты ими. Он был гораздо лучше и позитивнее, чем раньше. Это в сочетании с тем фактом, что он абсолютно доверял Юнь Чэ, и несмотря на то, что прошло три дня, он все же твердо верил, что Юнь Чэ был достаточно уверенным в том, что сможет убежать, если он был готов остаться в Дьявольском гнезде. 

- Что мы можем использовать, чтобы пробить дыру в этом барьере...  

Ся Юань Ба уставился на барьер с нахмуренными бровями, его мысли метались и извивались, когда он копался в своих воспоминаниях, чтобы ответить на этот вопрос.

В это мгновение тонкое тело Фэн Сюэ’эр внезапно задрожало от возмущения, ее глаза открылись, и она спросила взволнованным тоном. 

- Старший Брат, ты только что слышал звук?

- Звук? Какой звук? – удивленно спросил Ся Юань Ба.

Он был глубоко погружен в свои мысли, поэтому ничего не слышал. 

- Он послышался из-за барьера! 

Тело Фэн Сюээра спустилось, и она закричала очень эмоционально:

- Старший Брат Юнь, это ты... Старший Брат Юнь, это точно ты, да!?

Внутри Гнезда Дьявола Лунной Погибели. 

- Хотя этот барьер немного сильнее, чем я ожидал, в конце концов, его все же можно уничтожить ледяным пламенем. 

Хотя его первая попытка закончилась неудачей, на лице Юнь Чэ не было никаких признаков разочарования. Он сделал два шага назад и снова вытянул обе руки. Его левая рука пылала, в то время как в правой руке застыла ледяная энергия... Однако на этот раз он подумал о повреждениях, которые мог получить, и он распространил всю свою сильнейшую внутреннюю энергию. Огонь слева от него начал гореть еще интенсивнее, в то время как справа, начала собираться ледяная энергия... Даже после того, как он собрал эти энергии более чем за десять вдохов, он не останавливался. 

- Ты сейчас напрасно рискуешь! Мне понадобится не больше одного-двух дней, чтобы восстановить свое тело! Разве ты не можешь подождать недолго!? Еще раз зайти так далеко, что... Твои раны еще даже не зажили, твои внутренние вены все еще имеют пустоту! Поэтому, пытаясь силой создать такое гигантское ледяное пламя сейчас, ты играешь своей жизнью! – сказала Жасмин, как только заметила, что он намеревается сделать.  

- Нет! - Юнь Чэ покачал головой, очень уверенно глядя ей в глаза. - Если бы это было раньше, я бы действительно играл своей жизнью. Но сейчас я почти на сто процентов уверен, что смогу это осуществить.

- Уверен на сто процентов? Откуда такая уверенность? – подозрительно спросила Жасмин. - Раньше ты даже не пытался сделать такое огромное ледяное пламя! Не говоря уже о попытках сделать его в твоем нынешнем состоянии!

- Когда я только проснулся, я понял, что мой ум не только не был исчерпан, но он оставался, на самом деле, ясным. Я даже чувствую, что моя умственная сила начала внезапно улучшаться не по дням, а по часам. Когда я только заклинал этот первый шар ледяного пламени, я понял, что не ошибся. Несмотря на серьезные травмы, которые я получил, и нынешний недостаток моей внутренней силы, разве ты не заметила, что время, необходимое для создания этого ледяного пламени, понадобилось намного меньше, чем обычно? 

- …Я тоже почувствовала, было довольно странно, что твоя голова не была ни капельки тяжелее после того, как ты очнулся, – сказала Жасмин, задумавшись на мгновение.

После этого она пробормотала: 

- Неужели после того, как он перенес эту чрезвычайно мучительную кражу души... его душа действительно поднялась на новый уровень? Или это... Душа Бога Дракона, Душа Феникса и Душа Золотого Ворона теперь были еще более тесно связаны с его душой?

Или могло быть, что… все это произошло одновременно!? 

- Всякий раз, когда я в прошлом пытался создать ледяное пламя, неуверенность бессознательно проявлялась в моем сердце, и в это время в моей голове звенели колокола. Это заставило меня почувствовать, что у меня нет никаких шансов на успех, и что если бы я попытался его создать, это только привело бы к катастрофическим последствиям для меня. Но на этот раз, несмотря на то, что я все еще чувствую боль, у меня нет чувства опасности или каких-либо сомнений в себе. Наоборот, мое сердце спокойное. 

Юнь Чэ сделал глубокий вдох, отдернул руки и заново начал объединять чрезвычайно сильный огонь и ледяное пламя.  

Прошло пятнадцать минут ... 

Прошло полчаса...

Этот процесс закончился только через сорок пять минут. Юнь Чэ открыл глаза и ледяное синее пламя, которое было полтора фута в высоту, тихо горело в центре его ладони! 

- Подумать только, что... - Жасмин сделала небольшой вдох.  

- Адский цветок Удумбара не только не причинил вред твоей душе, но и, на самом деле, дал мощный импульс силы. Ты действительно странный.

Грудь Юнь Чэ на мгновение расширилась. Его лоб был покрыт холодным потом, на его лице читалось сильное волнение.  

Пламя, которое было всего лишь полтора фута, было незначительным и жалким, это были обычные языки пламени. Но когда оно соединилось с ледяным пламенем, то превратилось в ужасающее пламя. Несмотря на то, из центра ладоней Юнь Чэ не было слышно никакого звука, только Юнь Чэ знал, что, хотя он только что создал это пламя, он уже начал терять над ними контроль. 

- На этот раз я точно смогу разнести этот барьер! - пробормотал Юнь Чэ про себя и осторожно вытянул руки вперед.