Восставший против неба.

Глава 788. Моя Жасмин (часть 1).

 

Юнь Чэ осмотрел свои раны, прежде чем сосредоточиться, и устремился в сторону Адского цветка Удумбара. 

Эти четыре лепестка выпускали чрезвычайно причудливый и фантастический фиолетовый свет. Как только Юнь Чэ оказался в полуторастах метрах от него, он мог отчетливо ощущать, как его душа затягивается бесформенными руками. Прежде чем заговорить спокойным голосом, Юнь Чэ остановился и глубоко вдохнул.

 - Жасмин, не беспокойся. Я не так глуп, чтобы умереть из-за того, что я переоценил свои силы. Кроме того, моя жизнь по-прежнему связана с твоей. Впервые моя душа была почти похищена Адским цветком Удумбара, потому что до этого я еще не испытывал его истинного ужаса и я недостаточно хорошо подготовился.

- Тем не менее, сейчас я примерно знаю метод, который он использует, чтобы украсть душу. Учитывая то, что у него осталось только четыре лепестка, столкновение с ним гораздо менее страшно, чем раньше. Если я направлю все свои усилия и силы на эту попытку, возможно, что мне улыбнется удача. У меня также есть Небесный яд, так что, пока я могу приблизиться к нему, и думаю, это не будет проблемой. 

- Если я буду видеть, что результат может закончиться полным провалом, и я не увижу никакой надежды на успех, я откажусь. 

- Хм! 

Жасмин сердито фыркнула и ответила:

- В любом случае, я не могу остановить тебя, что бы я ни говорила, поэтому я больше не буду тебя беспокоить! Когда тебя замучают до такой степени, что ты начнешь умолять о смерти, не обвиняй меня в том, что я не предупредила тебя!

- Я понял. 

Обе руки Юнь Чэ медленно сжались в кулаки,а его брови нахмурились... Он был убежден, что никогда не сможет забыть, насколько ужасающей была способность кражи души у Адского цветка Удумбара. Когда он снова подумал об этом, вся его душа начала бесконтрольно дрожать, а в его сердце рождался сильный страх. 

Если бы вещь, которая находилась перед ним, была чем-то другим, даже если бы она была легендарным сокровищем, несравненным артефактом или даже горой Божественных Кристаллов, он, даже не взглянув на нее, развернулся бы и ушел… потому что он определенно не желал когда-либо испытывать боль от того, что его душу отнимают. 

Но перед ним был Адский цветок Удумбара... Единственный Адский цветок Удумбара в этом мире. 

- Я точно добьюсь успеха!

- Хах!!! 

Пробормотал Юнь Чэ. Все его тело начало пылать огнем, он поднялся в воздух, несясь с полной силой к Адскому цветку Удумбара. 

В первый раз, когда он приблизился к Адскому цветку Удумбара и был окутан его способностью кражи души, вся энергия его тела мгновенно рассеялась... Так что на этот раз он хотел посмотреть, сможет ли он использовать экстремальную скорость, чтобы достичь Адского цветка Удумбара за мгновение. 

"Динь…"

Адское фиолетовое сияние перед ним увеличилось, и мир внезапно умолк. После этого бесчисленные ледяные иглы безумно пронзили его душу, в то время как бесчисленные темные руки появились из глубин бездны, чтобы разорвать каждый уголок его души... 

"Взрыв!!!"

Юнь Чэ был брошен на землю - он упал с неба на землю. Все пламя на его теле было полностью погашено. Его душа скручивалась и сдавливалась, а огромная боль коснулась его внутренних органов, конечностей и остальных частей его тела. Каждый волосок и клетка тела Юнь Чэня скручивались и дрожали от боли. 

Изо всех сил он стиснул зубы, насильно удерживая внутри свои крики боли. Из-за этой огромной боли пред ним было огромное пятно, но он все еще мог ясно видеть этот странно красивый фиолетовый свет. До него было примерно пятьдесят метров. 

Именно этот пурпурный свет позволял ему удерживать свою почти раздробленную психику. Он заставил себя встать и попытался направиться в сторону фиолетового света. Но сразу после того, как он сделал один шаг в этом направлении... Это был всего лишь один шаг ближе к цветку... но в одно мгновение тысячи игл, которые наносили удары в его душу, превратились в десять тысяч... 

Когда он потратил половину своей жизни, нанося смертельный удар Дьяволу Лунной Погибели, разорвав его тело в клочья, он даже не издал ни единого звука боли. Сейчас же Юнь Чэ выпускал изнуряющий крик. Сделать еще один шаг ближе - это как пройти через ад и найти еще один ад в самом аду. Он чувствовал, как его тело и душа разрываются на крошечные кусочки. Эта боль намного превышала любую боль, которую Юнь Чэ когда-либо знал прежде, она даже превосходила понимание Юнь Чэ самой боли! 

Кроме того, эта сильная боль породила ужасно растущий ужас! 

Страх и ужас мгновенно поглотили всю оставшуюся волю и храбрость Юнь Чэ. Его искривленное тело отреагировало само по себе - оно рухнуло назад. 

Ощущение раздвоения его души и ужасающая боль резко уменьшались с каждым дюймом, на который он отступал. Как только его разум очистился, он, естественно, восстановил контроль над своей силой и телом. Юнь Чэ продолжал шататься назад-вперед, спотыкаясь о землю, когда шел. Наконец он остановился, когда достиг дистанции, на которой он мог переносить эту боль. Оба его колена опустились на землю, он использовал свои руки, чтобы поддерживать себя. Юнь Чэ тяжело дышал, и пот лился по его лбу. В мгновение ока земля под его головой пропиталась влагой. 

- Хаах... Хаах... Хаах... 

Его тело продолжало бесконтрольно судорожно сжиматься, он делал большие глотки воздуха. В этот момент Юнь Чэ почувствовал, что перенес жесточайшие пытки во всем мире... Нет! Эта боль была гораздо страшнее любой пытки, которую он мог себе представить. 

Он повернул голову, подняв свое пастообразно-белое лицо, чтобы посмотреть на место, которое он постиг ранее. Оно находилось всего в сорока пяти метрах от Адского цветка Удумбара. Юнь Чэ чувствовал, что это расстояние является пределом того, что он может вынести. Если бы он попытался двигаться вперед, даже если бы это был единственный крошечный шаг... с этого момента он не смог бы вынести боль. 

Он также не мог представить, какой ужасный ад ждет его, если он продолжит делать шаги вперед. Он также с трудом мог представить, какой ужасный мир ждет его, когда будет в пределах одного шага от Адского цветка Удумбара. 

Сорок пять метров... В обычной ситуации для него это было бы короткой дистанцией. Но в данном месте это казалось ужасно большим расстоянием, даже больше, чем разрыв, растянувшийся на миллионы километров. 

Один шаг был, как шаг в пропасть... 

- Ты... в порядке? - спросила Жасмин голосом, озаренным беспокойством.

Но как только она заметила беспокойство в своем голосе, то сразу же изменила его на более холодный тон. 

- Хм! Это результат твоей переоценки своих сил! Я скажу это еще раз! Адский цветок Удумбара - это не то, к чему может приблизиться такой человек как ты! Что касается боли, которая ворует душу, ты испытал ее уже во второй раз! Честно говоря, тот факт, что ты не сдался, просто необъясним! Потому что такую боль, даже если это была бы я... даже если бы это был бог из легенд, все равно было бы очень тяжело ее перенести!

Когда Жасмин закончила говорить, Юнь Чэ снова встал на ноги. После этого он обернулся и снова встретился с Адским цветком Удумбара. Но на этот раз непоколебимая решимость в его глазах уже давно исчезла, и вместо этого... вместо обычного страха надвинулся необъятный страх. 

За последние несколько лет Юнь Чэ ничего не боялся - будь то невыносимая сила, приближение смерти или естественная сила, которой он не мог противостоять... 

Это был первый раз, когда он испытывал страх из-за боли. 

"Хруст!" 

Он так сильно сжал левую руку, что сломал кости двумя пальцами... но его бледное лицо даже не дрогнуло. Потому что это было похоже на укус муравья, по сравнению с той болью, которую он испытал, когда его душу пытались украсть.  

Его ноги начали передвигаться, он снова начал приближаться к Адскому цветку Удумбара. 

- Что ты делаешь? 

Его действия потрясли Жасмин. Она очень ясно понимала, какую боль испытывал Юнь Чэ, и она тоже чувствовала страх, который наполнял его. Поэтому она думала, что Юнь Чэ никогда больше не попытается приблизиться к Адскому цветку Удумбара... и возможно, он даже не рискнет больше взглянуть на него, но он на самом деле... пытался снова приблизиться к нему!

- Я все еще... еще не... еще не закончил! - хрипло ответил Юнь Чэ.

Его голос все еще дрожал из-за страха. 

- Ты... Ты действительно не сдался!? Неужели ты будешь по-настоящему плакать, только когда увидишь собственную могилу?! - сердито крикнула Жасмин. 

- Этот Адский цветок Удумбара... он прямо передо мной! Прямо сейчас, всего в шестидесяти метрах отсюда! Если я откажусь от своей цели из-за этого небольшого препятствия, тогда, где... я найду возможностсь, чтобы увидеть тебя!? 

- Меня!? - закричала Жасмин с удивлением. - ...какое небольшое препятствие!? Как преодолеть в этом мире такое маленькое препятствие!? Боль, которую ощущает твое тело, просачивается в твою душу, а боль души не сравнится с той, которую может причинить простая физическая боль.

Жасмин однажды почувствовала настоящую изнуряющую боль души. Это было, когда она унаследовала силы Небесного Звездного Бога. Так что у нее было очень четкое понимание этой боли! Даже кто-то такой сильный, как она, дрожал от страха каждый раз при воспоминании об этом опыте. И по сей день ей все равно не хватило бы мужества повторить этот опыт во второй раз!

Но ради Адского цветка Удумбара Юнь Чэ был готов столкнуться с этой болью в третий раз!!! 

Юнь Чэ не дождался ответа Жасмин. С громким грохотом он снова бросился к Адскому цветку Удумбара в то время, как Жасмин все еще была ошеломлена. 

Сорок пять метров... Это расстояние снова казалось небольшим. Еще раз Юнь Чэ почувствовал, что вся сила в его теле рассеивается, он упал на землю от боли. Он открыл глаза настолько широко, что казалось, будто они взорвутся, и он стиснул зубы так сильно, что они чуть не сломались, и сделал огромный шаг вперед. 

- УАААААХХХХ!!! 

В каждом уголке Гнезда Дьявола Лунной Погибели раздался душераздирающий крик боли. Это было так пронзительно и остро, что даже камешки на земле начали дрожать. Эта мгновенная жгучая боль была чем-то, что Юнь Чэ не мог описать словами, и у него появилось ужасная мысль о самоубийстве, чтобы избежать этой боли.

Единственное, что наполняло его тело, был инстинкт бежать... бежать любой ценой! Пока его пронзительные крики продолжали раздирать воздух, тело Юнь Чэ качнулось и покатилось назад... К тому времени, когда он восстановил некоторое подобие ясности, он уже был в шестидесяти метрах от Цветка. 

Лицо Юнь Чэ было еще бледнее, чем прежде, и все его тело дрожало и тряслось, как насекомое, которое переживало спазмы смерти. Потоки холодного пота катились по его телу. Он крепко стиснул зубы... На этот раз потребовалось целых тридцать вдохов, прежде чем его тело наконец перестало дрожать. 

- Достаточно, не пытайся повторить это снова. Сколько раз я должна тебе говорить, ты не сможешь добиться успеха! Ты страдаешь ни за что!  

На этот раз Жасмин не ругала его, в ее голосе слышалась слабая дрожь. Сначала она была абсолютно уверена, что независимо от того, насколько сильна была воля человека, в тот момент, когда он испытает боль своей души, она оставит вечную темную память, и у этого человека даже не хватит смелости думать об этом. Но Юнь Чэ... снова бросился в бой.

Его отчаянные действия были настолько экстремальными, что они был сравнимы насильственному прыжку в глубокую пропасть, которую боятся даже боги. Это было не для удовлетворения его собственных эгоистических желаний... это было все для нее!!! 

Когда Юнь Чэ перенес пространственные бури в Изначальном Ковчеге, то, что он испытал, было самой сильной физической болью. Жасмин восхищалась его способностью выдержать все это, но она не была слишком удивлена этим. Но приравнивать физическую боль к боли души... это было на совершенно другом уровне!!! 

Насильственно вырывать душу из тела... это был процесс, который в миллионы раз более болезненный, чем удаление каждой отдельной кости и кровеносного сосуда из тела!