Восставший против неба.

Глава 790. Моя Жасмин (часть 3).

 

Изображение Бога Дракона стало невероятно слабым, и казалось, что оно исчезнет в любой момент. В это мгновение зрачки Юнь Чэ сверкнули огненным светом, в комнате раздался крик Феникса, и его образ появился за спиной. 

После выпуска Души Дракона он освободил Душу Феникса на полную мощность. Слабая Душа Дракона и недавно зажженная Душа Феникса объединили силы, чтобы немного ослабить крадущее воздействие на душу Адского цветка Удумбара. Юнь Чэ издал рык и бросился вперед. Во время этого рывка он пробежал еще три метра. Теперь он был всего в двадцати метрах от Адского цветка Удумбара! 

- Что... какие доказательства тебя могут остановить? - напряженный голос Жасмин выдал ее, показав, что она теряет контроль над своими эмоциями.

Жасмин глубоко вдохнула, чтобы заставить себя сохранить спокойствие, и продолжила:

- Ладно... ладно... Может быть, ты останешься довольным только после того, как затащишь меня в могилу вместе с собой из-за того, что тебя замучит до смерти боль от кражи твоей души!? Если ты не поторопишься и не вернешься в безопасное место, ты обречёшь к этому и меня! Я столько лет терпела этот дьявольский яд, и мне было нелегко добраться до этого момента! Так что если твоя глупость сегодня закончится тем, что я буду обречена на смерть... Я никогда не прощу тебя, даже в нашей следующей жизни!

Пламя Души Феникса все еще горело, но оно начало становиться все слабее и слабее. Юнь Чэ теперь был всего в восемнадцати метрах от Адского цветка Удумбара... Даже Жасмин не могла поверить, что Юнь Чэ способен выдержать эту ужасающую способность кражи души и боль разлуки с ней. Он был близок к Адскому цветку Удумбара. Его жалкие крики от боли стали настолько хриплыми, что почти казались не похожими на человеческие. Его действия были настолько слабы, что он походил на старика, который был при смерти. Но его руки и его тело продолжали медленно ползти вперед дюйм за дюймом... 

Если бы Дьявол Лунной Погибели был все еще жив, возможно, даже он не смог бы поверить в то, что сейчас происходило.  

- Жасмин... - Юнь Чэ пробормотал настолько тихим голосом, что даже сам не мог отчетливо его слышать. - Поверь мне... я смогу... сделать это... Ты даже... младше меня... Но с такого юного возраста... ты могла... полагаться только на одного человека... чтобы жить... Я знаю, как... больно... и грустно... так жить... Даже при том, что ты... надменная... упрямая... бессердечная... и ты любишь ругать меня... Ты никогда не позволяла... мне тебя жалеть... но... я знаю, что... ты хочешь свободы... больше всего на свете... Если... мы упустим этот шанс... Я не знаю... сколько еще лет нам нужно будет... Я... точно... не... 

- ААХХХ!!! 

Еще один резонансный крик пронзил воздух; образ третьего Божественного Духа появился за Юнь Чэ. Душа Золотого Ворона тоже воспламенила Юнь Чэ, он без всяких колебаний использовал всю свою энергию души. 

Этот взрыв душевной энергии позволил теперь ясно мыслящему Юнь Чэ снова двигаться вперед. Он был всего в пятнадцати метрах от Адского цветка Удумбара, когда снова упал на землю. Но эти короткие пятнадцать метров были самым широким и ужасным расстоянием на всем Континенте Бездонного Неба.   

Никто, кто сам не был в такой ситуации, никогда не сможет себе представить того, что пережил Юнь Чэ. 

Душа Бога Дракона, Душа Феникса, Душа Золотого Ворона... Все три изображения Божественных Душ излучали свет. Изображения Феникса и Бога Дракона стали уже очень тонкими и слабыми, но Юнь Чэ все еще отчаянно держался, используя последние капли энергии души. Если бы у него не было защиты этих трех Великих Божественный Душ, его душа давно бы раскололась на бесчисленные кусочки.  

В пятнадцати метрах... Это была дистанция, в которую Жасмин едва могла поверить. Но она знала, как безнадежно было бы попытаться пересечь эти последние пятнадцать метров. Даже если бы Юнь Чэ был на пике своего развития, он не смог бы преодолеть этот последний отрезок... Кроме того, сила Божественной Души, на которую он рассчитывал, сильно ослабла. 

Но Юнь Чэ с помощью своих рук удалось поднять свое тело и он пополз в направлении к Адскому цветку Удумбара, как улитка... Жасмин внимательно наблюдала за ним, но не могла понять, какую силу сейчас использует Юнь Чэ, продолжая двигаться вперед. 

- Что... что заставит тебя сдаться?! - голос Жасмин дрожал так сильно, что был почти неузнаваем.

Она отвернулась и закрыла глаза... Учитывая ее характер, она больше не осмеливалась взглянуть на Юнь Чэ.

- В последний... я скажу это в последний раз! Немедленно... убирайся отсюда!!! Это приказ! Я - твоя хозяйка... и ты прекрасно знаешь, что нужно всегда подчиняться своей госпоже. Или ты восстанешь против приказа своей хозяйки!?

Руку Юнь Чэ скрючила судорога, но его тело снова двигалось вперед. Оно извивалось и судорожно дергалось, словно он был умирающим жуком, и это были последние моменты его жизни... За его спиной исчезли изображения Бога Дракона и Феникса, и только слабый свет изображения Золотого Ворона все еще мерцал.  

- Приказу хозяйки нельзя не повиноваться... 

Глаза Юнь Чэ все еще оставались открытыми, и его окровавленный рот прошептал слова:

- Но в моем сердце... ты не просто... моя госпожа... Ты также... моя... Жасмин!!!  

...Тело Жасмин задрожало. Ее сердце стало учащенно биться, как будто что-то взорвалось в самых глубинах ее души. 

- УУААААХХХХ!!! 

Изображение Золотого Ворона тоже исчезло. В тот момент, когда все три изображения Божественного Духа исчезли, тело Юнь Чэ внезапно осветилось пламенем, и можно было увидеть алый глубокий свет... 

Три капли крови происхождения Феникса и девять капель крови происхождения Золотого Ворона были зажжены им в тот момент. Это был второй раз, когда он это использовал после своего поединка с Ся Цин Юэ! Отличие заключалось в том, что в первый раз он извлек исходную кровь из своего тела, чтобы разжечь ее, но на этот раз он зажег ее, пока кровь все еще оставалась в его теле. 

В то же время он также решительно открыл четвертые врата Злого Бога, что привело к потере половины его жизни за такой короткий период времени. 

Грохот… Небес! 

Как насекомое перед смертью, Юнь Чэ яростно бросился вперед. Вокруг него пылало прижигающее пламя. В одно мгновение он преодолел расстояние в пятнадцать метров. С помощью оставшейся воли он примерно установил направление, где находился фиолетовый свет. Он отчаянно протянул левую руку, которая вспыхнула зеленым светом в тот момент, когда коснулась этого света, напоминавшего глаза дьявола... 

"Взрыв!!!" 

Юнь Чэ остановился и тяжело упал на землю. Все раны, от которых только что оправилось его тело, полностью разорвались, как внутренние, так и внешние. Кроме того, они стали еще хуже, чем прежде. Они были настолько серьезны, что Юнь Чэ мгновенно потерял сознание и лежал неподвижно. 

Наконец, мир в Гнезде Дьявола Лунной Погибели погрузился в свое темное тихое одиночество... Более того, это была абсолютная тьма, и ни один луч света не проникал в это место. 

Жасмин замерла. Она долгое время не двигалась и не говорила... Единственное, что можно было увидеть, это две струйки, пробегающие по ее белоснежному лицу. Они не прекращались, слезы текли все быстрее и быстрее в этой полной тишине. 

_____________________________ 

_____________________________ 

- Ууу... Это невозможно... Старший брат... Я не хочу, чтобы ты умер... Уууу... Я не хочу этого... не хочу этого!!! 

- Жасмин... не плачь... Даже если Старшего Брата нет рядом, ты все равно должна... оставаться сильной... Тебе все еще нужно... защищать... После всего она... Кхе-кхе-кхе... 

- Я... я понимаю. Я защищу, я буду защищать ее так же, как защищал меня Старший Брат. Я должна быть сильной… Я должна также... должна также убить этого человека... убить всех людей этого астрального мира, чтобы отомстить за моего брата...  

- Нет... пожалуйста, не... не перебрасывай свою месть на нее... 

- Почему..? Очевидно, она была той, кто повредил Старшего Брата... Почему Старший Брат все еще пытается защитить ее?!  

- Жасмин... ты еще молода. Когда ты подрастешь, ты научишься искренне кого-то любить. Именно тогда ты поймешь... Старший Брат, возможно, умер из-за нее... но я не жалею... У меня слишком много забот, которые я оставил... Жасмин... обещай Старшему Брату напоследок... В будущем... когда ты вырастешь... если наступит день, когда ты встретишь сильного мужчину, который будет относиться к тебе так же хорошо, как и Старший Брат, и будет готов отдать все ради тебя... даже свою жизнь, тогда заставь его... увезти тебя... подальше от этого места... навсегда... И чем дальше, тем лучше... так чтобы никто не смог тебя найти...  

- Нет... я не хочу... В этом мире никогда не будет человека, который будет обращаться со мной так же, как Старший Брат... Я хочу только Старшего Брата... Уу... уаааааааааахх...  

- Жасмин... ты обязательно встретишь такого человека... Потому что моя сестра... самая добрая... и самая красивая девушка... в мире... 

____________________________

____________________________

- ... 

Жасмин протянула свою маленькую руку и коснулась двух теплых ручейков слез, которые текли по ее лицу. Она не плакала со дня смерти своего брата, а это было слишком давно. В результате накопилось слишком много слез, и как бы она ни пыталась их контролировать, они все равно текли, не останавливаясь.

- Старший Брат, ты знаешь? Я действительно встретила того, кто подходит к этому описанию. 

- Но, как я могу…

- А? Старшая Сестра Жасмин, ты плачешь!

Пока Жасмин была в таком состоянии, что не заметила, что Хун'эр проснулась. Она встала рядом с Жасмин, и с любопытством глядела на ее заплаканное лицо. После того, как она несколько раз подтвердила то, о чем та думала, она внезапно начала кричать:

- Ого! Я всегда думала, что только я умею плакать, но похоже, что Старшая сестра Жасмин тоже умеет плакать... Это здорово!!!

Хун'эр всегда волновалась из-за самых странных вещей. Жасмин часто поощряла его, чтобы сделать счастливым. Она протянула руку и слегка схватила белую и тонкую руку Хун'эр.

- Хун'эр, если настанет день, когда меня не будет здесь, и я долго не буду возвращаться... ты должна послушно принимать слова своего хозяина, хорошо?

- Конечно, без проблем! - сказала Хун'эр и без колебаний кивнула головой.

Она весело улыбнулась и ответила:

- Я всегда была очень послушной... Да?

Хун'эр наконец уловила суть и с любопытством спросила Жасмин:

- Старшая Сестра Жасмин, тебя здесь не будет? Ты собираешься куда-нибудь уехать?

- Не знаю, возможно, я слишком много думала об этом, - ответила Жасмин, слегка улыбнувшись. - В любом случае, ты всегда должна послушно подчиняться своему господину, хорошо? Потому что кроме меня, твой хозяин тоже считает Хун'эр лучшей в этом мире, верно?

- Мм! – Хун'эр покорно кивнула головой.

Но после этого она наклонила голову и прошептала про себя:

- Все так странно. Сегодня Старшая сестра Жасмин кажется очень странной... Эх, мне уже все равно! Старшая сестра Жасмин, теперь, когда я проснулась, мой живот снова бурлит! Мне хочется съесть много вкусного!

-…………….

Не было ни звука, ни света. В безграничной темноте неподвижно лежал Юнь Чэ... и был ли он жив или уже умер, это была тайна.